Год калининградской ОЭЗ: "полет" нормальный?

Все новости по теме: ОЭЗ
Год назад вступила в силу вступления в силу новая редакция федерального закона «Об особой экономической зоне в Калининградской области», заменившая таможенные льготы для ее резидентов налоговыми преференциями. О том, что это дало региону, «Росбалту» рассказал руководитель администрации ОЭЗ, министр экономики регионального правительства Феликс Лапин.

— Феликс Феликсович, способствовало ли принятие закона об особой экономической зоне росту инвестиций в регион?

- Сегодня уже можно сказать, что этот закон значительно прибавил инвестиционной привлекательности российскому эксклаву на Балтике. Хотя, напомню, что по этому поводу у его противников были большие сомнения: их смущало высокое пороговое значение объема инвестиций в 150 млн рублей, которое требовалось вложить в экономику области, чтобы стать резидентом ОЭЗ и получить полное освобождение от налогов на прибыль и имущество на первые шесть лет и половинную скидку на последующий такой же период.

Тем не менее, сейчас мы имеем уже 34 резидента с общим объемом инвестиций более 19,5 млрд рублей, из которых освоено 4,5 млрд. И на выходе у нас уже практически три готовых проекта. Так, для компании «Содружество-Соя» построен специальный причальный комплекс, и в середине мая мы ждем самый большой истории региона сухогруз с бобами сои и запуска завода по их переработке. В июне планируется начать полномасштабное производство телевизионной техники на площадях технопарка, а в конце года компания «Инвестпроект» со 190 млн рублей инвестиций введет в строй завод по выпуску электронной техники.

Кроме того, готовится еще десяток проектов, по которым мы работаем с потенциальными инвесторами. Схема закона такова, что им выгоднее сначала организовать подготовку проекта и начало строительства своего производства, а уже потом становиться резидентами ОЭЗ. То есть можно с уверенностью говорить, что у нас есть хороший задел на будущее.

— Судя по вашим словам, с реализацией закона об ОЭЗ нет никаких проблем. Он настолько идеален?

- Идеальных законов не бывает, по определению. Несмотря на то, что формирование нормативной базы завершено, и сегодня идет ее совершенствование. В соответствии с поручением президента РФ, мы и РосСЭЗ ежеквартально отчитываемся перед правительством и при этом не скрываем проблем, с которыми сталкиваются инвесторы. Основной тормоз — это инфраструктурные ограничения, нехватка объемов поставляемого в область природного газа, недостаточная развитость транспортного комплекса. Об этом шла речь на недавнем заседании правительства, на котором выступил губернатор Георгий Боос, и по всем вопросам приняты соответствующие решения. В частности, предусматривается строительство нового глубоководного порта в Калининградской области, создание крупного транспортного узла по типу ХАБа в аэропорту «Храброво», масштабная модернизации дорог.

По газу подготовлено и предложено ОАО «Газпром» три варианта увеличения его поставок в область. Это доставка сжиженного газа как морским, так и наземным путем, отвод на Калининград от Северо-Европейского газопровода. Наши потребности мы объявили: на 2007 год — 1,5 млрд кубометров, на 2010 год — 3,1 млрд, а максимальный объем потребления к 2012 году должен составить 3,5 млрд кубометров.

— Но помимо ограничений, которые вы назвали, существуют еще проблема дефицита электроэнергии и инженерных сетей.

- Это не совсем верно. Как таковых ограничений генерирующих мощностей у нас нет: часть электроэнергии мы получаем от недавно введенной калининградской ТЭЦ-2, остальную из России перетоком через Литву. Есть другое — неразвитость электросетевого хозяйства, в связи с чем решением правительства области была создана Региональная энергетическая сетевая компания, которая за счет тарифа на присоединение должна построить за три года 13 крупных трансформаторных подстанций, которые мы расположили на территории региона с учетом строительства жилья и промышленных объектов. Думаю, что это позволит нам обеспечить поставку электроэнергии потребителям в нужном объеме.

Что же касается изношенных инженерных сетей коммунального хозяйства, то эта проблема решается двумя путями. Первый — концессионные соглашения, которые будут заключены уже в ближайшее время, что поможет их модернизировать и нарастить мощности. Кроме того, инвесторы строят свои локальные очистные сооружения. И, наконец, в порядке эксперимента мы готовим сейчас четыре промышленные зоны, которые будут оборудованы инженерными сетями, к ним будет подведена электроэнергия, что позволит потенциальным инвесторам сэкономить время на технической подготовке площадки. Они будут готовы к 2008 году и выставлены на продажу.

— Критики закона утверждают, что он выгоден только крупным инвесторам, а не малому бизнесу, являющемуся в развитых странах основой экономики, и что у него нет будущего. В связи с этим вопрос: обременяются резиденты так называемой локализацией, чтобы привлечь таким образом малое предпринимательство к участию в их проектах?

- Категорически не согласен с подобным утверждением. Во-первых, потому, что все региональные субъекты предпринимательства еще девять следующих лет могут работать в прежнем режиме и пользоваться льготами прежней редакции закона. Во-вторых, большинство промышленных компаний давно уже работает с инженеринговыми и консалтинговыми фирмами, которые представляют собой малый бизнес. Транспорт, логистика — тоже его ниша. Это, наконец, обслуживание потребительского рынка. Утилизация отходов — богатейшее направление, которым сегодня никто не занимается. В принципе, работы для малого, но серьезного, бизнеса очень много.

Теперь что касается обременений. Оно для резидентов одно — 30% добавленной стоимости продукции должно быть произведено на территории области. Заниматься ли локализацией производства, привлекая для выпуска комплектующих местный бизнес, – это инвесторы должны решать сами. Если им это будет выгодно, они и без обременений это организуют, как это делают все крупнейшие компании. Так, компания «Содружество-Соя», которая, помимо соевого завода, намерена построить предприятие по переработке рапса мощностью 300 тыс. тонн растительного масла в год и перерабатывать местное сырье, что позволит калининградским фермерам значительно расширить посевы этой культуры.

— Вы могли бы назвать отрасль, которая могла бы в перспективе стать локомотивом для всей экономики области?

- При разработке Стратегии социально-экономического развития региона до 2031 года мы рассматривали такой вариант, но решили, что концентрироваться на одной из отраслей было бы не совсем верно. Это слишком рискованно, потому что при изменении и даже колебаниях коньюктуры рынка чревато негативными последствиями. Поэтому считаем, что региональная экономика должна быть достаточно диверсифицирована. Безусловно, мы стремимся к тому, чтобы у нас, кроме материального производства, были и инновационные. Но для этого нам необходимо пройти путь создания своего научного потенциала. Это перспектива, но неблизкая и рассчитана на 15-20 лет.
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.