Почему некоторые наши хозяйства никак не выкарабкаются из нищеты?

Упадок современной деревни принято связывать с развалом прежней экономической системы на селе. Однако с тех пор прошло немало лет, кто мог, тот поднялся и даже пошел в гору. Но есть коллективы в аграрном секторе, о которых говорят: «еле-еле душа в теле». Увы, таковых у нас в области довольно много.


Голь на выдумки хитра

В крохотном по всем меркам ЗАО «Загорское» есть генеральный директор – Владимир Викторович Стрельчонок. Но сам он считает слово «генеральный» по отношении к своей должности несуразицей. И то верно, какой «генеральный директор» в коллективе из двадцати трех человек? Курам на смех… Директор – уже хорошо.

Совхоз «Загорское», по воспоминаниям старожилов, и в прежние-то времена большой славы не стяжал – ходил в середнячках. А уж нынче хозяйство и вовсе «лежачее», иначе и не скажешь. Хотя и люди здесь как будто не бесталанные. Вот прижало – не стало хватать денег на солярку для зерносушилки, так в Загорском нашелся умелец и переделал агрегат с жидкого топлива на твердое. Но если кто подумает, что «твердое топливо» - это уголь, то сильно ошибется. Для Загорского такое топливо – дрова. Если раньше в сутки на сушке зерна сжигали 800 килограммов дорогой солярки, то после внедрения «загорского ноу-хау» стали тратить 0,6 кубометра поленьев. А этого добра в лесу за поселком – бери – не хочу!

Автор, он же исполнитель идеи – Евгений Соловец, сэкономил таким образом для бывшего родного хозяйства немало средств… Сколько, правда, никто так и не подсчитал, поскольку считать-то особенно нечего – в кассе ЗАО давно гуляют сквозняки. И это несмотря на то, что вот уже лет семь весь урожай – тонн 800 в «Загорском» сушат, сжигая не более 15 кубометров дров.

Сам Соловец из хозяйства давно ушел – не могут здесь платить столько, сколько требует опытный и толковый механизатор. Теперь он трудится рядом – в фермерском хозяйстве, а его детище исправно работает на ЗАО «Загорское». Говорят, даже из Псковской области приезжали сюда опыт перенимать. Наверное, такие же бедолаги, которым на солярку средств недостает.

Сушилка для зерна – не последнее «рукоделие» местных умельцев. Один из двух в хозяйстве зерноуборочный комбайн (есть еще СК – «Нива») - импортный «Доминатор» - двадцати лет от роду, на нем нет живого места. Как говорит директор, все подшипники на германской машине – отечественные, решета переваренные. А где взять другие? Они же пять тысяч евро стоят – в пять раз дороже, чем все это «ископаемое» железо. К слову, месячная зарплата коллектива хозяйства – вдвое меньше.

- Но что обидно, - жалуется директор, - что и за эту рухлядь, которую взяли для «Загорского» почти десять лет назад уже изрядно подержанной, хозяйство не рассчиталось – должны полмиллиона рублей.

Вот и думает Стрельчонок, кто бы им этот долг простил, поскольку возвращать все равно нечем.

«Экономика должна быть экономной»

Был такой лозунг в эпоху развитого социализма. Что он означал на деле, правда, никто толком объяснить не мог – такая была экономика. Но звучало красиво. Похоже, лозунг тот пытаются претворить в жизнь сегодня в Загорском. Какую отрасль ни возьми – она оборачивается затратной, а потому внимания не заслуживает. Дойное стадо здесь довели до 85 голов, и не потому, что оставили самых продуктивных «буренок» (надои в хозяйстве - чуть выше двух тысяч килограммов молока на фуражную корову – коза дает больше). Просто кормов, кроме сена, нет. А без кормовых добавок и концентратов – какое молоко?

У директора, правда, свои резоны.

- Концентраты тогда дают отдачу, когда на килограмм получаешь прибавки два кило молока, - подсчитывает Стрельчонок. – Я чиновникам из областного минсельхоза на одном совещании так и сказал. А откуда мы денег на кормовые добавки возьмем, если литр молока у нас покупают по пять рублей? Пусть они там вначале разберутся, как с сельским хозяйством быть.

Поняли министерские чиновники директорскую логику или нет, неизвестно, но надои в Загорском с тех пор не выросли. В прошлом году хозяйство продало 150 тонн молока, выручив по этой статье 735 тысяч рублей, тогда как в позапрошлом - реализация составила 180 тонн, а за год до этого – на 50 тонн больше. То есть движение есть, но по наклонной… Экономия на кормах на пользу стаду не пошла.

Но корова – это не курица, от нее так просто не избавишься. А вот от свиней в Загорском освободились еще в пору развала совхоза, да с тех пор возродить эту самую скороспелую отрасль так и не могут. Между тем вполне пригодное для эксплуатации помещение свинарника в бывшем животноводческом городке пустует.

- Не выгодно, - считает директор.

Как же так, удивляюсь я про себя, вспоминая своего знакомого - руководителя ЗАО «Побединское» из Славского района Николая Мартюшева, который «на свиньях» получает прибыль, и немалую.

- Спрос на свинину сейчас есть, - осторожно продолжаю разговор с директором. – На рынке в Калининграде больше 180 рублей за килограмм свинины просят…

- Так то перекупщики, - как отрубает мой собеседник. – Когда-то им и 10 процентов прибыли хватало, а сейчас норовят взять на селе мясо по 80 рублей за килограмм живого веса, а «наварить» на нем еще столько же, если не больше.

Привожу последний аргумент – почему бы не заняться в хозяйстве рапсом – культурой для крестьянина интересной, ведь весь урожай можно отправить на экспорт и получить оплату в твердой валюте. Владимир Викторович ответил с обескураживающей простотой. Оказывается, не любит он заграницу, а в России, к нашему стыду, ни одного завода по переработке рапса не построили.

Переработки этой удивительной культуры у нас и впрямь нет, что не мешает калининградским фермерам продавать ее с немалой прибылью в Германию. Не помню, чтобы кто-то из знакомых сельхозпроизводителей при этом обижался на зарубежных покупателей. Напротив, обижает, говорят, свое правительство, которое нет-нет да поменяет правила игры, и прибыль от продажи семян рапса снизится. Такое случилось год назад. Но все равно рапс сегодня – самая выгодная и перспективная культура. И что бы им не заниматься?

Кстати, в Черняховском районе, где и расположено Загорское, площади под рапсом увеличиваются с каждым годом. Сегодня масличная культура в местных хозяйствах занимает в общей сложности (с учетом озимого и ярового сева) более 2300 гектаров. Затраты, считает начальник управления сельского хозяйства Черняховского городского округа Зинаида Ячменева, окупаются с лихвой. Правда, культура требует работы… Но без труда, говорят, только сурепка цветет.

А другие здесь живут совсем иначе…

Загорское – село не такое уж малое – около 600 жителей, да и не выглядит бедным. Так что местное ЗАО такое слабосильное не потому, что рабочих рук не хватает. Просто человек ищет, где ему лучше. Несколько бывших работников бывшего опять же совхоза открыли свое дело – успешно занимаются грузоперевозками и дают работу односельчанам. Еще один - ведет фермерское хозяйство. Живется, конечно, всем не просто – из совработников в предприниматели пойти, значит, поменять образ жизни, а это дается нелегко. Однако никто пока не пожалел, что ушел из хозяйства.

- О чем тут жалеть, - говорит главный бухгалтер Надежда Голощапова, - посмотрите, какие у нас заработки…

Смотрю: 3200 рублей – механизатор, другой – 1900, а вот доярка Валентина Николайчук в прошлом месяце заработала очень неплохо – больше семи тысяч рублей.

- Так она же за троих работает – дояркой, телятницей и скотником, - поясняет главбух. – Вот и я так же – и бухгалтер, и начальник отдела кадров, и секретарь. И все равно на жизнь с трудом хватает, скорее бы уж на пенсию. Да и пенсия - какая будет… на нее тоже не проживешь.

В своих проблемах загорцы сами виноваты, считают в районном управлении сельского хозяйства. Жизнь у них – не сахар, но у кого она легче? Однако же другие крутятся… И в пример ставят фермерское хозяйство «Рось» Александра Сторожука из поселка Щеглы. Начав практически на пустом месте, он создал производство, где занимается и рапсом, и картофелем, и овощами. Трудно, но живут, а не выживают.

Застать фермера дома оказалось пустой затеей.

- Он рано утром планерку проведет – и уезжает, - ответили на мой вопрос в конторе. – Куда? Да кто ж его знает, дел у руководителя вон сколько, за день надо в десяти местах побывать.

- Хлеб крестьянину никогда легко не давался, но кто работает, тот и зарабатывает, - считает Зинаида Ячменева. – А Сторожук, так тот на одной ноге крутится.

- Это как? - интересуюсь.

- Это значит - очень быстро, - поясняет моя собеседница. - Иначе – нельзя. Под лежачий камень и вода не течет.

И с этим нельзя не согласиться.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.