В этом году на продаже собственности областного центра мэрия уже "сделала" более одного миллиарда рублей

Все новости по теме: Недвижимость
«Девятьсот семьдесят тысяч восемьсот двадцать восемь рублей... – делает эффектную паузу секретарь аукционной комиссии и, обведя глазами публику, продолжает, – двадцать копеек». В зале – смех. Не до веселья разве что автору столь оригинальной цены – он с напряжением ожидает, когда вскроют письмо с предложением конкурента. Наконец секретарь вновь берется за ножницы, и из конверта на стол падает бумажка с семизначным числом...

Так, не без сюрпризов и приколов, проходил на прошлой неделе в мэрии Калининграда очередной аукцион по продаже муниципальной недвижимости. Когда торги завершились, на вопросы корреспондента «Калининградской правды Андрея Горбунова ответил председатель аукционной комиссии, возглавляющий комитет муниципального имущества, вице-мэр Александр КОВАЛЕНКО.

- Александр Борисович, на этом аукционе не было, казалось бы, традиционного для подобных мероприятий молоточка...

- Впрочем, как и на всех предыдущих. Дело в том, что применяемая нами форма проведения торгов (они открыты по составу участников и закрыты по способу подачи ценовых предложений) исключает необходимость использования этого инструмента. Следовательно, не нужно и нанимать человека, который умеет им орудовать и держать зал в напряжении, – профессионального аукциониста. При этом мы стараемся сохранять аукционную интригу – организуем работу так, чтобы участники торгов до их начала не знали друг о друге. Это позволяет реализовывать объекты недвижимости по самым выгодным ценам. В текущем году наш комитет уже внес в бюджет города более одного миллиарда «неналоговых» рублей. Половину этих денег дали приватизационные аукционы. Хотя из 111 помещений, подлежащих по решению горсовета продаже в этом году, за восемь с половиной месяцев реализовано лишь чуть больше половины. Замечу, в том, что мы снизили объемы продаж, ничего странного нет. Летом, как известно, деловая активность падает, поэтому нет смысла выставлять на торги объекты повышенного спроса.

Нынешний аукцион – первый после летнего затишья. Его итогами я вполне удовлетворен. Конечная цена на некоторые помещения в два-три раза превысила стартовую, к слову, выведенную рыночными оценщиками. В итоге за шесть объектов мы выручили, в общей сложности, почти пять миллионов рублей. В течение 15 суток со дня этого аукциона все эти деньги поступят на счет комитета по финансам мэрии.

- А может получиться так, как в известном произведении Ильфа и Петрова, – выиграл, но не заплатил?

- Надеюсь, что на сей раз – нет. Ведь если победители не рассчитаются с нами, их залоги в размере 30 процентов от стартовой цены, дававшие право на участие в торгах, поступят в бюджет города, а выигранные помещения вновь будут выставлены на аукцион. Таковы правила. Вообще на моей памяти (а я провожу аукционы вот уже четыре года) было всего три случая отказа. Один победитель не захотел выкупать свой лот в связи с тем, что до торгов не посмотрел выставленное на них помещение. Другой, не местный, просто куда-то исчез...

- Бывает ли, что 15-дневный срок оплаты растягивается на более длительный период?

- Да, такое случается, когда мы имеем дело с очень дорогостоящими объектами, цены на которые исчисляются десятками, даже сотнями миллионов рублей. Тогда мы по просьбе победителя применяем разные схемы оплаты, в том числе и рассрочку платежа, но не более чем на текущий финансовый год.

- Не к таким ли экстраординарным «объектам» относится лот из семи аптечных помещений, проданный 6 июня этого года за 189 с «хвостиком» миллионов рублей московской коммерческой структуре?

- Здесь ситуация такова. Когда победитель торгов обратился к нам – мол, я заплачу, а вы передавайте объекты, возникли сложности. В частности, нужно было освободить помещения от прежнего арендатора и при этом не прервать процесс обеспечения населения лекарствами. В особенности психотропными, наркологическими и сильнодействующими препаратами. Но пункты, где торгуют такими лекарствами, должны быть предварительно лицензированы Росздравнадзором. Причем подавать туда заявку имеет право лишь тот, кому эти пункты принадлежат на условиях аренды или собственности. С учетом этих обстоятельств мы, собственно, и согласовали с победителем схему постепенной передачи ему помещений.

Компания-победитель заплатила городу уже 134 миллиона рублей. Остаток суммы она внесет до конца года. В том, что это будет именно так, не сомневаюсь – люди, с которыми мы имеем дело, весьма серьезные.

Необходимо заметить, что аукцион по продаже аптек мэрия намеревалась провести еще в конце прошлого года. Почему тогда не «срослось»? Потому что в информационном сообщении о торгах ничего не говорилось об обязательных обременениях – о том, что выставляемые аптечные помещения не могут быть впоследствии их владельцем перепрофилированы. То, что это условие было зафиксировано в текстах соглашений о внесении задатков и других документах, горсовет счел недостаточным. Поэтому пришлось аукцион перенести...

Кстати, кое-кто упрекает нас в том, что мы якобы не следим за тем, что происходит с аптечными пунктами, а продали их и забыли. Это не так. Раз в две недели обязательно докладываем мэру о том, как обстоят дела. В свою очередь эти критики почему-то не вспоминают о наших неоднократных обращениях в областное министерство здравоохранения и в лицензирующий орган с просьбой поддержать нас – выдать победителю лицензии не

в шесть месяцев, как это обычно бывает, а хотя бы за два. На все эти обращения мы так и не получили ответа...

- Читатели нашей газеты жалуются на то, что перешедшие в новые руки аптеки на улице Маршала Борзова, в поселках Чкаловске и А. Космодемьянского вот уже третий месяц не функционируют...

- В Чкаловске аптека заработает уже в начале октября. Не за горами и открытие аптеки в поселке А. Космодемьянского. Кстати, чтобы жители его не страдали в период передачи имущества от одного оператора к другому, мы в экстренном порядке сдали там несколько помещений в аренду под временные аптечные пункты.

Нас часто спрашивают, так уж ли было нужно продавать аптеки. Не скрою, что мы были вынуждены пойти на это из-за позиции прежнего арендатора. Например, от пункта в Чкаловске тот отказался, как сообщил, по причине его нерентабельности. По поводу же другого объекта арендатор заявил следующее: мол, в связи с тем, что делает там какие-то капли, которые потом продает за копейки, он не желает ни помещение ремонтировать, ни за его аренду платить, ни льготников полноценно обслуживать. Спрашивается, почему мы должны соглашаться на такие условия?

Вообще, бытует мнение о том, что от сдачи своих помещений в аренду муниципалитет гарантированно получает серьезные деньги. Что этот источник доходов якобы неисчерпаем, а потому от него не стоит отказываться. Но кроме прав у собственника объектов недвижимости есть еще и обязанности. Одна из них – содержать сдаваемые в арену помещения в нормальном состоянии. Если этого не делать, арендатор может самостоятельно поменять окна или, скажем, постелить новые полы, а затем требовать от мэрии компенсацию. У нас уже есть печальный опыт общения с арендаторами, которые произвели ремонт нашего имущества, а потом добивались либо уменьшения аренды, либо права бесплатного использования помещений. В результате мы оставались без денег и получали назад объект в том же плохом состоянии, в котором он был отдан в аренду. Какой прок от такого бизнеса?! Между тем деньги, которые мы получим, к примеру, от сегодняшнего аукциона, равны плате за 10 лет аренды разыгранных на нем помещений. Да и зачем городу, обязанному освобождаться от непрофильных активов, сдавать в аренду какие-то мастерские по ремонту обуви или, допустим, крошечные магазинчики?

- Не секрет, что аукционы привлекательны для нечистых на руку лиц. Сталкиваетесь ли с мошенниками?

- Мы встретились с явлением, которое, наверное, не обходит стороной любую структуру, проводящую открытые торги. Это своеобразный аукционный рэкет, суть которого в том, что некий комбинатор берет в банке ссуду в размере пары миллионов рублей и «гоняет» ее с аукциона на аукцион. Он подает заявление на участие, а потом в кулуарах торгуется с реальными претендентами на лоты – либо те дают отступные, либо он поднимает цену «под потолок». Как правило, речь шла о 10-15 тысячах долларов. Но иногда доходило и до 20 тысяч.

По закону, прижать организаторов отлаженного бизнеса оказалось очень тяжело. Пришлось искать другие пути... То, как мы от них избавились, раскрывать не буду. Скажу лишь, что на последних аукционах этих мошенников не было.

- Какими аукционными «изюминками» заинтересуете предпринимателей до конца года?

- Такого, что могло бы стать эквивалентом лоту из 20 банковских помещений, несколько месяцев назад ушедшему за 11 миллионов долларов, у нас не будет. Тем не менее интересные объекты в запасе есть. К примеру, на ближайших аукционах планируем выставить два встроенных помещения на улице Космонавта Пацаева. Плюс объекты на улицах Комсомольской, Чапаева, Мусоргского и Пушкина. Думаю, конечные цены на них будут раза в четыре выше стартовых, а за помещение на улице Пушкина площадью 60 квадратов, начальная цена которого 1,7 миллиона рублей, мы и вовсе выручим миллионов восемь.
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.