Калининград пережил приступ сахарной болезни

На прошлой неделе в Калининграде вдруг резко подорожал, затем исчез из продажи, а потом так же неожиданно вернулся на прилавки сахар. Что это было, не понял ни народ, ни власти.

В понедельник в городе появились слухи, что коммерсанты из районов скупают в магазинах сахар сотнями килограммов. Из этого был сделан вывод, что все неспроста и скоро сахар резко подорожает. Дальше события развивались по сценарию времен тотального советского дефицита. "Сарафанное радио" заработало на полную мощность, и уже вечером в магазинах за сахаром выстроились очереди. Во вторник продуктовые сети убрали его с полок, и сахар остался только на рынках, но не по 16-17 руб. за килограмм, а по 30-40. В некоторых магазинах продавали товар по старой цене, но из-под прилавка и только знакомым. Ажиотаж подогрели сообщения местных СМИ о еще большем подорожании и о начавшихся на рынках драках. Правда, реальных свидетелей "сахарных" потасовок так и не нашлось, а позже информацию опровергло УВД.

До народных волнений дело не дошло, но власти переполошились не на шутку. Первым выступил калининградский губернатор Георгий Боос. Подробно рассказав о рыночных механизмах ценообразования, он заключил, что оснований для скачка цен нет и беспокоиться не о чем. "Те, кто сейчас делает запасы впрок по этой цене, могут оказаться в дураках. Завтра цены придут в нормальное состояние, и сахар будет стоять на прилавке. А они будут сидеть со своими запасами -- ха! -- по тройной цене",-- уверял губернатор. Мэр Калининграда Юрий Савенко назвал ситуацию "тщательно подготовленной и спланированной", но не уточнил кем. Вице-премьер областного правительства Юрий Шалимов связал "нездоровый ажиотаж" с выборами: "В ход пошли грязные технологии, в том числе на потребностях людей. Это попытка использовать людей в своих интересах и интригах". В калининградском региональном отделении "Единой России" неофициально обвинили в происходящем КПРФ, а официально отрапортовали, что "вопрос взят под партийный контроль". Первый секретарь обкома КПРФ Игорь Ревин заявил, что "отделение партии не имеет отношения к случившемуся", но "тема роста цен на продукты будет подниматься в ходе митинга "Нет социальному геноциду"". Самым убедительным в этом хоре был заместитель полпреда президента в СЗФО Александр Дацышин. Он заявил, что "нехорошим ажиотажем" уже заинтересовались силовики: "Этим занимается ФСБ, УБЭП, антимонопольная служба. Мы проверим все оптовые точки, розничную сеть, кассовые чеки, в связи с чем поднимали цены и кто дал указание поднимать цены". После этих угроз сахар начал постепенно возвращаться в магазины по старой цене, и в четверг ни о скачке цен, ни об очередях уже ничто не напоминало.

Что именно спровоцировало сахарный кризис в Калининграде, так и осталось неясным. Единственное объяснение -- хорошо усвоенный еще в СССР алгоритм действий: "Увидел очередь -- займи место, потом узнай, что дают; говорят, подорожает -- закупайся впрок; власти успокаивают -- беды не миновать, сметай все". Этим можно объяснить и случившийся в феврале прошлого года соляной бум. Тогда на фоне появившихся из ничего слухов о прекращении поставок соли из Украины она по всей Центральной России моментально подорожала в несколько раз и так же исчезала из магазинов. Другой пример -- возникшая в мае этого года на юге России паника из-за слухов об аварии на атомной станции. Украинский слух о взрыве на Запорожской АЭС за неделю превратился в аварию на Волгодонской АЭС. Жители оборвали телефоны экстренных служб и органов власти и устремились в аптеки за йодом.

Стоит признать, что не поддающиеся логическому объяснению всенародные паники характерны не только для России. В США жители побережий Атлантики и Мексиканского залива при приближении ураганов всякий раз зачищают супермаркеты. Причем с полок сметается не только вода, консервы и батарейки, но и жвачка, стиральный порошок и средство для мытья окон.
Источник: Коммерсантъ-Власть

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.