Когда ждать возрождения рыбной отрасли в области?

В 1980-е годы объем улова рыбодобывающей промышленности страны достигал 10,4 млн тонн. Калининградская доля составляла до 10 % всей мировой добычи рыбы.

Калининградцы старшего поколения помнят времена, когда несколько раз в неделю «в нашу гавань заходили корабли». Как по радио, телевидению и на первых полосах газет с завидной частотой передавались сводки и вести с промысла. А слава рыбацкого края выходила далеко за пределы региона.

Увы, все это в прошлом

Рыболовецкие суда больше не заходят в наш порт.

- Мы гордились своей профессией. Рыбаки были уважаемыми людьми, - говорит Дмитрий Ершов, который с 1949 года связал себя с рыбным хозяйством. Начинал карьеру простым матросом, вышел на пенсию старшим механиком. – Все начиналось на моих глазах. Помню, как делали первые рейсы еще на немецких маленьких суденышках КФК, слегка подремонтировав. Появление в 1952 году первых четырех СРТ (средний рыболовецкий траулер) стало настоящим праздником! В команду попадали самые достойные. Возвращение каждого судна было торжественно обставлено.

А недавно знакомый лоцман сказал, что в наш порт уже не заходят рыболовецкие суда.

– Близость моря и незамерзающий порт дали толчок развитию рыбной промышленности в Калининградской области, - углубился в историю вопроса кандидат экономических наук, ветеран рыбной промышленности Рудольф Алексанян. - Создалась целая инфраструктура: рыбодобывающая, рыбоперерабатывающая отрасли, научная база, промразведка, подготовка кадров и т.д. В 70-х годах мы добывали около 1200 тысяч тонн морепродуктов, это составляло по 1,5 тонны на каждого жителя области. Сейчас калининградские рыбаки с трудом дотягивают до 200-300 тысяч тонн. Около 500 наших судов бороздили просторы Мирового океана и воды Балтики. Были, конечно, и тогда свои сложности и проблемы. Например, я считаю ошибкой переработку улова в море. Пропускная способность - 30-35 тонн, в то время как в трале может быть до 70-80 тонн. Не лучше обстоит дело и с качеством переработки. Не говоря о том, что это еще и дорого.

В чем же выход из создавшейся ситуации?

- Добыча морепродуктов должна быть только государственная, а вот переработчиком могут быть частные предприятия, - считает Рудольф Погосович. – Необходимо полностью отказаться от переработки улова в море. Обработчик на берегу сам решит на основе исследований потребительского рынка, какую рыбу коптить, какую солить, а из какой делать пресервы и консервы. Необходимо обновлять флот: старые суда уже никуда не годятся. Опыт показывает, что для снижения себестоимости нужно строить суда с большой пропускной способностью, с возможностью быстрого глубокого замораживания добытой рыбы. Если судно будет иметь емкость 4-4,5 тысячи тонн, то всего два грузоподъема дадут великолепный экономический эффект. Достаточно будет 50-60 судов, чтобы улов составил те же 1200 тысяч тонн.

Время собирать камни

Таково мнение науки. А как считают те, в чьих руках аккумулированы возможности воплощения теории в практику?

- Нашим приоритетом всегда был океанический промысел, - пояснил начальник отдела по рыболовству министерства сельского хозяйства и рыболовства Калининградской области Сергей Маслов. - Промысел ведут четыре частные компании и только в районе Северо-Восточной Атлантики и в зоне Марокко. С другими государствами не заключены соглашения о нашем присутствии в их районах лова. Мы должны вернуться в районы Африканского континента, к вылову кальмара в районе Аргентины, криля в Арктике, ставриды в юго-восточной части Тихого океана. Но для этого нужен современный флот, новые суда с хорошей производительностью и крупнотоннажной заморозкой, не менее 150 тонн рыбы в сутки. Экспедиционный лов – дело дорогостоящее (ремонт в иностранных портах, стоянки, бункеровки и т.д.). Пока же наш судостроительный завод работает на заграницу.

Сегодня рыболовные суда редко заходят в калининградский порт. Это связано в частности со сложностью оформления захода и выхода. Мешает и литовский транзит: если рыба идет в Россию, то ее стоимость значительно возрастает. Поэтому дешевле и удобней разгрузиться в Питере. Сегодня судовладелец сам выбирает порт базирования и разгрузки. Чтобы суда заходили к нам, нужно сделать калининградский порт более привлекательным. Например, организовать оформление судна в «одно окно», упростить саму процедуру оформления, ускорить процесс разгрузки и т.д.

Дайте удочку, и мы сами наловим рыбы

Как начать выходить из тупиковой проблемы уже сейчас?

- Даже если сегодня начать заниматься проектами судов, то первое будет построено через 5-7 лет, а «прорваться» надо за два-три года, - продолжил Сергей Маслов.- Для этого предлагается использовать лизинговые схемы, строительство на западных судоверфях и прочее. Другая проблема отрасли – кадры. Они «утекают» за границу. Мы предлагали вернуть систему распределения молодых специалистов и обязать их отрабатывать, как раньше, три года после окончания учебы на том месте, куда их распределили. Но нам сказали, что это недемократично. Наша задача сейчас убедить руководство страны (и мы готовим предложение), что надо возрождать океанический промысел на базе Калининградской области. У нас для этого есть готовая сформировавшаяся инфраструктура. Кроме того, мы предлагаем создать государственную компанию на базе нашего рыбного порта. И уже под нее выделять госсредства на строительство судов.

Когда все эти составляющие сольются в единое целое, можно говорить о возрождении отрасли и былой славы.
Источник: Янтарный караван

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.