И.о. министра экономики Герман Греф считает, что новый премьер поможет разрешить противоречия России и ЕС и предотвратить "торговую войну"

Вчера и. о. министра экономического развития РФ Герман Греф опроверг "виртуальные слухи", как он выразился, о том, что между Россией и ЕС назревает торговая война. "Нам никто войной не грозил, идет нормальный переговорный процесс, идет крайне позитивный диалог с ЕС по всем направлениям", - сказал Греф.

Напомним, что слухи-разговоры о "войне" и провале последних переговоров по расширению ЕС, которые Греф проводил в Брюсселе месяц назад, появились после того, как министры иностранных дел ряда стран ЕС выступили с жесткими заявлениями по поводу "российского ультиматума", выставленного нашей страной на тех переговорах. В "ультиматуме" Россия попыталась обратить внимание ЕС на потери, которые понесет наша страна после расширения Евросоюза. В ответ министры указали России, что расширение ЕС - внутреннее дело Евросоюза, и Россия не может выкатывать никаких ультиматумов.

Вообще, похоже, российские чиновники больше не склонны драматизировать негативные последствия от расширения ЕС. Вчера Греф сообщил, что потери России при самом негативном раскладе составят 150 миллионов долларов в год. "А не 300", - подчеркнул Греф.

Он добавил, что и этих потерь удастся избежать, если Россия проведет успешные переговоры с новыми членами ЕС до 1 мая, момента их вступления в Евросоюз. Переговоры идут нормально, сказал Греф, а то, что об их ходе ничего не слышно, - это в рамках договоренности с еврокомиссаром по торговле Паскалем Лами. "Мы договорились с ним, что объявим уже о результатах", - сказал Греф. Это касается и ситуации вокруг Калининграда, которую Греф комментировать не захотел.

Снижение градуса в противостоянии, инициированное, возможно, в одностороннем порядке, трудно не связать с представлением в качестве кандидатуры премьера Михаила Фрадкова, который в последние годы был представителем Президента по переговорам с ЕС в Брюсселе. Греф расценил кандидатуру Фрадкова "очень позитивно" и отметил, что "за время его работы качество переговоров с ЕС, мне кажется, стало на порядок выше". По мнению Грефа, с приходом Фрадкова "есть все шансы исполнить все планы, намеченные прежним кабинетом, может быть, более эффективно, чем это делал предыдущий". Однако, заметил и.о. министра, это зависит от того, как будет развиваться административная реформа.

Эти заявления Греф сделал на встрече с региональными министрами торговли. Торговой части ведомству Грефа в принципе есть чем гордиться: за прошлый год внешнеторговый оборот страны вырос на 25 процентов и составил 210,8 миллиарда долларов, причем 83 процента этой суммы - со странами дальнего зарубежья. Превышение экспорта над импортом - 60 миллиардов долларов. Главные торговые партнеры - Германия, Италия, Китай и США. За два года доля российской внешней торговли в мировой выросла с 1,65 процента до 1,8. Однако, если посмотреть, кто в России торгует с заграницей, ситуация будет выглядеть уже не так хорошо. Во внешней торговле активно участвуют лишь 37 регионов, а совсем активно - 10, на долю которых приходится 60 процентов экспорта и 70 процентов импорта. Это Москва, Питер и регионы-поставщики нефти и газа. Понятно, что мегаполисы закупают продукты, "шмотки" и бытовую технику и тем живут, а тюменцы и прочие северяне гонят за кордон углеводороды, обеспечивая внешнеторговое сальдо и благостную статистику.

Греф, обратившись к региональным министрам, сообщил им, что видит в развитии равномерной внешней торговли путь к преодолению бедности в отсталых регионах. В качестве универсального рецепта он предложил программу создания промышленных округов, "что по силу всем и каждому". Пример - Липецкая область, которая вместе с итальянцами делает холодильники, теперь будет делать еще и стиральные машины и через несколько лет имеет шансы стать крупнейшим в Европе производителем бытовой техники.

Еще более радикально прорвать блокаду мог бы многострадальный закон, детище Грефа, о свободных экономических зонах, однако он уж очень многострадальный: о его принципиальной готовности Греф объявил еще в 2001 году. Теперь Греф высказывает надежду, что закон-таки будет принят в этом году. В качестве глянцевой иллюстрации успешности таких зон теперь предлагаются высокотехнологичные территории в районе Ниццы. Если закон примут, на роль Ниццы сможет претендовать прежде всего Ярославская область, которая два года подряд лидирует в рейтинге инвестиционной привлекательности, потеснив лидера начала 90-х Новгородчину. Однако рейтинг есть, а инвестиций, считай, что и нет: инвесторы жалуются, что им не предлагают привлекательных проектов, да и российский бизнес, говорят они, непрозрачен. Впрочем, уповать и на принятие закона о зонах вряд ли возможно до объявления структуры и состава нового Правительства. Войдет ли в него сам Греф - "мотор" этого законопроекта? Вчера и.о. министра отказался комментировать свои личные перспективы, заметив, что структура - в ведении Президента, а состав - нового премьера.
Источник: Российская газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.