"ЛУКойл" построил буровую платформу

Нефтяная компания "ЛУКойл" не стала заказывать независимым судостроителям строительство новой буровой платформы. Под этот заказ она с нуля построила себе современный машзавод

Андрей Виньков

В начале марта нефтяная компания "ЛУКойл" торжественно открыла новую буровую платформу в Балтийском море. На это событие обратил внимание даже президент Владимир Путин - он поздравил коллектив "ЛУКойла" с началом разработки шельфового нефтяного месторождения Кравцовское. А речь всего лишь о месторождении, где геологические запасы нефти оцениваются в 21,5 млн тонн, а извлекаемые и того меньше - в 9,1 млн тонн. По российским меркам это - сущий пустяк. Даже геологи такие месторождения относят к разряду малых. Тогда с чего такая помпа?

Конечно, с точки зрения геополитического присутствия России в Прибалтийском регионе освоение шельфа Калининградской области очень важно. Но дело не только в этом. Лукойловское сооружение - первая буровая платформа, построенная в России для внутреннего использования (до этого либо "апгрейтили" старые советские платформы, либо варили части платформ, да и то под иностранные заказы). Так что гордиться есть чем. Мы хотим к этому добавить еще одно замечание: постройкой буровой платформы D-6 - этим сложнейшим гидротехническим машиностроительным сооружением - занимались сами нефтяники. Вблизи Калининграда "ЛУКойл" "с нуля" построил машиностроительный завод. По мнению экспертов, это самый современный завод по производству металлосварных конструкций в России.

Нужна платформа - строй завод

Такой подход исповедовал еще Генри Форд, основоположник автомобильной индустрии в Америке. В начале прошлого века он занимался не только автомобилестроением, но и металлургией, добычей угля, химической промышленностью - всем, что необходимо для сборки автомобиля. Так Форд экономил на издержках и задавал стандарты независимым поставщикам комплектующих. Менеджеры "ЛУКойла", похоже, пошли по пути миллиардера Форда.

А с другой стороны, частная нефтяная компания, сама взявшись за строительство морской буровой платформы на Балтике, продолжила добрые традиции Госплана - в советское время в зоне "пионерного" освоения тех или иных территорий принято было создавать вспомогательные производственные структуры.

В "ЛУКойле" поясняют, что для развития компании необходимо заняться освоением нефтегазовых месторождений на континентальном шельфе страны. Напомним, что лицензию на разработку Кравцовского месторождения получила компания "ЛУКойл-Калининградморнефть" - дочернее предприятие нефтяной корпорации - еще в 1992 году. Через два года "Калининградморнефть" создала собственную производственную базу - завод по производству стальных металлоконструкций (ЗПСМК). Тогда его и заводом трудно было назвать, скорее, это был цех, который должен был обслуживать строительство нефтяного терминала в поселке Ижевское под Калининградом.

Когда в "ЛУКойле" решили заняться освоением шельфа Балтийского моря, то есть Кравцовского месторождения (D-6), обсуждались различные варианты организации строительства морской добывающей платформы. В частности, рассматривалось использование производственных мощностей таких судостроительных предприятий, как Завод стальных металлоконструкций в Санкт-Петербурге, Выборгский судостроительный завод, калининградский завод "Янтарь". Как объяснили "Эксперту" в самом "ЛУКойле", оценив затраты на транспорт и логистику, степень загрузки потенциальных исполнителей заказов, пришли к выводу, что проще и дешевле самим построить платформу на базе "Калининградморнефти" - на ЗПСМК.

Под платформу для D-6 нефтяники реконструировали собственное предприятие, укрепили причальную стенку у завода, обучили персонал и сертифицировали его по международным стандартам судостроения, закупили плавкраны, необходимые для офшорного (прибрежного) машиностроения. По оценке заместителя генерального директора компании Объединенные машиностроительные заводы (ОМЗ) Михаила Косолапова, построить и оснастить такой завод стоило не меньше 20 млн долларов.
Источник: Эксперт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.