Другая тень

Все новости по теме: Калининградский анклав
Теневой сектор в Калининградском анклаве имеет иную природу, чем в остальной России. В основном он формируется не в сфере реального производства, а за счет виртуальных сделок

В начале марта на рассмотрение правительства России был наконец внесен проект нового закона о калининградской особой экономической зоне (ОЭЗ). Суть документа, который будут рассматривать федеральные чиновники, за последние недели не изменилась (см. "Эксперт С-З" №6 от 14 февраля 2005 года). Правда, появились новшества в деталях: прежде всего - Москва отказалась от попыток полностью взять под контроль экономику региона через создание федеральных органов управления особой зоной. По новой версии, оперативное руководство ОЭЗ будет включено в структуру областной администрации, что, конечно, можно расценивать как победу региональных элит.

Отчасти этой победе стоит порадоваться: сложная реформа управления ОЭЗ, предусмотренная в прошлой версии закона, умножала существующие в регионе административные барьеры. При этом она не решала декларированной задачи - путем ужесточения контроля сократить число экономических злоупотреблений, имеющих место в Калининграде. Проблема массового ухода региональных компаний и их партнеров от таможенных и налоговых платежей не лечится такими поверхностными средствами, как создание новых надзирающих структур, - она обусловлена действующей в Калининграде экономической моделью. Поскольку разработанный вариант закона об ОЭЗ не меняет эту модель, по сути, только укрепляя ее, то и полулегальные схемы ведения бизнеса получат в регионе еще большее распространение. Такова цена отсутствия реальных экономических реформ.
Вторая экономика

Получение бизнесом доходов, скрытых от статистики, налогообложения и других законных платежей, свойственно, конечно, всем регионам России. Однако Калининградская область - особый случай. Если по России теневые доходы зарабатываются в тех же отраслях экономики, что и официальные (хотя степень "теневизации", безусловно, существенно разнится от отрасли к отрасли), то в калининградском варианте речь идет о создании "специальных" полулегальных сегментов рынка - порождения действующей в регионе экономической модели.

Как неоднократно отмечал "Эксперт С-З", эту модель формирует применяемый принцип федеральной поддержки области - компенсация конкурентных слабостей региона за счет эксклюзивных льгот. Режим ОЭЗ, базирующийся на данном принципе, фактически создает в регионе искусственную монопольную ренту и, как следствие, появляются дополнительные виды деятельности, где генерируются и оседают теневые доходы. Неудивительно, что в корне нездоровая экономика отбрасывает беспрецедентную по масштабам тень.

Например, в розничной торговле продовольствием доля теневых оборотов (рассчитанная методом баланса производства, потребления, ввоза и вывоза товаров) составляет 56-58%. Используя нехитрый дополнительный расчет, можно выяснить, что оплата труда калининградских работников является теневой почти на 60%. Иными словами, на внутреннем рынке области вращается в 2,5 раза больше денег, чем официально декларируется. По данным Российско-европейского центра экономической политики (проводившего в 2003 году в Калининграде обследование методом Дельфи), теневой сектор достигает в регионе 95% официально зарегистрированного ВРП, в то время как в среднем по России этот показатель вдвое ниже. Иначе говоря, в Калининградской области в тени сосредоточена фактически вторая экономика.
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.