«Иначе нам кирдык»: как сельхозпроизводители смотрят на продовольственное эмбарго

Все новости по теме: Сельское хозяйство

Во вторник региональный минсельхоз позвал журналистов в пресс-тур по Калининградской области. Официально это не озвучивалось, но подтекст был, в принципе, понятен: поездка связана с запретом на ввоз продовольствия в РФ из стран Запада. И с тем, что за перспективы открылись перед аграриями. О том, чем и в каких количествах они готовы накормить калининградцев и чего стоит ждать от эмбарго — в репортаже корреспондентов «Нового Калининграда.Ru».

За неполные 12 часов удалось посетить 5 предприятий. Список составляли организаторы поездки; понятно, что это лучшие, но тем не менее. Хозяйства отличаются либо специализацией, либо объемами производства, так что общую картину нарисовать можно. Тем более, как оказалось, проблемы у них одинаковые. Впрочем, планы тоже: все настроены развиваться — «вширь» или «вглубь».

korova_9.JPG«За 2 месяца Россию не накормим»

Хозяйство Джаттая Тасалиева — если так можно выразиться, «рядовой уникальный случай». Во-первых, потому, что фермером нынче у нас может быть только уникум, особенно если раньше он к сельскому хозяйству никакого отношения не имел (об этом «Новый Калининград.Ru» писал год назад). И если учесть цифры минсельхоза: в 90-е годы в регионе было 4,8 тыс фермерских предприятий (пусть и в основном на бумаге), сейчас их около 200; крупных из них 20–25. Во-вторых, за год Тасалиев, по его словам, умудрился «выйти в ноль».

Продукция его полностью автоматизированной фермы, расположенной в Зеленоградском районе (первой такой в регионе — человек в процессе не участвует вообще; ну разве что за данными компьютера следит) сейчас нарасхват («молока на все не хватает», жалуется Тасалиев). Производство здесь — полного цикла: от самостоятельного выращивания кормов до выпуска молочной продукции. Традиционная для региона «линейка» дополняется твердым сыром — этого тоже не делает ни один другой фермер. Сыр пока без названия, потому что готовы только первые килограммы, и в продаже его еще нет. Но нам дают попробовать, и это очень вкусно.

Сейчас здесь 140 коров; но ферма рассчитана на 250, и довести поголовье до этой цифры хозяин планирует за счет собственных телят (до этого животных знаменитой симментальской породы фермер привозил из Чехии и Словакии). На производство уже ушло 80 млн рублей (20 из них — областной грант), теперь нужны новые миллионы, но кредит фермеру пока не дают. Да и брать под фактические 17% годовых (с комиссиями и страховками) желания мало. Очень рассчитывает на изменение кредитной политики властей. Еще надеется на то, что власти наконец возьмутся за развитие сельхозкооперации по типу советских машинно-тракторных станций (разговоры об этом идут уже не один год), потому что сейчас каждый фермер покупает сельхозмашины для себя лично, при этом «половина техники работает 2 месяца в году». Сеялки, например.

О санкциях говорит прямо: «Мы 20 лет рушили колхозы, а за 2 месяца Россию не накормим. Для этого нужно лет 5 минимум, нужно реально смотреть на вещи».

ciplyata.JPG«Они же бройлеры»

Ничего удивительного: у «Балтптицепрома» (это предприятие было следующим по списку), прямо скажем, несопоставимого по масштабам с семейной фермой Джаттая Тасалиева, к властям те же пожелания: возможность брать кредиты со 100% компенсацией ставки рефинансирования. Иначе выполнить новые задачи, связанные с эмбарго, будет куда сложнее. Потребности населения региона в курятине, по словам директора по птицеводству Александра Головтеева, предприятие в состоянии полностью обеспечить и сейчас (40% продукции отправляется в «большую Россию), а вот с насыщением местных переработчиков дела обстоят гораздо хуже, и даже близкородственных «Продуктов питания», которые часть нужных для своего производства куриных конечностей были вынуждены завозить.

Но когда количество птичников здесь достигнет 60 (пока их 43), тогда и данная проблема будет решена — правда, это произойдет тоже не через 2 месяца. В свое развитие «Балтптицепром», кстати, планирует вложить около 7 млрд рублей. В том числе — построить собственный инкубатор и создать «родительское стадо», чтобы не зависеть от ввоза инкубаторного яйца. Пока его приходилось импортировать из Испании, Голландии и Польши.

Раньше предприятие планировало «перекрыть импортозамещение» к концу 2016 года, «но в связи с тем, что ситуация несколько изменилась, теперь придется ускориться», намекает на эмбарго Головтеев. Ускориться придется на год, введя новые птичники в 2015-м. Взамен директор просит региональные власти не стимулировать больше экспорт зерна, поскольку есть опасения, что не хватит корма для бройлеров: «есть такая вещь, как возврат НДС от экспорта, и многие этим пользуются». Пока с кормом все в порядке. В одном из птичников, в который пускают предварительно упакованных в халаты-шапочки-бахилы журналистов, цыплята едва шевелятся и еле попискивают. «Они же бройлеры», — удивляется на вопрос «почему» «директор по выращиванию» Евгений Балендов. Мол, их дело — есть и прибавлять в весе, а активность птенца — плохой признак. «Почти как с людьми, только им еще нужен телевизор для счастья», — шутили мы, отправляясь в следующее хозяйство. Перед погрузкой по машинам спрашиваю у Головтеева про перспективы роста цен. Уверяет, что об этом не может быть и речи: «У нас пока для этого ограниченный объем». Но это, как говорилось выше, пока.

ogurcy.JPG«Давно надо было»

ООО «Орбита-Агро» из поселка Звеньевое Гвардейского района занимается растениеводством. Но недавно к традиционным овощам, картофелю и зерновым прибавился тепличный комплекс для выращивания помидоров и огурцов. Из коробочек 10 на 10 см, расставленных по стеллажам, к потолку тянутся крепкие растения с гроздьями плодов. Для того, чтобы помидоры получались ровными и крупными, их, как оказалось, не поят бесконечно питательными смесями, а покупают в Бельгии шмелиные семьи, которые раз в две недели должны цветки опылить — и тогда плоды выходят как на подбор. Торговые сети покупают помидоры и огурцы здесь по 37 р./кг.

Глава предприятия Шаиг Мамедов тоже заговаривает о кредитах. В планах у него — практически утроить площадь теплиц (до 6 гектаров; об этом, по его словам, попросили областные власти), в том числе добавив к ассортименту клубнику. Еще Мамедов намерен самостоятельно растить для себя рассаду — сейчас она польская. Пока хозяйство обеспечивает, кстати, от 7 до 10% потребности региона в огурцах и помидорах (и 12% — в картофеле). На вопрос, почему Россия не может накормить себя ими самостоятельно, предприниматель отвечает цифрами: общая площадь теплиц в стране — 2 тыс гектаров, в Польше — 53 тыс, в Китае — 2 млн. В общем, почувствуйте разницу.

Для развития сельского хозяйства, по его мнению, кредитная политика должна быть такая: отсутствие залога, выдача кредита на 10–15 лет (а не на максимальные 8, как сейчас), отсрочка по выплатам его «тела» на 3–4 года и вышеупомянутая 100% компенсация ставки рефинансирования. Пока из областного и федерального бюджетов она компенсируется на две третьих. Ответные продовольственные санкции России Шаиг Мамедов только приветствует: «Давно надо было закрыть эту границу, чтобы мы начали расширяться». Раньше, говорит, местные торговые сети от его продукции воротили нос, хотя она ничуть не хуже импортных аналогов, а сейчас выстраиваются в очередь. Но убежден, что запрет должен действовать не меньше 5 лет: «иначе нам кирдык». Роста цен если и ожидает, то связывает его с сезонным фактором — но в любом случае приглашает желающих купить овощи в розницу прямо здесь, на месте. Килограмм картофеля у него стоит 10 рублей. 

Мы идем осматривать хранилище для овощей и сортировочный комплекс. На последнем работают молодые люди с характерной азиатской внешностью. В ответ на упрек хозяин предприятия говорит, что все узбекские рабочие трудоустроены официально, бесплатно живут и питаются трижды в день. Мол, местного жителя после 18 часов работать не заставишь, несмотря на заработок. Когда я спрашиваю, каков он, говорит, что в прошлом году был 14 тысяч — подчеркивая, что это в среднем, и здесь учитываются декретные по 3 тыс рублей, которые выплачиваются 5 работницам. Надо полагать, зарплата руководства тоже учитывается.

telyata.JPG«Это уже генетика»

Отправляемся в Полесский район, на молочный комплекс ООО «Залесье-Агро» (бренд «Залесский фермер»). Здесь все «по-взрослому»: нынешний комплекс рассчитан на 2,4 тыс коров (обеспечивается около 10% потребности региона), но планируется ввести новый на 2,8 — 3 тысячи. Из уст директора Нухтара Курбанова тоже звучит фраза «теперь придется ускориться»: к эмбарго и здесь относятся как ко счастливой возможности расширить производство.

И делать это в «Залесье-Агро» собираются за счет не только немецких коров (голштино-фризской породы), но и своих собственных, поскольку получили статус племенного хозяйства. Как добавляет заместитель регионального министра сельского хозяйства Михаил Хованский, покупать породистых телят здесь теперь могут все желающие. Для того, чтобы получалось максимум телочек и минимум бычков, предприятие готовится внедрять «альфа-осеменение», тогда соотношение получается не 50 на 50, как сейчас, а 90 на 10.

Как и все остальные, Курбанов упоминает о необходимости субсидировать процентную ставку (для открытия комплекса предприятию пришлось взять 1 млрд рублей кредита). Показывает доильную «карусель», на которой коровы слушают классическую музыку, ферму, где они свободно разгуливают, время от времени подставляя спины под жесткие сине-красные «чесалки». Рассказывает, что по объему производства достигли уровня Германии или Голландии. Правда, упоминает, что одно животное дает максимум 9,5 тыс кг молока в год, а за рубежом бывает и 10 и 12 тыс, «но это уже генетика, мы себе такого позволить не можем». Зато, если там с коровы получают меньше 7,5 тыс кг — ее «отбраковывают», а у нас оставляют, и поэтому срок лактации после отела здесь равняется 3,5 года, а у них — 2,8.

zerno_4.JPG«С людьми просто надо работать»

В отличие от всех остальных основатель крестьянского фермерского хозяйства «Калина» Сергей Чечулин радоваться санкциям не спешит. Несмотря на то, что недавно заложил яблоневый сад на 17,6 тысяч саженцев, занявших 20 гектаров земли. «Как человек, хотел бы, чтобы границ не было, но, наверное, общество до этого не доросло», — говорит Чечулин, в прошлом авиадиспетчер, 23 года назад решивший заняться сельхозпроизводством в родном поселке Калиновка Черняховского района. В качестве главного «плюса» нынешних санкций считает то, что все вспомнили о сельском хозяйстве.

Нынешнюю поддержку государства по сравнению с тем, что было раньше, называет «очень хорошей», но тоже говорит о тяжелой ситуации с кредитами. Расширять производство не планирует, потому что за последние 5 лет и без того увеличил количество засеваемых площадей с 650 гектаров до 3,5 тыс: «сегодня буду задумываться об эффективности». Впрочем, судя по всему, задумывался о ней Чечулин и раньше: по итогам уборки озимой пшеницы у него рекордные показатели для региона (до 70 центнеров с гектара по сравнению со среднеобластными 44 центнерами). Сейчас объемы зерновых, которые собирает его хозяйство, в три раза превышают те, что когда-то выдавал местный колхоз. 

В прошлом году собрал хороший урожай картофеля, в нынешнем надеется на такой же. Сорта использует немецкие; семена «вроде бы» тоже попали под запрет, но фермер всерьез надеется, что «разум возобладает». На крайний случай, говорит, семена можно приобрести в Белоруссии либо в других регионах России — как бы то ни было, отказываться от планов строительства нового овощехранилища в хозяйстве не собираются. При этом напрямую с торговыми сетями не сотрудничают и не планируют (так, мол, удобнее); работают с оптовиками или продают в розницу. При нас калининградец по имени Михаил покупает четыре 20-килограммовых сетки крупного картофеля по 13 рублей за кило. 

Еще Чечулин гордится тем, что на земле трудятся трое его сыновей, и тем, что несколько десятков его рабочих купили иномарки — поэтому недавно пришлось расширять стоянку у офиса. Набирать предпочитает местных: «С людьми просто надо работать, без этого никак». Некоторых приходилось даже стыдить при их детях, как в старых добрых советских фильмах про парторгов. Широко улыбается и говорит, что счастлив. Ему хочется верить.

Текст — Оксана ОШЕВСКАЯ, фото — Виталий НЕВАР

Текст: Оксана Ошевская

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.