В электроэнергетику приходит рынок

Как известно, 30 июня 2008 года компания РАО «ЕЭС России» прекращает свою деятельность. Накануне этого события руководство кампании организовало в Москве конференцию, на которой Анатолий Чубайс рассказал о реформах, сегодняшнем и завтрашнем дне элетроэнергетики, а также ответил на вопросы региональных журналистов.

Полцарства за структуру

В чем суть реформы? Она предельно проста: вместо устаревшего представления о том, что энергетика – это монополия, предложена другая конструкция, которая сегодня в мире очевидна уже всем. В энергетике есть монопольный и конкурентный сегменты. К монопольному относятся сети и диспетчирование, к конкурентному – генерация и сбыт. Соответственно в конкурентном секторе должны быть рынок и частная собственность, а в монопольном – преимущественно государственная собственность и госрегулирование.

Начали со структуры РАО «ЕЭС России», по сути, унаследованной от Министерства энергетики СССР, преобразованного в акционерное общество. Кстати, само преобразование, осуществленное в 1992 году, Анатолий Чубайс считает крайне важным шагом. Главным элементом этой структуры были 73 региональные энергокомпании – АО-энерго, в том числе и наше ОАО «Янтарьэнерго». Они включали в себя генерацию, сети, диспетчирование и сбыт – то есть были полностью вертикально интегрированными. В самой конструкции энергетики эта вертикальная интеграция обладала одним крайне коварным и неотъемлемым свойством. А именно: в АО-энерго отсутствует какая бы то ни было возможность для конкуренции. Конкуренция была в принципе невозможна: если вы живете в Москве – вы могли покупать электроэнергию только у «Мосэнерго», в Калининграде – исключительно у «Янтарьэнерго». Территориально замкнутая вертикальная интеграция исключала возможность какого-либо выбора для потребителя. Такая конструкция изначально исключает заинтересованность поставщика в работе на потребителя, подрывает эффективность отрасли в целом.

Вертикальная интеграция на уровне АО-энерго дополнялась вторым кругом вертикальной интеграции – на уровне собственно РАО «ЕЭС». Кроме АО-энерго, в РАО ЕЭС входило Центральное диспетчерское управление (ЦДУ), сети высокого напряжения и федеральные электростанции (ГРЭС).

Ясно, что в такой конструкции начать нужно было с радикального изменения структуры энергетики. Именно поэтому ключевой набор действий руководства кампании был связан со структурными преобразованиями.

Все 73 АО-энерго были преобразованы, «Янтарьэнерго», кстати, в последнюю очередь. У нас в Калинингарде это произошло после подписания между РАО «ЕЭС России» и правительством области договора о сотрудничестве.

Реформа начала работать и доказала, что результаты, задуманные изначально, реализуются. К этому моменту абсолютное большинство оппонентов, а их было немало, оказались способны принять реалии, согласиться с тем, что предложенная конструкция разумна и дееспособна. С другой стороны, для самих энергетиков оказалось крайне полезным такое масштабное сопротивление. Нравится им это или не нет – они должны были сверять свои действия с имеющейся критикой и во многих случаях убеждаться в своих собственных ошибках. Во многих замечаниях, соображениях, высказываниях оппонентов был содержательный здравый смысл, который заставил руководство РАО «ЕЭС России» изменить многие из первоначальных планов.

Результатом этих преобразований стала новая структура электроэнергетики, которая на сегодня уже создана. Монопольные сектора отделены от конкурентных - в монопольной части преобладает государственная собственность, в конкурентных секторах – частная. Вся концепция реформы стоит не на одной ноге, а на двух: рынок плюс государственное управление. Но структурные преобразования, как подчеркнул Анатолий Чубайс, это ровно половина дела. Вторая половина – строительство рынка.

Чума на ваши дома

Анатолий Чубайс вообще предложил использовать по аналогии с терминами «авиастроение» и «судостроение» термин «рынкостроение». Он считает, что по степени сложности задача строительства рынка сопоставима с задачей запуска космического корабля.

На «рынкостроение» РАО «ЕЭС России» потратило не менее 7 лет – включая концепцию, предпилотные проработки, имитационные торги, пилотную стадию, программно-аппаратный комплекс, обучение людей, нормативную базу начиная с закона и кончая регламентом, и еще тысячи других компонентов, без которых рынок не является цивилизованным. Кроме того, перед энергетиками стояла задача выстроить целую систему рынков. Ее сердцевина – конкурентный оптовый рынок (он был запущен с 1 сентября 2006 года). Прямо завязан с ним весь перечень: балансирующий рынок, рынок системных услуг, розничные рынки, производные финансовые инструменты, трансграничная торговля и рынок мощности (включающий в себя две модели – переходную и целевую).

Сверхзадача, которую был призван решить рынок, – это привлечение масштабных инвестиций в энергетику страны. Для того, чтобы такие инвестиции осуществить, надо было разработать стратегии для трех временных горизонтов, встроенных друг в друга. Одна - до 2030 года, другая - до 2020 года, третья – пятилетняя. Все эти три уровня были проработаны и сформированы. В пятилетнем цикле уже очевидны объемы капвложений, сформированные благодаря рынку. Аналогичная перспективная программа, кстати, существуют сегодня и по Калининградской области. Мы ясно видим: сколько электроэнергии потребуется завтра, через пять, десять лет, и из каких источников ее можно будет получить. (Между прочим, как рассказал сам Анатолий Чубайс, такую же программу по Санкт-Петербургу, подписанную главой РАО «ЕЭС России» и губернатором Северной столицы, острословы окрестили ЧУМА (Чубайс + Матвиенко), но чего здесь больше - злой иронии или доброй шутки, сказать трудно).

В целом же по стране в 2005 году объем инвестиций составлял около 118 млрд рублей, в 2008 году – 815 млрд, а в будущем - перевалит за триллион. Такой рост, по мнению руководства РАО «ЕЭС России», - прямой результат реформы. Львиная доля этих новых денег – частные инвестиции, уже на сегодня вложения составили 850 млрд рублей.

Следующий шаг, естественно, вводы новых мощностей. Если в прошлом году в РФ ввели 1900 МВт, в этом году будет 2200 МВт, то в 2010 году планируется 12900 МВт.

Вместе с тем для реализации своей инвестиционной программы электроэнергетика сама предъявляет колоссальный спрос еще десятку смежных отраслей. Рост спроса оценивается, например, в энергомашиностроении – в 8 раз, в электротехпроме – в 4 раза. Таким образом, в целом для экономики, без всякого преувеличения, энергетика становится локомотивом развития.

Отметим, что так же интенсивно развивается энергетика нашей области. В минувшем году инвестиции в энергосистему региона составили около 450 млн рублей, на 2008 года планка повысилась еще в полтора раза. Кстати, отвечая на вопрос о целесообразности строительства в регионе атомной электростанции, Анатолий Чубайс высказался однозначно «за». В любом случае спрос на электроэнергию будет расти, а перспективы продажи энергии за рубеж только повысят экономический потенциал области.

Кто не рискует, тот не строит ГРЭС

Завершив, как он выразился, «триумфальную» часть доклада, Анатолий Чубайс перешел к будущим проблемам, объективно возникающим после завершения реформы. Проблем много, они достаточно острые. Некоторые из них уже активно обсуждаются прессой и бизнес-сообществом, другие не столь очевидны, но не менее остры.

Прежде всего – это проблема, которая волнует абсолютное большинство инвесторов. Они говорят: «Все, что мы инвестировали в энергетику, основано на том, что мы поверили в неизбежную либерализацию рынка электроэнергии». На сегодня доля либерализованного рынка составляет лишь 25%, и только к 1 января 2011 года она должна выйти на показатель в 100%. Инвесторы говорят: если правительство передумает – это катастрофа. Тогда рухнули все наши замыслы, рухнуло доверие к вам. Чем вы, руководство к тому времени уже несуществующего РАО «ЕЭС России», можете доказать, что этого не произойдет?

Анатолий Чубайс считает, что есть три серьезные группы факторов, которые защищают инвесторов. Прежде всего юридический аспект: постановление правительства, которое ввело этот график, и федеральный закон, который запрещает государству с 1 января 2011 года устанавливать государственные тарифы на производство электроэнергии.

Один из дополнительных механизмов состоит в том, что весь набор обязательств инвесторов по вводу новых мощностей юридически закреплен в договорах на поставку мощности. Если правительство пересмотрит график либерализации рынка – это будет трактоваться как форс-мажор по договору с инвестором. И с этого момента инвестор лишается обязательств по вводу мощностей. Если правительство отказывается от своих обязательств, значит, и инвестор отказывается от своих обязательств. Справедливо. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и репутационные факторы, которые тоже имеют значение. Если правительство брало на себя обязательства, будем надеяться, что оно эти обязательства выполнит. По крайней мере вплоть до сегодняшнего дня Анатолий Чубайс не видит никаких признаков пересмотра политики правительства в этой части.

Есть риск, считают в руководстве РАО «ЕЭС России», связанный с приходом в энергетику «Газпрома». Некоторыми он трактуется в совсем крайней форме: мол, вместо РАО «ЕЭС» в энергетику пришел другой монополист, «Газпром», а по сути ничего не изменилось. Это, подчеркнул Анатолий Чубайс, не соответствует действительности. Оценивая доли рынка, которые получит даже не «Газпром», а «Газпром» плюс СУЭК, если они объединятся (что совсем не очевидно), видно, что доли эти находятся в пределах от 17 до 41%. При этом известно, что в таких случаях антимонопольная служба всерьез рассматривает не только поведенческие условия для монополистов, но и требования о принудительной продаже активов. Например, 41 процент в объединенной системе Северо-Запада вполне может привести к тому, что ФАС примет решение об обязательной продаже Киришской ГРЭС, на которую приходится около 25% мощностей Северо-Запада (без учета атомной генерации). Таким образом, об абсолютной монополизации с точки зрения активов энергетики говорить некорректно.

С другой стороны, Анатолий Чубайс видит иную угрозу со стороны «Газпрома», и она, по его мнению, гораздо более серьезна. Это угроза манипуляции поставками газа для «своих» и «не своих» электростанций. Понятно, что таким способом можно действительно изуродовать весь рынок электроэнергии. И здесь потребуются серьезные дополнительные решения к уже существующим.

Еще один риск, который очень активно обсуждается и который руководство РАО «ЕЭС России» не считает настоящим, – риск потери управляемости отрасли в связи с завершением реформы. На сегодня сделано уже достаточно много, чтобы этот риск минимизировать. Ведь РАО «ЕЭС России» не просто закрывается - выстроена концепция управления отраслью после прекращения существования российской кампании, которая включает в себя государственную и рыночную компоненты. Государственная компонента – это прежде всего Минэнерго, которое должно быть центром межведомственной консолидации действий. Рыночная компонента основана на некоммерческом партнерстве «Совет рынка», который уже создан и начинает работу.

Наконец, есть риск неисполнения инвестпрограммы, заложенной РАО «ЕЭС России» и одобренной правительством РФ. Различные причины энергетики считают несущественными, а голоса о том, что якобы завышен прогнозируемый спрос, – необоснованными. В действительности, заявил глава РАО «ЕЭС России», завышение спроса минимальное. Это подтверждается простыми цифрами: если взять генеральную схему объектов электроэнергетики до 2020 года, то там среднегодовой темп роста на 2008-2012 годы – 4,4%, а рост спроса на электроэнергию за последние два с половиной года составил 4,1%. Да, факт сегодня чуть меньше прогноза, но нелепо говорить о бессмысленности правительственной Генсхемы.

Есть еще один риск, который пока мало обсуждается. Однако в руководстве РАО «ЕЭС России» его считают очень серьезным, риском, который тяжело повлияет на реализацию инвестпрограммы. Это ценовой риск.

Так сложилось, что по разным причинам три крупных экономических процесса сейчас совпали во времени. Первый из них – рост мировых цен на энергетическое оборудование. Так сложилось, что за последние три года в Европе цена вводимого 1 МВт мощности почти удвоилась! Второй процесс произошел у нас в стране в результате нашего спроса. Он неприятный, но неизбежный: когда появляется крупный новый спрос, производитель повышает цену. Внутри России произошел существенный рост цен на энергооборудование и материалы. Первый процесс соединился со вторым. В этом смысле через импорт не снизишь затраты. Цены, которые предъявляют наши машиностроители, сопоставимы с мировыми. В дополнение к этим двум неприятностям появилась третья – мировой финансовый кризис. Он не завершен. По убеждению Анатолия Чубайса, последствия кризиса будут сказываться еще два-три года. А результат – существенное удорожание кредитов и снижение их доступности. Кредиты же – это львиная доля финансирования инвестпрограмм. Значит, и здесь последствия для стоимости строительства каждого мегаватта мощности будут достаточно жесткими.

Вместе с тем и здесь реформирование электроэнергетики скажется, как считает Анатолий Чубайс, самым благоприятным образом. Ведь фундаментальные либеральные рыночные ценности доказали свою абсолютную работоспособность во всех сферах, в том числе и в электроэнергетике России – даже с учетом технологических особенностей, уникальных требований по надежности, недопустимости рисков, специфики российских условий в целом.

Александр ЗАПАДОВ
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.