Молочная продукция в наших магазинах дорожает, а крестьяне жалуются, что концы с концами им сводить всё труднее

Знакомая молочница Валентина Михайловна, которая трижды в неделю разворачивает свою торговлю на одном из калининградских «пятачков», о грядущем продовольственном кризисе, которым нас пугают, ничего не знает. Потому, наверное, и цену на свой товар не задирает: как торговала месяц назад, так и торгует.

Каждый раз, покупая у опрятной женщины в белом платочке молоко или сметану, удивляюсь, как это ей удается работать не в убыток себе, возить полные бидоны за десятки километров и держать продукт свежим.

- Другого дохода нет, а конкуренция на рынке большая, - бесхитростно объясняет моя знакомая свою экономическую политику. – Я и производитель, и переработчик, и продавец в одном лице. Вот и крутись – как хочешь, а если надумаю продать подороже, ты же к другому продавцу уйдешь.

Не знаю, как разбираются между собой бабушки-молочницы на калининградских «точках» и рынках, но очевидно одно: покупать у них дешевле и приятнее, чем в наших магазинах. И продукт свежий, и всегда знаешь – натуральный, никакой тебе «порошковой индустрии».

Именно на рост цен на молоко обратил внимание наш премьер-министр Владимир Путин на одном из заседаний президиума правительства РФ. И задал вопрос: почему, если в страну завезли много порошкового молока, цены на него продолжают расти, ведь вроде бы все должно быть наоборот? И - уже жестко – министру сельского хозяйства Алексею Гордееву: «Разъезжать по различным мероприятиям – это важное дело… Но надо смотреть и чем люди живут».

Не знаю, куда ездил в последнее время федеральный министр, но появись он в Правдинском районе, в СПК – колхозе Горького, так увидел бы, что люди там живут небогато, а хозяйство на росте цен на молоко, мягко говоря, не жирует.

- Закупочные цены у нас, конечно, к прошлому году повысились, вроде бы и грех жаловаться, но им все равно не угнаться за ростом стоимости горючего, электроэнергии и всего остального, - утверждает председатель кооператива Зоя Моисеенко. – Правдинский сырзавод нас не обижает, ведь мы его акционеры. Но другая беда – работать на селе стало некому. Все, кто мог, уехали в Калининград. Людей автобусами в город увозят. Зачем им наша ферма с тяжелой работой и маленькими зарплатами?

Зоя Александровна говорит, что в колхозе и рады бы платить людям побольше, да не получается – продуктивность стада невысока, а корма дорогие.

- Откуда такие цены в городских магазинах на молоко, творог и сметану берутся – ума не приложу, - удивляется Зоя Александровна. – Они втрое выше, чем закупочные.

- По России розничные цены на молоко действительно скакнули заметно, а закупочные, напротив, понизились, - подтвердил начальник отдела переработки регионального министерства сельского хозяйства и рыболовства Сергей Бусуркин. – Но у нас таких диспропорций не наблюдается. Объяснить это, наверное, можно лишь ростом спроса на продукцию. Если есть дефицит, у переработчиков и продавцов всегда появляется соблазн заработать на нем.

Как бы ни считали в министерских кабинетах, а внакладе всегда остаются почему-то селяне и потребитель. Не раз приходилось слышать от руководителей кооперативов и фермерских хозяйств: не делайте нас крайними, мы на росте цен на молоко не зарабатываем, все, что получаем, тут же уходит на оплату счетов по ГСМ, электроэнергии, другим платежам…

Впрочем, министерские чиновники говорят, что «светлого завтра» ждать осталось совсем недолго: еще немного, и в области заработают молочные комплексы, строительство которых заканчивается, и с дефицитом продукции будет покончено.

Комплексы – это, конечно, здорово, но только безнадежный оптимист может видеть в них панацею от всех ценовых бед. Молоко будет. Но по какой цене? Очень уж много желающих заработать на нем по максимуму.

Николай ДМИТРИЕВ
Источник: Калининградская Правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.