Когда краб свистнет?

Со следующего года рыба и морепродукты, выловленные за пределами российской экономической зоны, в соответствии с правительственным постановлением, должны будут пройти растаможку на берегу. Кроме того, Росрыболовство, по инициативе которого этот документ и был принят, собирается пойти ещё дальше и ввести госмонополию не только на вылов, но и на оборот осетровых. Такие меры, по мнению главы этого ведомства Андрея Крайнего, нанесут ощутимый удар по «непрофессионализму, тотальной коррупции и браконьерству», от которых сегодня страдает рыбная отрасль.

Ущерб, наносимый в результате контрабанды морепродуктов экономике России, огромен. По данным ФСБ, общий объём вылова, который ежегодно переправляется в иностранные порты или перегружается на суда перекупщиков прямо в море, превышает 3 млн тонн. Росрыболовство, правда, называет другие цифры - 1,25 млн тонн, но и это более трети официально зарегистрированного «урожая». Несколько лет назад Контрольное управление президента РФ оценило нелегальный вывоз биоресурсов в $1-2 млрд. Однако, как свидетельствуют японские и южнокорейские статслужбы, лишь в эти страны и одного только дальневосточного краба российские рыбаки каждый год поставляют на сумму, превышающую $2 млрд. Причём не только замороженного, но и живого, экспорт которого вообще запрещен.

На бесконтрольный грабёж морских богатств все эти годы правительство реагировало на удивление вяло. Новый закон о рыболовстве, призванный навести порядок в отрасли, как утверждает Владимир Жириновский, десять лет мешала принять Госдуме рыбная мафия. А зная уровень информированности лидера либеральных демократов, можно предположить, что так оно и было.

Теперь закон, наконец, одобрен и вскоре должен заработать в полную силу. В соответствии с ним с 2009 года рыбаки должны будут весь улов доставлять на российский берег, проходить там таможенное оформление и только потом смогут отправлять его на экспорт. Кроме того, реализовывать морепродукты они обязаны исключительно через отечественные рыбные биржи, которые построят в Мурманске, Калининграде, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском и на Сахалине.

Идеи эти, наверное, здравые, но вот справится ли отрасль с новыми задачами, если объемы рыбы, доставляемой в наши порты, как обещают в правительстве, возрастут вдвое? Ведь, по признанию Андрея Крайнего, её инфраструктура сегодня не в состоянии принять и обработать все российские рыболовецкие суда, работающие в двухсотмильной зоне. Не способствуют этому и контрольные службы - таможенники, которые по-прежнему проводят не выборочные, а поголовные досмотры судов, органы санитарного, ветеринарного и иных надзоров. В целом, до двух десятков разного рода проверяющих. Не случайно же 44% отечественных траулеров и сейнеров, ведущих промысел в северных морях-океанах, предпочитают родному мурманскому порту норвежский Киркенес, где разгружаются и быстро, и без головной боли.

Так и получается, что производственные мощности российских рыбоперерабатывающих предприятий ныне загружены менее чем наполовину, а на наших прилавках все больше морепродуктов, завезённых из других стран. Они сейчас составляют треть от всего объёма продающейся у нас рыбной продукции, а в столице - и до 80%. При этом значительная часть рыбы, креветок, морского гребешка и иных океанических вкусностей, которые реализуются в России под норвежскими, китайскими и иными зарубежными брендами, на деле выловлены российскими рыбаками, затем нелегально отгружены ими иностранным посредникам, переработаны за границей и ввезены к нам уже в виде весьма недешёвой готовой продукции. Скажем, оптовая цена тонны «нашего» минтая в китайской упаковке возрастает с $1,2 тыс. до $2,5, ну а в каком-нибудь европейском магазине счёт уже идёт на килограммы и десятки евро.

По замыслу чиновников, стимул развитию отечественной портовой инфраструктуры и береговой переработки должна дать федеральная целевая программа по развитию рыбной отрасли, рассчитанная на 2009-2013 годы. На июльском заседании президиума правительства первый вице-премьер Виктор Зубков пообещал, что она будет рассмотрена и принята в середине августа. Программа эта, в частности, предусматривает строительство и модернизацию 493 судов рыболовецкого флота - сегодня в нём осталось чуть более 3 тыс. судов, а их средний физический износ достиг критического уровня в 68%. Кроме того, предполагается введение некоторых налоговых послаблений и дотаций на дизельное топливо - ведь нынешняя цена солярки делает невыгодной добычу селёдки, салаки и других «народных» видов рыбы.

На эти цели в предстоящей пятилетке выделяется почти 62 млрд рублей. Сумма, хотя и звучит солидно, всё же недостаточная, чтобы преодолеть кризис в отрасли. Для примера, Евросоюз только в прошлом году вложил в свой рыбохозяйственный комплекс 40 млрд евро. Поэтому закономерно возникает вопрос: не выльется ли нынешняя программа вместо масштабного реформирования отрасли в банальное латание дыр? Ведь рыбный бизнес во всём мире убыточен, и без серьёзной господдержки и долгосрочной стратегии ему не выжить, не выдержать острой конкурентной борьбы на мировых рынках. Ну а самому государству никогда не вывести его «из тени».
Источник: РИА Новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.