Арифметика партнерства

Близится к благополучному разрешению конфликт между Россией и Европейским союзом, возникший минувшей зимой на почве Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС), которое распространяется на новых членов ЕС. Речь идет о том, что Россия должна применить к так называемым странам-новичкам (прежде всего к республикам Балтии, с которыми она активно взаимодействует) режим максимального благоприятствования в торговле. Это означает, в частности, снижение для указанных республик импортных пошлин. Поначалу российские чиновники посчитали применение такого режима крайне невыгодным для страны, сейчас они, похоже, готовы изменить точку зрения. С учетом условий, которые собирается выполнить Евросоюз, консенсус с ним в отношении "расширения" СПС пойдет российской экономике на пользу.
Список потерь

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве было подписано еще в 1994 году на острове Корфу. В соответствии с ним, между Россией и 15 странами Евросоюза действует режим наибольшего благоприятствования в торговле. Конфликт из-за этого соглашения возник в конце февраля текущего года на проходившем в Брюсселе саммите министров иностранных дел ЕС и России. Тогда представители Евросоюза потребовали от России "без предварительных условий или различий" распространить действие СПС на государства, которые вступят в Евросоюз 1 мая, то есть на Кипр, Чехию, Эстонию, Латвию, Литву, Венгрию, Мальту, Польшу, Словакию и Словению. В противном случае Брюссель грозил России санкциями, не уточняя, впрочем, какими именно. В свою очередь, Москва не согласилась с тем, чтобы "мягкий" режим торговли применялся в отношении всех стран-новичков автоматически, без согласования дополнительных условий.

Опасения Москвы заключались в том, что распространение действия СПС на 10 "дополнительных" государств обернется для России убытками (по некоторым оценкам, от 150 млн до 300 млн евро в год), и при этом стороны окажутся в неравном положении.

Во-первых, России придется снизить или отменить для новичков импортные пошлины. Новички же, в частности Балтия, меняя свои таможенные режимы в соответствии с требованиями ЕС, наоборот, введут или повысят некоторые ввозные пошлины. К примеру, в Литве не было пошлин на импорт алюминия, а теперь они составят 6%.

Во-вторых, будут введены квотные ограничения на импорт в новые страны зерна и продукции животноводства. В-третьих, к отрицательным последствиям для российской экономики может привести переход балтийских стран на стандарты ЕС - технические, санитарные, экологические и др. Российским экспортерам придется тратить дополнительные силы и средства на получение сертификатов, подтверждающих соответствие их товаров указанным стандартам.

В-четвертых, при вступлении в ЕС балтийские страны должны будут следовать принципам энергетической политики, предусматривающей гарантии бесперебойных поставок топлива за счет импорта, собственных ресурсов, а также из накопленных запасов. "Энергетическими" директивами ЕС признана необходимость диверсификации импортных источников топлива, т.е. сокращение односторонней зависимости Балтии от России. Это, в свою очередь, может привести к тому, что Россия потеряет часть рынка сбыта энергоносителей.

В-пятых, если будут строго выполняться директивы ЕС по установлению транспортных тарифов, то существенно увеличатся затраты российских компаний на транзит грузов через территорию Балтии. В-шестых, изменение балтийскими республиками пограничного, таможенного и визового режимов обернется проблемами для Калининградской области.

К этому можно добавить распространение на торговлю с новыми странами антидемпинговых требований ЕС, призыв к ратификации Киотской конвенции о гармонизации и упрощении таможенных процедур, требование отмены сборов с европейских авиакомпаний за полет через воздушное пространство России и т.д.
Компромисс возможен

Евросоюз опровергает мрачную российскую "арифметику". Так, по подсчетам представителя Еврокомиссии Ричарда Райта, в результате расширения режима СПС Россия не потеряет, а, напротив, выиграет около 300 млн евро. К примеру, в Литве и Латвии сегодня действуют 10-15%-ные пошлины на ввоз российского трикотажа, одежды, обуви, металлопроката, стекла, некоторых видов электронного оборудования и транспортных средств. После 1 мая эти пошлины будут отменены.

Впрочем, и Россия понимает, что СПС и в целом сотрудничество с Евросоюзом обеспечивают 37% ее внешнеторгового оборота, а в результате вступления в ЕС новых государств этот показатель может увеличиться до 50%. Поэтому российские чиновники с самого начала конфликта проявили выдержку и вели долгие переговоры. В ходе переговоров Россия выдвинула список условий (из 14 пунктов), выполнение которых компенсирует ей названные выше потери.

Среди этих условий - сохранение за Россией права на регулирование таможенных отношений с новыми странами по двухсторонним договорам; увеличение квот на импорт в ЕС стали и сельхозпродуктов; снижение импортных тарифов и сборов за транзит грузов из Калининграда через Литву; разрешение на полеты шумных российских самолетов над Европой; отмена ограничения по импорту энергии в страны ЕС из одного источника и нераспространение действующих в ЕС антидемпинговых процедур на поставки российской продукции в "новые" европейские страны. Есть и политические требования к ЕС: решить проблемы русскоязычного населения в странах Балтии; обеспечить поддержку России при ее вступлении в ВТО и постепенно готовиться к отмене визового режима между Россией и Евросоюзом.

Похоже, компромисс был найден: в середине марта пресс-секретарь Еврокомиссии по отношениям с Россией Диего де Охеда заявил: "Мы сделаем так, чтобы Россия не пострадала от расширения ЕС". Из российских источников известно, что уже удалось договориться об увеличении квоты на поставку стали в ЕС, упрощении режима перевозок грузов между Калининградом и "материком", уменьшении финансовой нагрузки на российских перевозчиков, а также о выполнении ряда других условий.

Во всяком случае, недавно, после переговоров с комиссаром ЕС по торговле Паскалем Лами, министр экономического развития РФ Герман Греф заявил, что "примерно 90% всех проблем" сняты. По его словам, к предстоящей встрече в Москве Президента России Владимира Путина и председателя Еврокомиссии Романа Проди удастся окончательно урегулировать возникшие ранее разногласия. "У меня есть ощущение, что к 1 мая, когда произойдет расширение ЕС, никаких туч на небосклоне не будет", - отметил Герман Греф.
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.