Дефицитные ресурсы для строительства АЭС в Калининграде гораздо эффективнее использовать в аналогичных проектах в других регионах России

Все новости по теме: АЭС в Калининграде
В 2015 году в Калининградской области планируется построить атомную электростанцию, состоящую из двух энергоблоков общей мощностью 2,3 ГВт. Стоимость АЭС сейчас оценивается в 5 млрд евро. Ее строительство предусмотрено недавно подписанным соглашением о сотрудничестве между государственной корпорацией по атомной энергии (ГК) «Росатом» и правительством Калининградской области.

Инициаторы проекта преследуют две цели – геополитическую и экономическую. Причем приоритеты в Росатоме расставляют именно в такой последовательности. В первую очередь станция открывает перспективы экспорта электроэнергии в Европу, во вторую – закрывает потребности области в энергии на 15−20 лет.

Эту новость нельзя назвать сенсационной. Еще в 1970−е годы выдвигалась аналогичная идея, причем одной из задач Калининградской АЭС (КАЭС) тогда тоже был экспорт в Западную Европу. Программа снабжения Калининградской области энергией и топливом до 2010 года, принятая в 1994 году, также включала в себя предложения о строительстве АЭС.

Тем не менее сейчас она прозвучала достаточно неожиданно, так как в ключевых документах, касающихся развития «мирного атома» в стране (ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007−2010 годы и на перспективу до 2015 года» и Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года), нет ни слова о КАЭС. В Росатоме не видят противоречия, заявляя, что в качестве финансовых источников развития российской атомной генерации предусматривается как бюджетное финансирование, так и прибыль самого Росатома, а утвержденные правительством профильная ФЦП и Генсхема – не догма и возможны корректировки. Тем не менее, по словам директора департамента по работе с общественными организациями и регионами ГК «Росатом» Игоря Кнышева, корректировка ФЦП не потребуется, так как возведение станции планируется вести за счет прибыли госкорпорации, плюс к тому 49% ее капитала Росатом впервые готов отдать инвесторам, в том числе западным.

Между тем заявленный проект неоднозначен. «Непонятно, зачем строить такую большую станцию исключительно на экспорт, при том что надо решать проблему с дефицитом мощности внутри страны, а ресурсы ограничены», – говорит руководитель отдела исследований электроэнергетики Института проблем естественных монополий Наталья Порохова.
Дернуть польско-литовского кота за хвост

В государственных проектах развития Калининградской области политическая составляющая традиционно преобладает над экономической и социальной целесообразностью. Российский эксклав за последние 15 лет стал площадкой для многочисленных экспериментов, призванных позаимствовать западноевропейский опыт и упрочить российское влияние в Европе.

В геополитическом плане проект АЭС – еще одно напоминание Евросоюзу об островке российского суверенитета и попытка усилить вес региона. «В последние годы энергетика в российской внешней политике приобрела характер фетиша: власти и корпорации стремятся усилить энергетическую зависимость стран Европы от России. Пожалуй, пока проект строительства АЭС выглядит убедительным лишь с точки зрения подобной внешнеполитической доктрины», – рассуждает директор информационно-аналитического департамента ИК «Энергокапитал» Денис Демин.

В ближайшее время в прибалтийском регионе может возникнуть серьезный дефицит электроэнергии. Германия и Швеция отказались использовать «мирный атом», в 2009 году по требованию ЕС закрывается Игналинская АЭС в Литве (ИАЭС) – строительство здесь нового реактора под вопросом, и если он появится, то не ранее 2020 года. Активно строится единственный реактор – в Финляндии. Наметившимся энергодефицитом у соседей и рассчитывает воспользоваться Росатом. Недаром местом строительства станции выбран Неманский район на границе с Литвой.

Впрочем, строить КАЭС имеет смысл только после предварительного согласования покупок электроэнергии европейцами. Известно, что АЭС работают в режиме постоянной нагрузки. Судя по параметрам проекта, станция будет вырабатывать ежегодно 13−15 млрд кВт·ч электроэнергии. Экономика области в обозримой перспективе не сможет переварить такой объем, значит, без экспорта не обойтись. «С учетом мощностей Калининградской ТЭЦ-2 из региона необходимо будет экспортировать до 15 млрд кВт·ч в год, а это текущее потребление Латвии и Литвы вместе взятых», – говорит Наталья Порохова. В то же время для Польши и Литвы получить АЭС в Калининграде, с точки зрения экологии, – то же, что построить их на своей территории, считает ряд экспертов. Поэтому от проекта новой АЭС эти страны, скорее всего, будут не в восторге и гарантировать сейчас покупку электроэнергии вряд ли станут.
Вдвоем не ужиться

Калининградская область является энергодефицитной, поэтому новую генерацию здесь развивать крайне необходимо. По данным «Янтарьэнерго», в 2007 году собственное производство электроэнергии составило 2,76 млрд кВт·ч при потреблении 3,89 млрд кВт·ч. Дефицит – 1,13 млрд кВт·ч (29% от общего потребления), по установленной мощности – 34,9 МВт. Брешь в энергобалансе область до сих пор компенсировала за счет поставок с ИАЭС.

В следующем году, после закрытия единственного работающего энергоблока Игналины, дефицит станет очень острым. «Одновременно с закрытием ИАЭС Литва переходит в другую энергосистему, не синхронизированную с российской. Это означает, что Калининград не сможет получать электричество из России транзитом через Литву, – говорит эксперт Advanced Research Елена Шашкина. – На практике эта проблема решается. Например, в Финляндию, сети которой не синхронизированы с российскими, электричество экспортируется через специальный конвертер, но данная технология требует дополнительных инвестиций и договоренностей».

Единственным крупным генерирующим объектом в области является Калининградская ТЭЦ-2, возможности которой в прошлом году на 66% обеспечили потребности эксклава в электроэнергии. Первый энергоблок ТЭЦ мощностью 450 МВт был запущен РАО «ЕЭС России» в 2005 году, запуск второго аналогичного блока планировался в 2009−м. Однако «Газпром» отказался законтрактовать для него газ и стройку заморозили. После вхождения «Газпрома» в капитал ТЭЦ в конце прошлого года вопрос газоснабжения вроде был снят – станцию обещают вывести на полную мощность (900 МВт) в 2010 году.

Сейчас в качестве экстренных мер целесообразно как можно скорее запустить вторую очередь ТЭЦ-2, поскольку строительство газовых станций – наиболее быстрый способ наращивания энергомощностей. Однако после объявления планов Росатома возникает вопрос, что дальше делать с ТЭЦ. С одной стороны, по данным «Янтарьэнерго», к 2013−2014 годам мощностей ТЭЦ перестанет хватать для бездефицитного энергоснабжения и потребуется вкладывать деньги в ее расширение. С другой стороны, в случае запуска АЭС газовые мощности окажутся недозагруженными, а конкурировать с энергией АЭС на внешнем рынке они будут не в состоянии из-за разницы в ценах. Известно, что себестоимость производства 1 кВт·ч на атомных станциях в два-четыре раза ниже, чем на газовых.

Закрыть ТЭЦ-2 тоже невозможно, так как Калининград надо снабжать теплом. «АЭС в качестве источника тепла использовать нецелесообразно, – говорит первый заместитель генерального директора „МРСК Северо-Запада“ Александр Кухмай. – В качестве эксперимента такие попытки уже предпринимались. В частности, был проект теплоснабжения Кандалакши от Кольской АЭС. Однако он не получил развития вследствие экономической нецелесообразности». Возникший конфликт интересов между двумя корпорациями, по мнению Натальи Пороховой, наглядно иллюстрирует, что эффективности в электроэнергетике можно достигнуть только путем единых централизованных решений.
Ставка на атом

В российской энергетике есть существенный перекос в сторону использования газа. От этой зависимости необходимо постепенно избавляться, одновременно повышая роль атома, угля и гидрогенерации. Начиная с 2005 года российской атомной отрасли оказывается серьезная политическая поддержка. В результате атомщики оперативно получили ряд необходимых федеральных законов (в том числе о создании ГК «Росатом», которая консолидировала промышленные, оружейные и научные отраслевые активы), стратегию развития и внушительное на первый взгляд финансирование (на реализацию ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России» выделяется 1,5 трлн рублей). К 2025 году атомщики обещают построить в стране 25−30 энергоблоков суммарной мощностью 40 ГВт. За счет этого доля выработки электроэнергии на АЭС увеличится с сегодняшних 16 до 25%. Столь амбициозные планы многие называют не иначе как атомным ренессансом в России. Впрочем, не все эксперты считают обещанные деньги такими уж большими, скорее это минимум, который должен позволить отрасли подняться. «В 2007 году денег, выделенных по проекту „АЭС-2006“, хватило только на изготовление одной обечайки для одного корпуса реактора ВВЭР-1000. Таких обечаек нужно более четырех», – говорит заместитель генерального директора НПО «ЦКТИ им. Ползунова» (входит в Группу Е4) Александр Судаков.

Впрочем, зеленый свет для атомщиков на всех уровнях государственной власти – необходимое, но отнюдь не достаточное условие успеха. Если до середины 2000−х годов значительное отставание в строительстве атомных энергоблоков в основном связывали с нехваткой госфинансирования, то сегодня становится очевидной другая опасность: даже при наличии необходимых средств обеспечить указанные объемы ввода генерации будет очень трудно из-за недостаточных мощностей энергомашиностроительного, проектного и строительного комплексов страны. К примеру, в Росатоме заявляют, что готовы ежегодно размещать внутри страны заказы на три корпуса атомных реакторов, однако единственный производитель этих изделий в России – петербургское ОАО «Ижорские заводы» пока не в состоянии справиться с таким объемом. Предпринимаются попытки выйти из этой ситуации за счет закупок за рубежом, в частности в Японии. Однако сложность состоит в том, что три крупнейших игрока атомной отрасли в мире (AREVA-Mitsubishi, Toshiba-Westinghouse и General Electric-Hitachi) загружены под завязку. Так, у японских корпораций из этого списка заказы на реакторы расписаны на десять лет вперед.

Что касается российских строителей, то их не только недостаточно, но и работают они по устаревшим технологиям. Неудивительно, что там, где японцы силами тысячи человек строят энергоблок за три года, наши шесть-семь тысяч справляются с той же работой за пять лет.
Сомнительный ренессанс

Калининградский атомный проект имеет свои специфические особенности. Во-первых, часть оборудования и стройматериалов придется везти из России. Во-вторых, рядом с АЭС необходимо будет построить и заселить город на 30 тыс. человек.

Эти дополнительные сложности, а также риски экспортных поставок ставят под вопрос целесообразность заявленного проекта. Очевидно, что 5 млрд евро можно потратить более эффективно внутри России, тем самым хотя бы частично удовлетворив спрос на электроэнергию со стороны отечественных потребителей, а не стимулировать развитие европейских экономик. Для собственных нужд России необходимо к 2030 году построить около 40 атомных блоков. Вырабатываемая на них электроэнергия будет востребована в европейской части страны. По данным РАО «ЕЭС», наибольший прирост энергопотребления ожидается в Ленинградской и Московской областях, Краснодарском крае, Поволжье и т.д. Интересно, что Калининградской области в этом перечне нет.

Виктор Цукер
Источник: Эксперт Северо-Запад

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.