«На рынке паника»: эксперты о кредитах и курсах валют

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»
Все новости по теме: Финансовый кризис 2014-2017 года

Во вторник напуганные россияне с изумлением наблюдали, как после заявления Центробанка о повышении ключевой ставки по кредитам курс рубля начал отчаянное ралли, периодически опускаясь в калининградских обменниках ниже всех «психологических» отметок. Хотя судя по заявлению главы ЦБ, это, очевидно, чистое совпадение. О том, что, по мнению экспертов, будет с ипотечными и потребительскими кредитами, что ждет бизнес и население — в материале «Нового Калининграда.Ru».

«Центробанк чего пытается добиться, меня такую ставку? По этой ставке банки могу занимать деньги у ЦБ, — поясняет глава калининградского филиала „БКС Премьер“ Виталий Багаманов. — Соответственно, на текущий момент, когда на рынке валюты происходит вполне понятная тенденция, когда рубль только падает, все те средства, которые привлекались, в том числе и у Центробанка, в значительной степени направлялись на валютный рынок. С тем, чтобы заработать на этом колебании».

Вводя более высокую ставку, ЦБ попытался «отбить охоту» брать у него в кредит деньги, чтобы пускать их на валютные спекуляции, говорит эксперт. Однако деньги тут же подорожали и для представителей реального сектора экономики, и, соответственно, для населения.

Ставки по кредитам, которые уже находятся на руках у населения, по мнению Виталия Багаманова, пересматриваться не будут —это очень сложно сделать, с точки зрения действующего законодательства. Для юридических лиц это будет зависеть от конкретных условий договора с банком. 

«При этом была оговорка, что это делается временно. Понятно, что сейчас на рынке паника. Понятно, что сейчас изменение кредитной ставки — экстренная мера. Соответственно, по мере стабилизации ситуации жизнь будет возвращаться в свое нормальное русло с более низкими ставками. Но с точки зрения реальности, с точки зрения кредитования банками своих клиентов — безусловно, это значит, что кредиты сейчас подорожают. Потому что ключевая ставка является главным ориентиром для ставок в экономике. Соответственно, если ЦБ заявляет ее на уровне 17%, то ниже этой ставки кредиты стоить не будут», — поясняет Багаманов.

Ставки по кредитам, которые уже находятся на руках у населения, по мнению эксперта, сейчас пересматриваться не будут — это очень сложно сделать, с точки зрения действующего законодательства. Для юридических лиц это будет зависеть от конкретных условий договора с банком.  

Доцент кафедры экономики предприятий КГТУ Владимир Кузин подчеркивает, что банкам законодательно запрещено в одностороннем порядке увеличивать процентную ставку по ипотечным кредитам.

«Те, у кого ипотечные кредиты в рублях, здесь „попал“ банк. Там, где ставка в валюте — там „попали“ обе стороны. И банк тоже, потому что сейчас валюта для банков становится дороже. Центробанк будет работать над уменьшением доступности валюты. То есть не будет такой легкости в приобретении валюты у банков», — отмечает он.

«Кто-то чувствует себя хорошо. Вот у Сбербанка есть большой объем накоплений населения, потому что все понимают, что Сбербанк не будет обанкрочен никогда. Просто потому, что это государственный банк, за ним стоит государство. Хотя все понимают, что это первый банк, который залез в карман к населению, много вспоминают вещей про Сбербанк, но, тем не менее, все понимают, что тут есть гарантия, что эти деньги со скрипом, возможно, но вырвать удастся. Он может себе позволить кредитовать. Банки, которые работают в рынке, — им сложнее. Чем больше капитал у банка, тем ему проще», — поясняет Кузин.

Поднятие ключевой ставки приведет к подорожанию кредитов. И отразится это не только непосредственно на бизнесе и населении. «Знаете, кто первый пострадает здесь? Здесь даже надо смотреть не на физических лиц, а на бюджеты. Дело в том, что под выполнение задач, поставленных федеральным центром, многие муниципалитеты, субъекты федерации набрали кредитов. Соответственно, им нужно будет сейчас перекредитовываться как-то. Они считали по существующей ставке. Но ключевая поднялась, и где-то в 1,5 раза стоимость кредита вырастет для них. Поэтому, я думаю, что многим бюджетам предстоит корректировка», — сказал Кузин.

При этом продавцы, по его мнению, пока делают выбор «в пользу потребителя». «Они сейчас все распродают по старым ценам, понимая, что они не извлекут прибыли большой. Но дело в том, что сейчас закончится весь этот импорт, который был завезен по старой цене. По России крупные сети прогнозируют 15%-е повышение цен после Нового года. А вы понимаете, что в Калининграде у нас больше доля импортного, по России все-таки поменьше, в этом отношении им повезло», — говорит Владимир Кузин.

По России крупные сети прогнозируют 15%-е повышение цен после Нового года. А вы понимаете, что в Калининграде у нас больше доля импортного, по России все-таки поменьше, в этом отношении им повезло.

                                                                         Владимир Кузин, доцент кафедры экономики предприятий КГТУ

При этом ученый подчеркивает, что любой кризис — это в первую очередь кризис доверия. «Вот посмотрите, как нарастало количество людей, которые допускали словесную интервенцию. Последним был премьер-министр. И рынок отреагировал замечательно. Мы видим реакцию рынка на премьер-министра. Какими бы ни были итоги опросов, а все как по Жванецкому: „Да, говорит народ и тянет мешки за угол“. Сейчас кризис доверия. Как власти будут возвращать доверие — я не знаю. Они столько раз говорили красивые слова, что сейчас кто им поверит?» — отмечает Кузин.

«Хочешь рассмешить общественность — дай прогноз по рублю, — говорит сенатор Николай Власенко. — Но у меня все-таки ощущение, что все должно закончиться скоро. Я думаю, что где-то в течение трех месяцев стабилизация должна наступить. Если, конечно, не вмешается какой-нибудь еще фактор. То есть некий такой „черный лебедь“, как на фондовом рынке называют неожиданное и неприятное событие, не проплывет над нами».

У меня все-таки ощущение, что все должно закончиться скоро. Я думаю, что где-то в течение трех месяцев стабилизация должна наступить. Если, конечно, не вмешается какой-нибудь еще фактор. То есть некий такой „черный лебедь“, как на фондовом рынке называют неожиданное и неприятное событие, не проплывет над нами.

Николай Власенко, сенатор

В первой половине 2015-го, по мнению члена Совфеда, наступит «мертвый сезон». «Будет затишье покупательской активности. Китайские производители говорят, что у них заказов на 30% меньше, вот на 2015 год уже. И понятно, что на самом деле эту курсовую разницу попытаются скомпенсировать все. То есть все „урежут“ свои доходы. Потому что все понимают, что если перенести с лета 70% роста или 50% роста валюты просто на цену — потребитель просто откажется покупать. Скорее всего, те, кто в недорогом сегменте работает, — практически не потеряют покупателей. А вот что касается не повседневного потребления — там будет, конечно, существенный провал, и первые полгода будут очень неприятны для бизнеса», — пояснил он.

Бизнес-консультант Олег Скворцов отзывается о рисках для бизнеса куда более резко. «Во-первых, те компании, которые брали кредиты и, не дай Бог, брали в валюте, они сразу же могут представить себе те убытки, которые они понесут сейчас. Во-вторых, для тех компаний, которые брали кредиты в рублях, скорее всего, будут увеличиваться процентные ставки. Ну и свободных денег, опять же, для кредитования будет немного. То есть банки будут в большей степени отказывать компаниям в финансировании. На многих предприятиях это скажется самым негативным образом, они будут отказываться от своей бизнес-активности и будут закрывать свой бизнес», — говорит он.

В первую очередь пострадает малый и средний бизнес, но и крупный в опасности. В самом уязвимом положении все компании, работающие в сфере услуг. «Мы видели на примере туристической отрасли, когда крупнейший туроператор, „TEZ Tour“ повалил фактически турбизнес в России. Любая отрасль, которая работает в сфере оказания услуг, будет страдать здесь в первую очередь. Это и страховая деятельность, и банковская, и туристическая — абсолютно любая, связанная с нематериальными активами», — поясняет эксперт.

Банки, по мнению Скворцова, отреагируют и повышением ставок по потребительским кредитам. «Для людей, которые брали кредиты в банках в рублях, по, скажем так, ставке ниже нынешней ставки рефинансирования, это означает пересмотр банком ставки. Соответственно, ставка процентная будет увеличиваться. Но это логично, потому что если Центробанк готов выдавать деньги под такой процент — под 17%, то вряд ли люди, которые брали кредит под 15% будут и дальше его выплачивать, — говорит он. — Евровые и долларовые кредиты — это сейчас самая большая обуза для людей, им, по сути, самый оптимальный вариант — это перекредитоваться в рублях и поскорее. Но вот, опять же, из-за того, что рынок сжался очень финансовый, им это очень тяжело будет сделать».

При росте потребительских цен и процентных ставок по кредитам никакого повышения зарплат ждать не приходится, считает аналитик. «Сейчас вопрос стоит в том, что нужно не развивать бизнес, а как-то удержать его на плаву и не закрыться. При этом не сокращая рабочие места. Увеличивать заработную плату для бизнеса сейчас сродни самоубийству. Потому что свободных источников денежных средств нет», — говорит он.

Здесь идет такое сжимание рынка по всем фронтам. С одной стороны, бизнес пытается выжить, работники, обычные люди тоже пытаются выжить, и банки пытаются выжить. Режим выживания. У меня такое впечатление, что, когда рубль отправили в «свободное плавание», его просто не научили плавать. И он начал идти ко дну.

Олег Скворцов, бизнес-консультант

«Здесь идет такое сжимание рынка по всем фронтам. С одной стороны, бизнес пытается выжить, работники, обычные люди тоже пытаются выжить, и банки пытаются выжить. Режим выживания, — добавляет Олег Скворцов. — У меня такое впечатление, что когда рубль отправили в свободное плавание, его просто не научили плавать. И он начал идти ко дну».

Отметим, что все как один опрошенные редакцией «Нового Калининграда.Ru» эксперты отказались давать какие-либо прогнозы по дальнейшим колебанием курсов валют. 

Текст: Алла Сумарокова

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.