Трубы, мост, Литва и мясо

Все новости по теме: Калининградский анклав
Вчера вечером президент РФ Владимир Путин прилетел в Астану на саммит Шанхайской организации сотрудничества. А накануне в Калининграде до позднего вечера продолжалось совещание, посвященное проблемам развития российского региона с европейской судьбой. С драматичными подробностями – специальный корреспондент Ъ АНДРЕЙ Ъ-КОЛЕСНИКОВ.
Состав участников этого мероприятия, которое началось, когда закончились силы у празднующих 750-летие Калининграда, когда разъехались президенты Германии и Франции, а те, кто остался, казалось, с облегчением заснули (включая журналистов), заставил меня взять себя в руки и слушать то, о чем шла речь.
– Алексей Борисович докладывал мне, что "Газпром" планирует ввести изменения в свою инвестиционную программу,– начал господин Путин, который после отъезда своих международных друзей выглядел отчего-то чрезвычайно довольным. Возможно, такое благотворное влияние на него оказала воскресная пресс-конференция, на которой президент РФ впервые за долгое время не получил от французских и немецких журналистов ни единого вопроса ни про Чечню, ни про судьбу экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского (может быть, потому, что она уже в общих чертах определилась). Их впервые за несколько лет интересовали проблемы с их собственными лидерами (см. Ъ от 4 июля).
Глава "Газпрома" Алексей Миллер подтвердил: планирует. Он, впрочем, имел в виду не покупку "Сибнефти", а строительство Североевропейского газопровода. Речь идет об одной из его веток – прямо на Калининградскую область. Господина Миллера, впрочем, откровенно смущает одно обстоятельство: он не хочет, чтобы эта ветка шла по территории наших литовских друзей или каких-нибудь других наших друзей (украинских, например). Оптимальный вариант – ветка идет по территории "вероятного противника". Там все надежно, там мировые цены, там уверенность в завтрашнем дне.
Господин Путин был абсолютно согласен с тем, что докладывал ему господин Миллер. Этого нельзя было сказать о том, что докладывал ему губернатор Калининградской области Владимир Егоров.
– Мы поддерживаем отношения со 114 государствами мира,– говорил губернатор, и складывалось такое впечатление, что остальные страны просто еще пока не признали Калининград в качестве столицы независимого суверенного государства.
Речь губернатора вызывала у господина Путина различные чувства (чаще всего он нетерпеливо вздыхал). Среди них не было, пожалуй, только чувства снисхождения к человеку, который тоже, возможно, хотел как лучше (и хочет, уверен, до сих пор).
Министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф делал комплименты главе ЛУКОЙЛа Вагиту Алекперову. Он рассказывал про шикарный детский дом, который ЛУКОЙЛ только что построил в Калининградской области.
– Бесплатной рекламой ЛУКОЙЛа занимаемся и здесь, и за границей! – со странным радостным изумлением произнес господин Путин.– Я уже все ваши заправочные станции объездил!
Вагит Алекперов отрицательно покачал головой: нет, еще не все. Господин Алекперов долго слушал, что говорили участники совещания о развитии Калининградской области и о трудностях, с этим процессом связанных (как транзитных, так и психологических), а потом негромко и чуть устало обратился к Владимиру Путину:
– Судя по разработанным нами документам, Владимир Владимирович, есть возможность за несколько лет сделать Калининградскую область безубыточной. У меня все тут есть,– успокоил он президента, показав на свои бумаги.– Я к вам потом, после совещания, подойду, все расскажу.
С этой секунды продолжать совещание стало, согласитесь, делом в высшей степени бессмысленным. Но оно продолжалось. Министр транспорта РФ Игорь Левитин, в отличие от господина Миллера, говорил о необходимости развивать сотрудничество с литовцами.
– Можно создать единую управляющую компанию, которая будет заниматься морскими перевозками,– говорил он.– Проект "2К" – Клайпеда и Калининград...
– А литовцы согласны на единую управляющую компанию? – спросил господин Путин.
– Согласны,– пожал плечами господин Левитин.
– А в чем же тогда дело?
– Чтобы заставить себя пойти на это,– со вздохом признался господин Левитин.
На тему сотрудничества с Литвой было сказано в этот поздний вечер немало. Герман Греф посвятил собравшихся в планы строительства моста, который лишний раз соединит Калининградскую область и Литву.
– А сколько денег надо? – интересовался господин Путин.
– Да по 15 миллионов долларов,– махнул рукой Герман Греф.– Деньги-то небольшие.
Дело было, конечно, не в деньгах. Все тут, похоже, искренне старались заставить себя пойти на сотрудничество с литовскими друзьями.
– Это для нас небольшие деньги. А для Литвы – очень большие,– сочувственно произнес господин Путин.
Один из участников совещания и сам по себе был литовцем. Аудрюс Каланджинкас работает директором ООО "Калининградский деликатес". С литовцем остальные участники совещания вообще носились как с грудным младенцем, стараясь не ранить его каким-нибудь неосторожным замечанием. Впрочем, любое замечание, обращенное к литовцу с его хрупкой душевной и национальной организацией, являлось, кажется, неосторожным.
Но тем не менее все были ему, похоже, безмерно благодарны за то, что он на этом совещании представлял здоровые силы литовского общества, готовые к масштабному сотрудничеству с Калининградской областью.
– Сегодня очень актуальная проблема мяса в стране,– говорил Аудрюс Каланджинкас, и в зале стояла абсолютная тишина, о какой только мог бы мечтать во время своего выступления президент РФ Владимир Путин. По-моему, все очень боялись, что, если эту тишину вдруг нарушить, литовец сейчас внезапно расплачется.
– Проблема с мясом в стране,– повторил директор "Калининградского деликатеса".
Кажется, под страной он так же, как и Владимир Егоров, понимал Калининградскую область.
– Местного сырья катастрофически не хватает,– продолжил литовец.– И наше предприятие решило инвестировать в село!
Этот мужественный поступок вызвал горячее одобрение в сердцах участников совещания. Их лица посветлели.
– Мы занялись свинством! – продолжил господин Каланджинкас.
Он, конечно, волновался, это понятно.
– Такие странные проблемы! – продолжал литовец.– Мы столкнулись с тем, что нельзя привозить в Калининградскую область на откорм живых поросят из-за границы.
То есть он имел в виду, что мертвых можно. Мертвых – пожалуйста, сколько угодно, но живыми поросята границу Калининградской области не перейдут.
Литовца поддержал хорват Стефано Влахович, президент компании "Продукты питания":
– Я долго думал, какой вопрос задать. Ведь вопросов много, а шансов мало.
Но кажется, господин Влахович, сколько ни думал, так и не придумал. Он просто выступил – от всей души. Стало понятно, что в целом его беспокоит закон "О свободной экономической зоне". Такой зоной является Калининградская область. Закон господина Влаховича устраивает ("Он, конечно, компромисс, но я знаю – все, что хочется, никогда нельзя получить",– потерянно рассуждал хорват), но его очень беспокоит, не испортят ли этот закон подзаконные акты.
– Ну, например? – переспросил господин Путин.
– Ну, подзаконные акты могут ограничить ввоз сырья.
– Мясо птицы? – решил блеснуть знанием предмета господин Путин.
– Мясо птицы на костях,– с расстановкой, снисходительно произнес господин Влахович.
– Каких костях? – ошарашенно переспросил господин Путин.
– На спинках и других частях тела птицы,– невозмутимо ответил господин Влахович.
Совещание завершилось, когда стало темнеть. Напоследок Герман Греф не отказал себе в удовольствии рассказать о трудностях, которые Калининградская область, как и другие российские регионы, испытывает в деле удвоения ВВП.
Впрочем, губернатор Калининградской области пообещал президенту, что все будет в порядке.
– Удвоят ВВП-то, несмотря на ваше сопротивление! – с радостным изумлением произнес Владимир Путин, обращаясь к Герману Грефу.
Рано радуется.
Источник: Коммерсантъ

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.