Калининградский морской торговый порт сокращает персонал

Генеральный директор предприятия Владимир Калиниченко считает эту меру своевременной и необходимой для сохранения предприятия.

- Владимир Владимирович, какое количество персонала будет сокращено и что толкает руководство на такие шаги?

Ещё до ставшего актуальным мирового финансового кризиса мы задумали провести глобальную модернизацию и перестройку всей структуры нашей стивидорной компании. Аморфные структуры, к сожалению, не выживают ни в хороший период, ни тем более, и в плохой. Мы как минимум вдвое сократим персонал, возможно не за один приём, а поэтапно. Докеров сокращение, скорее всего не коснётся. Не секрет, что сегодня производительность труда на нашем предприятии очень серьёзно отстаёт от аналогичных западных. И мы не можем себе этого позволить, как крупные российские порты, такие как Санкт-Петербург, Новороссийск и дальневосточные стивидоры. У нас среда очень конкурентная. Нам приходится соперничать с портами Прибалтики, Польша, Германии, поэтому и мы должны соответствовать. Если говорить о технике, то мы всячески стремимся её менять, покупать новую и модернизировать. Но этого уже сегодня недостаточно. Под эту технику нужен соответствующий персонал, который в состоянии выполнять те задачи, которые ставятся.

- Вы сокращаете персонал, испытывая при этом кадровый голод?

- В региональном масштабе нас затронуло достаточно серьёзное повышение заработной платы на вокруг стоящих предприятиях. Мы потеряли много квалифицированных кадров, которые разошлись по стройкам. Это и крановщики, и водители погрузчиков. Понятно, что такого обученного персонала, как у нас, практически нигде нет. Где ещё человек каждую смену будет по 200 раз делать определённые операции? Ни на одной стройке, ни на одном складе. И то, что в регион пришли строители с московскими зарплатами, это с одной стороны, конечно, очень серьёзно усилило роль человека труда, но с другой стороны, на мой взгляд, создало достаточно большие непропорциональные перегибы. Понимая эту ситуация мы стремимся в том числе и к тому, чтобы те люди, которые в результате преобразований останутся работать в порту, помимо всего прочего, получали удовольствие от зарплаты.

- И всё же повлиял ли на такое решение происходящий финансовый кризис?

- Глобальные мировые проблемы, которые сегодня докатываются до России, без сомнения, влияют и на нас. Мы, всё-таки, не региональное мероприятие, мы - предприятие российского масштаба, скажем, северо-западного масштаба. Поэтому региональные проблемы в данной ситуации нас наверное чуть-чуть меньше касаются, хотя конечно тоже ощутимы. Кто наши клиенты? Наши клиенты – Новолипецкий металлургический комбинат, любые крупные коксо-химические комбинаты России, практически все производители техники, которая изготавливается в регионе. Вы прекрасно видите, что творится сегодня: невозможно получить кредиты, сегодня очень сложно и тяжело практически любому грузовладельцу. А от «экономического здоровья» грузовладельцев напрямую зависит и работа порта, поскольку нас можно назвать сферой услуг, как это не удивительно звучит. Что лукавить - все предприятия, которые работали в таких глобальных масштабах, сегодня несут большие потери. Мы никак не ожидали о том, что будет серьёзный спад у металлургов. Цена на металл упала в 2-3 раза, спрос упал, вывоза на экспорт практически нет. Цена на нефть также упала существенно. Показатель: у нас новейший мазутный терминал практически 5 месяцев стоял, и только сейчас начинает перерабатывать первые объёмы. А этот терминал, хоть и маленький, он сегодня по своим качествам лучший среди имеющихся Прибалтике… Поэтому всё, что мы сегодня делаем нацелено на то, чтобы по результатам мы были конкурентоспособны, и от всей этой ситуации мы должны выиграть.

- Было ли вашему предприятию отказано банками в получении каких-то кредитов в результате кризиса?

- На сегодняшний момент мы перешли в один из крупнейших российских банков и успели до кризиса сформировать почти все свои инвестиционные программы. Сегодня порт имеет достаточно хорошую репутацию. Поэтому нас как предприятие, наверное, пока «петух не клюнул». Но для того, чтобы он нас не клюнул, мы заранее предпринимаем все необходимые шаги.

- Какими Вы видите перспективы предприятия до конца года?

- Мы рассчитываем на то, что будучи небольшим предприятием в масштабах России, традиционно зимний период мы хорошо переживём. Но сегодня мы не имеем возможности зациклиться на каком-то конкретном грузопотоке или грузовладельце. Мы вынуждены предлагать свою услугу всем. И это медаль о двух сторонах. С одной стороны наш минус в том, что Калининградский морской торговый порт - универсальная стивидорная компания, и мы не можем предложить каких-то сверхсовременных прогрессивных технологий по какому-то одному направлению. Но наш плюс в том, что универсальность порта делает его «всеядным» по отношению к грузовладельцам и их грузам. Я очень рассчитываю на то, что сегодняшние кардинальные изменения в порту приведут к хорошему результату, мы серьёзно поменяем свою производительность труда и сделаем работу в порту конкурентоспособной на рынке труда в Калининграде.

НЕКОТОРЫЕ ЦИФРЫ

По результатам работы Калининградского морского торгового порта за 9 месяцев 2008 года общий грузооборот составил около 3,7 млн. тонн (за аналогичный период 2007 года — около 3,5 млн. тонн). При этом сравнивая эти периоды в нынешнем и прошлом году, можно отметить значительное сокращение грузопотоков минеральных удобрений (на 54%), металлопроката (на 19%), мазута (на 44%), контейнеров (на 18%), а также ферросплавов и зерна. Увеличение грузопотока наблюдается по углю и коксу, замороженных продуктов (мясо, рыба) и стройматериалов (в 2 раза).

ЖАННА МЕЙЛЕР для Калининград.Ru

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.