"Проблема Калининграда не в транзите, а в уровне жизни"

Пышные торжества по поводу вступления в Евросоюз пройдут 1 мая в десяти странах Европы. В Литве народные гуляния продлятся два дня. О том, как вступление в ЕС повлияет на отношения Литвы с Россией, газета "Время новостей" спросила вице-спикера литовского сейма, председателя комитета по делам Европы Витяниса АНДРЮКАЙТИСА.

-- Долгожданное вступление в ЕС уже в кармане, но проблемы есть. Уполномоченный Еврокомиссии по расширению ЕС Гюнтер Ферхойген заявил, что с первого же дня все 80 тыс. страниц предписаний ЕС станут для новичков обязательными.

-- ЕС действительно требует, чтобы все законы и подзаконные акты новых стран были согласованы со стандартами Европейского сообщества. На это было дано четыре года. За эти годы не только новички, но и старые члены ЕС приводили законодательство в соответствие с общими требованиями. Литва успешно завершает этот дьявольский труд. Задействован центр переводов документов, вместе с переводчиком работает специалист в данной области и юрист. На общем фоне мы выглядим неплохо. У нас проблемы с актами, которые обновлялись в этом году, то есть это работа сверх того «домашнего задания», по которому новички уже отчитались 1 декабря прошлого года в Афинах. Между странами ЕС не должно возникать правовых коллизий. Претензии г-на Ферхойгена адресованы не только нам, но и Германии и Франции, которые не слишком шевелятся.

Рынок ЕС уникален. Он соединяет рынки 25 стран, создает единые правила и условия функционирования, но с учетом конкуренции, не касаясь цен. Это вам не бывший советский рынок с едиными ценами. Атмосфера в Брюсселе открытая и дружелюбная. Все переживают за нас. Боятся там отсутствия единства условий для конкуренции. Ясно, что если налог с прибыли в Литве 15%, а где-нибудь в Германии -- 20--30%, то условия там хуже. Но мы напоминаем, что уровень развития германской экономики значительно выше, и мы рассчитываем на уступки, на переходный период.

-- Говорят, что ЕС прошел зенит развития, что внутри него накопились противоречия...

-- Это мнение существует со времен Робера Шумана, французского министра иностранных дел, основоположника ЕС. В конце 40-х годов прошлого века его спросили: а если у вас не получится? Шуман ответил: я не оптимист и не пессимист, я тот, кто решает. Если люди решили работать, то ничто им не грозит. Этот уникальный проект существует более 50 лет, переживая трудности наряду с колоссальными достижениями. Так, появилась единая валюта -- евро, Европа стала безопасной и мирной. Она развивается по другому пути, нежели СССР, который развалился из-за имперских замашек. Жаль, что такие настроения все еще сохраняются среди политической элиты России. Европа эволюционирует, а трудности временны, потому что есть единая система ценностей. В 1979 году прошли первые выборы в Европарламент, скоро появится конституция. Зенит, закат -- это пустые разговоры. Обсуждать нужно, как увеличить экономический рост и укрепить связи с США, выработав единые правила игры с ними. Я бы сказал так: ЕС -- это всегда кризис и всегда решения.

-- России придется строить торговые отношения с Литвой по новым правилам Евросоюза. По этому поводу Москва пыталась особо договориться и с ЕС, и отдельно с Литвой. Что выиграет в результате Литва и что -- Россия?

-- Россия сама себе вредила, навязывая переговоры по отдельности, пытаясь расколоть ЕС. Но если объективно, то России выгодна консолидированная и долговременная линия Евросоюза. Россия может стать стратегическим партнером ЕС, тогда договариваться будет легко. Чего боится Россия? К нам прилетели четыре натовских истребителя, и сразу начались демарши -- полеты над Балтикой, угрозы пересмотреть военную доктрину. Но ведь после вступления в НАТО у нас с ним образовалось единое воздушное пространство, над которым должен быть контроль! Можно понять трудности, которые испытывает такая огромная страна, как Россия. Но тем обидней, что к ее рулю часто приходят динозавры из советских времен, мыслящие категориями 60-х годов. В этом беда России. Ей нужна администрация новой формации.

-- В чем суть российских претензий относительно порядка транзита в Калининград через территорию Литвы, особенно военного транзита? Ведь он действует с 1993 года, и проблем никогда не возникало.

-- В том-то и дело, что проблема поднимается на пустом месте. Россия теперь хочет иметь челночный поезд -- с коридором через Литву, требует снизить тарифы за проезд. Иными словами, чтобы передвижение обходилось дешевле, а о грузах было как можно меньше информации. Но ради чего мы должны идти на поблажки? Кстати, наши железнодорожники постоянно жалуются, что Россия дискриминирует клайпедское направление, применяя к нему тарифы большие, чем на калининградском направлении. А также на то, что и действующие тарифы малы, так как в них не заложены затраты на ремонт и модернизацию путей. Проблема Калининграда -- это не проблема транзита. Уровни жизни в наших регионах отличаются примерно в четыре раза. Разве можно нормально жить на 100 долл. в месяц? А ведь таков средний доход калининградца. Вот чем нужно заниматься. А если считаете, что это дорого, то не наращивайте военные базы в области. Ведь ей никто не угрожает. А то получается, что мы должны терпеть убытки, чтобы при тех же затратах Россия наращивала военное присутствие в калининградском анклаве. Мы же не из вредности не прислушиваемся к претензиям России. Есть и другие предложения, например, как упростить таможенный режим для обычных грузоперевозок. Что ж, может быть. Мы руководствуемся национальными интересами и обязательствами перед партнерами. Если условия шенгенского режима позволят нам договориться и если это не повлечет дополнительных затрат со стороны Литвы, то почему нет?
Источник: Время новостей

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.