Финансы и в целом экономика региона скатываться в яму нестабильности пока не собираются

Власти деликатно посоветовали прессе не называть происходящее в России кризисом: слишком, дескать, раздражает людей это «нехорошее» слово, напоминая гражданам о дефолте – финансово-экономическом обвале, случившемся ровно десять лет назад. Пусть так. Не будем нагнетать обстановку и сгущать краски, тем более что на самом деле обстановка в стране сейчас не в пример более стабильная. Однако серьезные, скажем так, неурядицы в системообразующих отраслях, и в первую голову в финансовой сфере, не случайно привели к необходимости определенных антикризисных мер. О них говорил в своём послании Федеральному собранию президент РФ Дмитрий Медведев, конкретные мероприятия правительства озвучил премьер-министр Владимир Путин.

Условно объединенные в три блока экстренные меры, которые собирается реализовать правительство, можно поделить по трем целям: поддержка и привлечение инвестиций, поддержка реального сектора экономики и поддержка малого и среднего бизнеса. Впервые, кстати, Владимир Путин так системно и прозрачно объявил о принимаемых решениях и приоритетах, что говорит о появлении некой ясности относительно наиболее востребованных и эффективных методов антикризисного управления. Калининградские эксперты считают, что именно сейчас пришло время спокойно и предметно проанализировать случившееся применительно как ко всей стране, так и к отдельно взятому нашему региону. К слову, Москва, по оценкам калининградского бизнес-сообщества, оперативно и действенно сделала первые шаги по преодолению мирового кризиса, что позволило по крайней мере на данный момент сохранить практически все существующие в регионе банки и не допустить обвала экономики.

Вообще на бытовом, так сказать, уровне банковский ажиотаж уже спал. А было… В кредитные организации Калининграда поступали звонки, ставившие в тупик даже опытных работников. К примеру, вполне серьезные люди говорили о каких-то «пакетах», в которых якобы расписаны все подробности предстоящей деноминации рубля. Самые «продвинутые и всезнающие» безапелляционно заявляли, что уже видели «новые деньги», и потому советовались с банкирами – что делать? Все это, по словам самих банковских работников, уже в прошлом, после кратковременного оттока вложений клиенты снова понесли деньги в банки. Значит, доверяют?

Несомненно, главным образом сыграло роль решение о стопроцентных гарантиях государства по банковским вкладам до 700 тысяч рублей. Уверенный голос власти, которая встала на сторону вкладчиков, подуспокоил калининградцев. Фактически эти действия стали первым шагом в правительственном пакете антикризисных мер. Вторым существенным моментом стало выделение из бюджета помощи ведущим коммерческим (наполовину государственным) банкам РФ. Они в свою очередь начали кредитовать банки помельче.

Итак, первый блок - развитие нормативно-правовой базы по защите законных интересов инвесторов и кредиторов, предотвращению банкротств предприятий. В частности, отметил Владимир Путин, нужно сделать более прозрачной процедуру реорганизации юридических лиц, модернизировать залоговое право. В основном эти меры направлены на совершенствование кредитно-финансовой системы государства, эффективного использования бюджетных средств.

Одна из главных проблем, сдерживающих экономическое развитие, - это слабое законодательство в отношении защиты прав инвесторов, считает известный калининградский предприниматель, доктор политических наук Сергей Козлов. Ему на своем опыте пришлось убедиться, насколько политизированы на практике эти вопросы.

- Представляете, недобросовестный заемщик может обратиться к депутатам, губернатору, чтобы «вошли в его положение», - говорит Козлов, кроме всего прочего еще и депутат областной думы. – И инвестор, подчеркну, в условиях рыночной экономики, вынужден «объясняться», почему он поступает так, а не этак. Это совершенно неприемлемо. Вообще тут человеческий фактор должен быть сведен к нулю. Только правовая основа, только законы и строгое выполнение договорных обязательств между партнерами – и ничего личного.

По сути, банки – это своего рода посредники между миллионами вкладчиков и реальной экономикой, которая должна привлеченные деньги эффективно использовать. И недобросовестный кредитор, затягивая платежи, объясняя это собственными экономическими трудностями, тем самым обкрадывает старушку, всю жизнь копившую прибавку к пенсии. Не смогла фирма, взявшая кредит, наладить свое производство, выйти на рентабельность и вовремя рассчитаться – винить некого, государство в этом случае вмешиваться и «поддерживать на плаву» нерадивого собственника не должно ни в коем случае.

Однако в отношении к кредиторам – физическим лицам правительство просто обязано проводить иную политику. В банковской терминологии есть понятия «социальный дефолт» и «криминальный дефолт». Если со вторым все, что называется, ясно и без слов, то с «социальным дефолтом», когда человек не может расплатиться по кредиту в силу не зависящих от него обстоятельств, сложнее. Каким образом помочь человеку, потерявшему в связи с экономическими сложностями работу? Как быть, если вам сегодня объявили, что с завтрашнего дня зарплату снижают на 25 процентов? Это не гипотетические измышления теоретиков – подобные примеры серьезно озадачили уже многих калининградцев.

Второй блок, о котором в последнее время приходится слышать чаще всего, - это активизация наиболее эффективных форм поддержки предприятий различных секторов экономики. Глава правительства при этом подчеркнул, что «государство будет содействовать реализации частной инициативы, а не брать ее на себя». «По сути, - сказал Владимир Путин, - мы серьезно идем навстречу предпринимательскому сообществу. Со своей стороны бизнес не должен потерять цивилизованные правила ведения дел, достигнутое качество корпоративного управления, ответственное поведение по отношению к потребителям, обществу и государству».

Основными отраслями поддержки, как и ожидалось, станут строительство, машиностроение, ОПК, сырьевой сектор, розничная торговля, учитывая ее важную социальную функцию, а также сельское хозяйство. Это именно те отрасли, которые в наибольшей степени страдают от кризиса и в наибольшей степени зависят от возможностей кредитования. В качестве защитных мер Путин также назвал курсовую политику (речь идет о мягкой девальвации рубля), а также таможенно-тарифные меры в отношении автомобилестроения и АПК.

На практике некоторые шаги из заявленных уже делаются. Скажем, собравшимся в Кремле представителям крупнейших в стране торговых сетей обещана вполне реальная финансовая поддержка. Впрочем, выступая на состоявшемся следом «круглом столе» наш земляк, председатель совета директоров компании «Виктория» Николай Власенко оптимистично заметил, что и без этих средств никакой трагедии в торговле не происходит. Кто покупал дорогие продукты в больших количествах – тот так их и покупает, а кто довольствовался батоном с пакетом молока – тем и довольствуется. Это, кстати, можно наблюдать и на ничуть не сократившихся очередях в калининградских супермаркетах.

Чрезвычайная экономическая ситуация подвигла правительство вернуться к злободневнейшему для жителей самого западного российского региона вопросу – повышению таможенных пошлин на иномарки. Правда, подход нынче несколько иной. Так, первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов сообщил, что «те инвесторы, которые в настоящий момент закупили оборудование, построили заводы, выпускают автомобили в России, должны быть уверены в том, что их продукция будет приобретаться. Она должна быть конкурентоспособна по сравнению с импортной продукцией, то есть с импортными автомобилями». Таким образом, правительство намерено поднимать пошлины только на те автомобили (естественно, новые), аналоги которых производятся в России.

Наконец, третий блок – оказание более существенной поддержки малому и среднему бизнесу. А именно - расширить правительственную программу содействия его развитию в регионах. Учитывать кредитование со стороны государственных банков, а при необходимости - увеличить его. Обеспечить льготные условия аренды федерального имущества для предоставления малому и среднему бизнесу, предоставить им более широкий доступ к участию в исполнении государственного заказа. Правда, если с первыми двумя блоками все более или менее ясно, то здесь возникает много вопросов: каким образом малый бизнес получит все эти возможности в условиях, когда банки сворачивают свои кредитные программы?

Совершенно не проработанной и «вязкой» темой считает этот раздел антикризисной программы и наш добровольный эксперт предприниматель Александр Валеев, когда практически 90 процентов всего калининградского бизнеса можно отнести к категории малого или среднего.

- Я не вижу, чтобы нам хоть сколько-нибудь помогали, больше того - нас по-прежнему «душат» со всех сторон, - говорит Валеев. - Обещанные правительством десятки миллиардов рублей, конечно, очень хорошо, но здесь главное не количество… Скажем, необыкновенно уязвим малый бизнес на селе, в жестких рамках, создавая условия для коррупции, выстроено регулирование земельных отношений. Человек хочет построить ферму, а ему говорят «Нельзя!», потому как это земли – сельхозугодья.

Что надо сделать в первую очередь? Упростить процедуры земельного оборота, считают как теоретики, так и практики бизнеса и финансов, отстранить чиновников от принятия этих решений. Это, кстати, может вызвать подъем строительной отрасли, которая локомотивом тянет за собой всю тяжелую индустрию, так же как торговля – легкую и пищевую промышленность.

Впрочем, возвращаясь к теме малого и среднего предпринимательства, важно уже то, что о нем говорят на самом высоком уровне, специальным разделом включают в антикризисную программу.

В целом все эти меры выглядят правильными и позитивно оцениваются рынком. Однако есть в нынешней ситуации, по мнению отдельных экспертов, одно «но»: чрезмерная зависимость торговых площадок от мировых цен на нефть. Их дальнейшее снижение, как считают «пессимисты», способно девальвировать все усилия правительства, которые уже не остановят ни отток капиталов, ни падение индексов, ни замедление темпов экономического роста.

Александр ГМЫРИН
Источник: Калининградская правда

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.