Откуда цены на мясо? От Евросоюза, вестимо

В то время как инфляция в нашей стране снижается, цены на большинство видов продуктов питания продолжают расти. К сожалению, не только по инерции. В этом ряду особо выделяется мясной рынок. Из-за лицензирования и распределения квот на мясо цены на говядину с января этого года уже выросли на 20%. А 1 июня случилась новая напасть: Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Росветнадзор) прекратила подписывать сертификаты на импорт мяса из Европы.

Россия еще полгода назад предупреждала, что нужно ввести единый ветеринарный сертификат, какой уже существует для экспорта российских товаров и выдается в ветеринарной комиссии ЕС. Однако до сих пор европейские чиновники этот вопрос не решили: то ли все очень долго согласовывается, то ли единая комиссия боится нести ответственность за своих новых членов. Вот и получается, что сертификат на экспорт из Европы по-прежнему выдается ветеринарной службой каждого отдельного государства Еврозоны.

Чем это плохо? Даже если не рассматривать эту ситуацию как политику двойных стандартов, то возникает вопрос угрозы безопасности. В ЕС нет режима сопровождения поставок документами, и если поставщики захотят переправить “проблемное” мясо в Россию без разрешающих сертификатов, то смогут это сделать через соседнее государство, воспользовавшись его сертификатом. Вот поэтому-то Росветнадзор и позаботился о российском населении, чтобы “случайно” не попала к нам не та говядина из Великобритании или не то мясо из Португалии.

Однако цена вопроса, который затронули наши органы, стоит для Европы 1,3 млрд. евро (во столько оценивается годовой объем импорта мяса из Евросоюза в Россию). Так что неудивительно, что западные соседи тут же стали его решать на самом высоком уровне. Письма Еврокомиссии (ЕК) полетели в нашу ветеринарную службу, в российский МИД. Не теряли времени и представители самой ЕК, прибывшие в Россию.

Ситуация же прояснилась после серии телефонных переговоров между главой ЕК Романо Проди и премьер-министром России Михаилом Фрадковым. Торговой войны, на которую намекала европейская пресса, все-таки не будет: до 1 октября этого года Россия в очередной раз продлевает действие ветеринарных сертификатов, которые подписала ранее в двустороннем порядке с отдельными странами Евросоюза.

Западные фермеры до осени могут спать спокойно. Что получила за их спокойствие Россия в целом – непонятно. Зато отечественный потребитель эту “временную” проблему ощутит на своем кошельке уже сегодня. Дефицит на мясном рынке уже возник и грозит повышением цен.

Специалисты в области закупки мяса считают, что “сама ситуация произошла из-за нерасторопности российских ветеринарных чиновников на уровне министерства, которые заблаговременно не решили этот вопрос”. Рынок мяса на сегодня, по их мнению, находится просто в агонизирующем состоянии. Цены растут практически каждый месяц на 10–15% начиная с марта этого года. В Москве запасы мяса сократились с 70 тыс. тонн до 50 тыс. тонн. В результате страдают и переработчики мяса, которые в основном использовали продукцию из Европы. Им сегодня приходится покупать по бешеным ценам сырье, никогда ранее не бывшее дефицитным.

Также возникли проблемы и у поставщиков. Например, из Калининграда не могут провезти через границу около 280 контейнеров с сырьем. Они вынуждены возвращать мясо обратно в Польшу и Германию, так как продукт скоропортящийся. А это огромные потери.

И хотя ситуация с разрешением ввоза улаживается достаточно быстро, закупщики не зря опасались: вакуум на рынке образуется стремительно, когда мясо не везут, цены взлетают моментально. Импортеры уже продают “излишки” на 20–30% дороже. Цены растут даже на те виды мяса, которые не импортируют из Европы (на южноамериканскую свинину и говядину), так как спекулянты знают, что нет альтернативного предложения по европейскому сырью.

А если уж цена сейчас поднялась, то обратного понижения мы дождемся не скоро.
Источник: Россiя

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.