Национальные деньгопроводы

В национальном проекте осталось только финансирование, причем, как оно будет осуществляться, неизвестно.

Национальные проекты должны стать источниками будущего процветания. О том, что может стоять за этой помпезной формулой модернизации, в интервью «Газете.Ru–Комментарии» рассуждают заместитель директора департамента подготовки проектов ЦСР Григорий Сенченя и президент ИК «Антанта Капитал» Сергей Алексашенко.

Григорий Сенченя

Григорий Иванович, в чем суть национальных проектов?
– Мне кажется, что произошла подмена понятий. Те национальные проекты, которые планировались перед президентскими выборами, и то, что было озвучено пятого сентября, – это две разные вещи. Они имеют между собой очень мало общего. Под выборы делалось четыре проекта: образование, медицина, доступное жилье и Калининград как особая экономическая зона. Они готовились у нас в Центре стратегических разработок и передавались в правительство. Каждый проект подразумевал широкие структурные реформы в своей области.

Сейчас же Калининград заменили на сельское хозяйство, но в основном планируется трата денег в этих направлениях, без масштабных структурных преобразований.

В текущем варианте, в том, который был озвучен Путиным пятого сентября, мы видим, что просто решили выделить приоритеты и заняться хорошим проектным менеджментом в этих областях. Видимо цель состоит в том, чтобы подойти к проблеме именно как к проекту, за реализацию которого есть конкретный ответственный. Поскольку все эти сферы очень чувствительны, то предполагается, что решения проблем будет приоритетным. Но, к сожалению, по тому, что я вижу, из проектов выпала компонента реформы. Почему так произошло, можно только догадываться, но мне кажется, что сильные группы влияния, существующие в этих областях, присваивают очень большую часть ренты. У нас же сейчас накопилась большая усталость от реформ. И правительство не хочет связываться с преобразованиями, чтобы не подвергаться критике.

На мой взгляд, сейчас окно возможностей для реформ в социально чувствительной сфере предельно сузилось. И сейчас правительство не готово к таким преобразованиям.

Как должен выглядеть идеальный национальный проект?
– Теоретически было бы хорошо соединить те деньги, которые выделяются сейчас, с реформами, которые были разработаны тогда. Если бы эти части не были оторваны друг от друга, то это был действительно целостный проект.

В чем смысл выделения внутри правительства отдельного правительства национальных проектов?
– Я думаю, это сделано для более четкой координации, чтобы работа не выходила из правительства, а в нем оставалась. Видимо, в аппарате правительства не хватало ресурсов для того, чтобы мониторить реализацию проектов. И добавили еще людей.

Если бывший руководитель администрации становится вице-премьером, то, наверное, повышается координация деятельности с администрацией. И координация внутри правительства.


Сергей Алексашенко

Сергей Владимирович, в чем смысл национального проекта?

– Я думаю, что через национальные проекты президент и правительство пытаются обозначить приоритеты, выделить те точки, опираясь на которые, как они считают, экономика будет расти быстрее, а жизнь граждан станет лучше. Как постановка задачи, наверное, это правильно. Если говорить об инструментах, которые выбраны для решения задачи, то здесь можно спорить.

Традиционно, как у нас водится в России, если есть проблема, то нужно создать комиссию.

Первоочередное создание совета по решению этих проблем – это уже первая ошибка. Существует действующий аппарат управления под названием правительство, есть Государственная дума, есть бюджет.

И перпендикулярно всему этому создается еще один механизм управления. Мне кажется, что такая система порочна в самом зародыше.

В любом государстве государственные средства расходуются в рамках бюджета. Президент Путин заявляет, что деньги, которые будут тратиться на национальные проекты будут не бюджетными, а сверх бюджета. Сверх бюджета в государстве ничего не бывает. В государстве – все бюджет. Десять-двенадцать лет назад я сам занимался в Минфине тем, что по крупицам собирал бюджет в единое целое. Если же сейчас речь пойдет о том, чтобы разделить бюджет на части между разными комиссиями и подкомиссиями, то это будет большой проблемой для целостности государственных финансов.

Если говорить о сути предложения, то, например, один из проектов связан с медициной. Грубо говоря, глобальная задача состоит в том, чтобы повышать качество медицинского обслуживания населения. Качество медицины должно стать лучше, но, на мой взгляд, решение этой задачи подменяется предложением повысить зарплату всем врачам и медсестрам. Я не спорю с тем, что зарплату повышать нужно, но если сделать только это, то вряд ли от этого вырастет качество услуг. Существуют проблемы, связанные с оснащением оборудованием. Нельзя заставить хороших врачей диагностировать лучше на оборудовании, которому 30 лет.

Среди национальных проектов есть сельское хозяйство. Все хорошо помнят, что в Советском Союзе сельское хозяйство было самой провальной сферой. Когда чиновника хотели поставить на место, то его отправляли «на сельское хозяйство». Когда сельское хозяйство называется национальным проектом, то я думаю, что там есть какие-то внятные цели, которых можно достичь, и инструменты для их достижения. Я могу двумя руками поддержать проект, связанный со строительством жилья. Это точно является мотором экономики, потому что это означает рост производства промышленных материалов, рост местной промышленности. Задействуется внутренний ресурс экономики. Это, наверное, сможет стимулировать экономический рост.

А чем национальный проект отличается от федеральной целевой программы, устройство которой известно?

– Я уже говорил, что у нас есть бюджет, в рамках которого уже отстроены какие-то механизмы. Теперь начинается что-то, что будет сверх бюджета.

Каким образом национальные проекты будут увязываться с бюджетом и с бюджетными расходами, не понятно.

Может, это будут старые целевые программы, или новые целевые программы. Или деньги пойдут сверх бюджета. То есть есть бюджет, есть целевые программы, есть инвестиционный фонд, есть еще, например, бюджет реализации национальных проектов. Но пока об этом ничего не известно, и обсуждать тут нечего. В принципе, национальный проект ничем не должен отличаться от масштабной целевой программы. Но чиновникам же виднее, как что назвать. Наверное, у них своя есть логика. Я не готов ее обсуждать.
Источник: Газета.Ru

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.