Россия откроет инвесторам Калининград

С 1 апреля Калининградская область вновь обретает статус особой экономической зоны (ОЭЗ). Соответствующий закон, ранее принятый обеими палатами ФС, подписал президент РФ Владимир Путин. Как указано в ст. 1 этого документа, специальный правовой режим в самой западной области страны вводится «с учетом геополитического положения» и «в целях ускорения ее социально-экономического развития». Предполагаемый срок действия режима ОЭЗ для области – 25 лет.

Дата вступления закона в силу настраивает на оптимистичный лад, а факт того, что подписание закона совпало с визитом в Россию Ангелы Меркель, заставил искать геополитические объяснения преференций бывшей Восточной Пруссии, однако в целом эксперты говорят об экономическом значении нового режима. После серьезной, в том числе правительственной, критики, которая подвергала сомнению эффективность ОЭЗ Калининграда 90-х годов и аналогичных зон, существовавших в Калмыкии, Ингушетии и т. д., возрождение соответствующего режима было воспринято неоднозначно.

«Конечно, эксклавное положение Калининграда требует создания для области определенных преференций, – говорит ученый секретарь Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Кувалин. – Иначе негативные тенденции в области – отток населения, криминализация экономики и общий ее отрыв от России – будут только нарастать. Однако даже принимавшие закон об ОЭЗ парламентарии в частных беседах признают: законные преференции для области в нынешнем виде сильно выхолощены, что, с одной стороны, минимизирует риск превращения области в «черную налоговую дыру», но с другой – сводит на нет и возможность превращения ее в локомотив роста экономики на манер ОЭЗ прибрежных районов Китая».

«Закон об ОЭЗ прописан гораздо четче по сравнению с законом, действовавшим в 90-е годы, – не соглашается с этой точкой зрения бизнес-директор компании «Развитие бизнес-систем» Александр Либеров. – Ясно указано, кто и на каких условиях может получить льготы, какие это льготы и каков механизм их получения. Тем самым дается серьезный шанс для развития портовой, логистической, промышленной инфраструктуры Калининградской области, остро нуждавшейся в определенных "поблажках"». По мнению г-на Либерова, этот шанс уже начал реализовываться, о чем свидетельствуют заявления некоторых производителей сельскохозяйственной техники, собирающихся переносить выпуск своей продукции в Калининград. Как отмечают эксперты, прописанные в новом законе льготы (например, отмена обязательной продажи части валютной выручки), конечно, несут плюсы для инвесторов, в том числе иностранных (немецких, польских и т. д.). Но и минусов не избежать совсем, как и в 90-е годы.

Некоторые эксперты считают, что перевес плюсов над минусами опять не очевиден, и дело в общей стратегии МЭРТ. «Создается впечатление, что законодательные новации в этой области изобретались чиновниками прежде всего ради отчета перед президентом, – считает Дмитрий Кувалин. – Ведь «сильные» действия по подъему экономики, связанные с мерами госрегулирования, ими отвергаются по идеологическим мотивам. Остаются косвенные или скорее демонстративные меры, список которых будет предъявлен президенту в ответ на вопрос: а что, собственно, сделано для удвоения ВВП? Мы, скажут чиновники, втащили страну в ВТО, монетизировали льготы, провели пенсионную реформу, создали институт врачей общей практики, ввели ЕГЭ в школах и возродили ОЭЗ. На бумаге – бурная деятельность, но на деле эти меры мало что дают для решения основных проблем российской экономики».

Другие эксперты несколько более оптимистичны. «В 60-е и 70-е годы промышленная политика многих стран была эффективной именно благодаря подобным мерам, – говорит ведущий эксперт фонда «Центр развития» Валерий Миронов. – Сейчас потенциальная эффективность ОЭЗ уменьшилась из-за увеличения мобильности капитала. Все-таки ОЭЗ – мера стратегического действия, направленная на долговременное сотрудничество с инвесторами, но в эпоху глобализации инвесторы слишком подвижны, и их настроения слишком переменчивы, чтобы их можно было прочно привязать к определенному месту всевозможными льготами. Однако априори нельзя говорить, что этот инструмент вообще неэффективен, необходимо экспериментировать, в частности, с инвестиционными льготами, и в случае успеха распространить полезный опыт на другие регионы. А от провалов никто не застрахован и не надо их бояться».

Владимир Фошенко, представитель ЗАО «Автотор» (предприятия, до сих пор работающего в соответствии с льготами, полученными благодаря прежнему закону об ОЭЗ) считает, что «плюсы нового закона – для вновь открываемых предприятий, а для нас он не ухудшает ситуацию. Другое дело, что все законы обрастают массой подзаконных актов, в которых бывает скрыто самое главное, и мы будем внимательно смотреть, что за масса сложится к 1 апреля».

«Риск превращения самой западной области России в большую «налоговую дыру» был и остается, – говорит директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. – Однако сейчас он меньше, чем в 90-е годы, и дело не в конкретных строчках нового закона. После «дела ЮКОСа» и «закручивания» налогового администрирования многие остерегаются использовать даже законные способы минимизации налогов, потому что знают: при желании властей и к этим способам можно будет придраться. Проблема в другом: пример Калининграда, похоже, становится заразительным, и вслед за ним число подобных зон и число типов этих зон начинает – пока в проектах, но уже близких к реальности – множиться со страшной силой. Хотя лучше было бы сначала все опробовать, десять раз обдумать и отмерить, а затем действовать».
Источник: РБК

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.