Жесткое падение: как калининградский ритейл кризис и санкции обсуждал

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»
Все новости по теме: Малый и средний бизнес

Во вторник руководители ведущих торговых сетей Калининградской области встретились за организованным РБК-Калининград круглым столом с сельхозпроизводителями, банкирами и транспортниками, чтобы обсудить тенденции развития ритейл-бизнеса в условиях самого непонятного и непредсказуемого кризиса в истории современной России. «Новый Калининград.Ru» узнал, что думают участники рынка продажи продуктов питания о работе в текущих экономических условиях.

_NEV3053.jpg

Кризис среднего класса

С тезиса о том, что экономику страны охватил самый непонятный, непредсказуемый и жесткий кризис за последние 25 лет, начался этот круглый стол. «Он коснулся всех сфер экономической жизни в стране. Фундаментальный вопрос в том, что мы наблюдаем сжимание денежной массы. Оно носит катастрофический характер. Впервые за 25 летнюю историю развития свободного бизнеса в России мы получаем падение оборотов в ритейле, даже в кризис 2007–2008 года такого не было. Нынешний кризис не является таковым в привычном понимании этого слова. Обычно это падение, год-два, встал — и дальше рост. Сегодня это не кризис. Что будет дальше, никто не знает. Единственный прогноз, который мы слышим от экономического блока правительства, так это про то, сколько будет стоит нефть», — отметил глава одной из торговых сетей.

Касательно своей группы компаний он подчеркнул, что результаты ее деятельности в 2015 году были на уровне общероссийских. «Если говорить по категории „Light for Life“, то у всех было -1 или +2,+3%. По одежде — там катастрофа, по промтоварной линейке — 50–60%, по электронике — падение на 40%, при этом часть рынка совсем ушла, например, такие товары, как фотоаппараты и ноутбуки. И никакого роста не будет, пока не будем строить. Причем строительство как жилищного, так и коммерческого направлений», — прокомментировал ситуацию на рынке один из бизнесменов.

Исполнительный директор «Виктория — Балтия» Олег Красневский, характеризуя итоги деятельности сети в 2015 году, лишь подтвердил данные негативные тенденции. Сказались они, прежде всего, на потребительском поведении постоянных покупателей сети. «Если по потребителю, учитывая падения покупательского спроса, динамика, структура потребления стала другой. Наши постоянные клиенты, очень лояльные, в категории „средний+“ в их поведении мало что изменилось. А вот „среднячок“, или, как мы его называем, „оптимизатор“, он стал реже ходить, но стал больше делать покупок за одно посещение. Сегодня они берут не все подряд, но есть четкое понимание, что нужно брать более нужный и дешевый товар. Они стали более внимательны», — пояснил Олег Красневский.

_NEV3024.jpg

Изменение потребительских привычек отметил и руководитель «Торгового дома „Семья“» — Олег Пономарев.

«Наиболее пострадал массовый сегмент — средний класс. Можно говорить, что у нас средний класс временно закончился. Остались „средний+“, „средний ++“ и „премиум“. С последним вообще ничего не происходит. Это мы видим по нашим магазинам. Формат „SPAR“ показывает лучше себя, чем „Семья“. По ресторанному направлению, которое тоже есть в нашей группе компаний, мы тоже наблюдаем переток из категории „средний +" в более демократичные форматы. Плюс мы не видим падения продаж в производстве. Средний класс, по нашим наблюдениям, и мы видим его, перетекает из ресторанов в супермаркеты», — отметил Пономарев.

Еще один антикризисный покупательский тренд прошлого года — акционная активность потребителей. По наблюдениям того же Олега Пономарева, к бабушкам, которые в поисках выгодной покупки готовы перемещаться в любой конец города, присоединились молодые люди. «Сегодня 25% продаж приходится на наши акции. Их дают и достаточно много молодых активных покупателей, которые работают с нашими буклетами и очень аккуратно, выборочно делают покупки“,- рассказал он во время круглого стола.

Другой, более опасной тенденцией ушедшего года стала скрытая дефляция. «Если мы попробуем пересчитать паритет рубля с учетом девальвации, которая сложилась, то мы увидим, что реально снижается физическая стоимость продукции, которую потребляют наши покупатели. Это очень негативный фактор, который запускает глубинные механизмы экономического кризиса», — поделился своими опасениями генеральный директор торгового дома «Семья».

На эти процессы накладываются, по оценкам одного из депутатов областной Думы, и массовые сокращения во всех секторах экономики Калининградской области. «Кто-то в этом признается, кто-то нет, но у всех произошли сокращения персонала. На 15–20%. Зарплаты у оставшихся сотрудников сокращаются, доходы в бюджет не увеличиваются, пенсии не увеличиваются. Люди тратят меньше везде, во все отраслях. Если не пойдут вливания, то тогда через год-два наступит действительно тяжелая ситуация», — отметил парламентарий.

Банковский стопор

Кабальные банковские проценты, усложнение процедуры выдачи займов, изменение политики по залоговому обеспечению, по мнению всех участников прошедшего круглого стола, негативно сказываются на экономической активности, результатах работы, в том числе и в сфере ритейла.

По мнению генерального директора компании «ДСВ» Леонида Степанюка, высокие кредитные ставки не позволяют, например, оперативно менять автопарк, увеличивать объемы перевозок, уменьшать стоимость транспортных и логистических услуг.

Какое-либо развитие торговли, импортозамещение в сельском хозяйстве при таких банковских ставках, по мнению председателя совета директоров ГК «Вестер» Олега Болычева, в данный невозможно. «Если раньше кредит выдавался на следующих условиях: 70% — залог недвижимости, 30% — товар в обороте, сегодня товар в обороте не принимается вообще, значит, залоговая масса на 30% уменьшается, а стоимость самой недвижимости уменьшается, поскольку пересчитывается по рублевому курсу. В итоге под тот же самый объект недвижимости ты можешь получить кредит на 40% меньше», — пояснил Болычев.

Согласился с этим и экс-министр сельского хозяйства, а ныне председатель совета директоров ЗАО «Залесское молоко» Андрей Романов. По его оценке, в нынешних условиях он бы не смог и не захотел развивать свой масштабный инвестиционный проект в аграрном секторе.

«Попробуем сейчас сделать бизнес-план на 5 лет, и кто-то под него подпишется. Требования банков значительно ужесточились. Фактически я под проект, в котором не уверен, должен заложить все, что было до этого, все, что у меня есть сегодня, и то, что, возможно, у нас будет завтра. Если это вдруг не осуществится, мы потеряем все. Кто из адекватных предпринимателей на это пойдет?», — сказал Романов.

_NEV3073.jpg

За всех банкиров в это утро пришлось отдуваться директору филиала «Европейский» банка «Санкт-Петербург» Дмитрию Данилову. С его точки зрения, обозначенная проблема сокращения объемов кредитования носит двусторонний характер. «Сегодня она является определенным стопором. Мы продолжаем кредитовать, но с оглядкой на существующие реалии. Помимо этого, ради стабильности банковской системы главный финансовый регулятор не мотивирует на более агрессивное кредитование, которое банки и могли бы себе позволить. У кредитных организаций, объективно, деньги есть. Но есть моменты сдерживающие, например кредитование под товары в обороте. С точки зрения резервов, такие залоги сегодня банку не нужны. Здесь на первое место выходит иная оценка залоговой стоимости имущества. Это тот сдерживающий фактор, который обеспечивает тот самый опасный дефляционный виток», — отметил Данилов.

По его оценкам, бизнесмены готовы кредитоваться под новые проекты, только если ставки будут 10% и ниже. При этом Центробанк пока не намерен снижать ставки по кредитам.

«С Польшей сравнивать нечего»

Масштабные финансовые ресурсы, большие объемы выручки, логистические преимущества и емкость рынка, по мнению участников круглого стола, составляют неоспоримые преимущества ритейлового бизнеса польских соседей.

«Надо понимать, что конкурировать с такими грандами, как „Ашан“, „Теско“, „Корфур“,„Бедронка“, практически невозможно. Мы долгое время страдали от конкуренции с польскими производителями. До 30 тысяч калининградцев каждые выходные уезжали в Польшу на шопинг. Поляки в прошлом году вновь девальвировали злотый. Только сейчас благодаря девальвации рубля этот негативный фактор сгладился. Польша по прежнему дешевле по многим позициям, существенно дешевле и сейчас. Но в целом по молоку, по хлебу мы наконец-то сравнялись. Этой зимой мы не видели такого сильного оттока покупателей на зимних каникулах, как у нас обычно было»,- поделился своими наблюдениями генеральный директор ГК ОАО «Торговый дом „Семья“».

Глава одной из торговых сетей в целом указал на некорректность сравнения польского и калининградского рынка розничной торговли продовольственными товарами. «Это все равно что сравнить комара со слоном. Польский рынок — это мощнейшие производства, которые взращивались десятилетиями. Тем более они являются „чемпионами“ в Европе по производству яблок, клубники, вишни, по тем же шинам, мебели. Когда мы говорим о польских ценах, нужно понимать, что речь идет о двух разных рынках: в 50 млн покупателей и с открытыми границами — и одном миллионе и в эксклавном положении. Один пример: после заказа тех же фруктов путь от поставщика на прилавок магазина у них занимает 3 часа, в Калининграде 10 дней. Отсюда логистические и транспортные издержки», — пояснил свою позицию бизнесмен.

Соседство с Польшей, по мнению Олега Пономарева, несет не только минусы, но и плюсы. «Мы можем у них учиться. Достаточно проехать всего 35 километров и в районе Бранево увидеть 5 гипермаркетов различных сетей. Мы можем наблюдать за ними, избегая их ошибкок», — рассказал генеральный директор ГК ОАО «Торговый дом „Семья“».

К слову, в ближайшее время веяния стандартов польской «Бедронки» могут коснуться региональной сети магазинов «Виктория». С 4 апреля, как подтвердили «Новому Калининграду.Ru» в пресс-службе ГК «Дикси», президентом компании станет португалец, долгое время возглавлявший популярную сеть польских гипермаркетов и магазинов у дома.

Импортозамещение по-калининградски

Один из уроков, которые должны были извлечь главы торговых сетей из сложившейся кризисной ситуации, по мнению региональных чиновников, — это необходимость перехода на закупку отечественного продовольствия. По оценке генерального директора ГК ОАО «Торговый дом „Семья“» Олега Пономарева, эмбарго действительно оказало влияние на ассортимент магазинов. «Эмбарго распространилось на всех, но нам было хуже всех. У нас самые маленькие запасы, у нас самый жесткий таможенный контроль, нет никакого баловства, невозможно превратить турецкие помидоры в израильские или азербайджанские. Таможня стоит зорко. Для нас неприемлемы такие махинации. Поэтому мы не ленимся работать с поставщиками из Марокко, Аргентины, ЮАР, с далекими и ранее незнакомыми поставщиками. Это все накладывает отпечаток на нашу себестоимость. Мы видим продукцию и региональных крупных производителей на наших полках. Более того, если проехать по магазинам, то вы не заметите дефицита. Любой из наших категорийщиков скажет, что это все, что есть на данный момент в области. Ничего больше нет, ни одного дополнительного яблока добыть невозможно, ни один дополнительный сорт томатов ниоткуда не может быть привезен самолетом. Мы находимся в условиях жесткого дефицита предложений», — отметил он.

_NEV3030.jpg

Как ни странно, меньше всего воспользовались санкциями сами местные сельхозпроизводители. По мнению генерального директора ЗАО «Залесское молоко» Андрея Романова, эмбарго дало эффект, но только в 2014 году. «Сейчас его фактор вторичен. Потому что курсовые уровни таковы, что даже если санкции отменят, то такого потока продукции из этих стран, как было раньше, его не будет. Валютный курс стал фактически заградительным. Оборот вырос. В конце 2015 года мы вышли на максимальный объем продаж по молочной продукции. На сегодняшний налицо день баланс спроса и предложения по тем же молочным продуктам», — отметил экс-министр сельского хозяйства Калининградской области.

Фермеры региона, как оказалось, также не торопятся занять места на полках местных магазинов после ухода товаров из стран ЕС. «Мы фермеров очень ждем, но реально их очень мало. Нет ассортимента, поставки нестабильны, фермерская продукция, она нишевая, погоды никакой не делает. У нас есть фермерское козье молоко, штучные продажи, соевые продукты — штучные продажи. Более или менее — это „Мушкино“, кролики и перепелки», — пояснил Олег Пономарев.

По его словам, сделать так называемый «shop in shop», лавку внутри супермаркета, не получается из-за небольшого предложения. Кроме того, фермерская продукция дорогая, отметил Пономарев. Она априори попадает в сегмент „премиум“, у нас очень мало таких покупателей. Причем этот покупатель достаточно избирателен, имеет возможность поехать в Литву, Польшу, где есть действительно фермерская продукция, в любом ассортименте, хоть страусиное мясо, все что хочешь. А люди-то туда ездят, у нас есть так называемая „воскресная проблема“, когда калининградцы ездят в Польшу и Литву погулять и заезжают в местные торговые центры», — сказал Пономарев.

Специально оформленные фермерские уголки были и в «Виктории», но их пришлось закрыть.«Работали с „Пограничником“, год он продержался, но мы стали понимать, что не знаем, что туда положить. В принципе нет фермера», — сказал исполнительный директор ООО «Виктория — Балтия» Олег Красневский.

Транспортная составяющая

В конце 2015 года государство преподнесло ритейлерам немало сюрпризов, обернувшихся повышением издержек и ростом цен в магазинах. Один из них — это заработавшая система взимания платы за проезд большегрузов по федеральным дорогам «Платон». По оценке присутствовавшего на круглом столе генерального директора компании «ДСВ» Леонида Степанюка, тариф в 1,5 рубля за километр пока не дал значительного роста цен на услуги перевозчиков. «Это пока, если же тариф вырастет, как и обещали, в два раза, до 3,73 рубля, то это уже 3–4 тысячи на фуру. Всего же, по моим прикидкам, в цене на товар транспортная составляющая может доходить до 1–2%», — пояснил эксперт.

В большей степени на рост стоимости услуг перевозчиков влияет ситуация с дозволами.«Когда Польша встала, то транспортное плечо увеличилось в разы, а стоимость услуг в два раза. На фуру — до 30 тысяч рублей. Плюс литовцы ввели в ответ на наши действия свой тариф в 11 евро. Но больше страдают перевозчики от очередей на таможне. Они доходят до 2 километров, водители стоят сутками», — рассказал Леонид Степанюк.

По информации Олега Красневского, с 24 марта на границе стоят три машины с цитрусовыми из Марокко. Таможня — это отдельное государство, на которое никто и ничто повлиять не может», — с досадой отметил Красневский.

«Падаем и растем мы долго»

Для сокращения транспортных издержек в 2016 году ТД «Семья» планирует завершить строительство и запустить в эксплуатацию собственный логистический центр. В планах компании открыть до конца года еще несколько магазинов.

«Мы находим места в городе, где нет магазинов, ищем места, где идет застройка и никто не думает о том, чтобы в генплане там „посадить“ магазины», — сказал он. «Семья» уже провела адаптацию форматов и завершила оптимизацию издержек, уточнил бизнесмен и добавил, что позиция компании «с учетом того, что деньги труднодоступны и очень дороги, — аккуратно искать ниши, в которых можно развиваться».

«Мы ожидаем также и рост туристов. В том году был плюс и в этом. Общаясь с коллегами из туристической отрасли, я знаю, что на лето все продано, все гостиницы и пансионаты „под ноль“. Этих гостей мы должны увидеть в своих магазинах и ресторанах», — отметил участник круглого стола.

_NEV3050.jpg

Два магазина откроет в 2016 году «Виктория», открытие еще двух объектов планируется, пообещал Олег Красневский. «Точно не планируем ничего закрывать, строиться планируем на собственные деньги», — сказал он.

А вот руководство ЗАО «Залесское молоко» не намерено рисковать и запускать новые проекты. «Если говорить о старте новых инвестпроектов, то это можно смело переносить на 2017–2018 годы. Не раньше. Если что-то и будем делать, то за свои средства и что-то совсем небольшое на базе имеющихся мощностей», — поделился Андрей Романов.

По мнению главы комитета по торговле Калининградской ТПП Юрия Дергачева, нелегкие времена ждут так называемые несетевые магазины формата «у дома». «Этому будет способствовать и снижение покупательской способности, изменения правил торговли алкоголем. Многие не смогут себе даже позволить купить одно рабоче место системы «ЕГАиС». К концу года их число точно сократится. Сейчас их около 2200», — уточнил Дергачев.

Общую тенденцию, которую ожидает рынок розничной торговли Калининградской области в ближайшие годы, тот же Олег Пономарев охарактеризовал как медленную стагнацию. «Рынок ритейла имеет такую особенность, что он очень инерционен. Мы медленно падаем, но и когда в экономике страны начнут появляться первые позитивные изменения, торговля еще не скоро отреагирует на это. Сейчас мы на дне, можем долго в этом положении находиться. Главное, чтобы нам снизу не постучали» — отметил он.

Общим местом в высказываниях участников круглого стола стало упоминание рисков, связанных с «проблемой-2016». Ритейлеры, транспортники, банкиры с опаской ждут и самих процедур, с которыми столкнутся их поставщики, и тех цен на товары и услуги, которые выставят их партнеры. Единственное, к чему они точно не готовятся, — это к тому, что условия ведения бизнеса в регионе и стране вдруг станут более предсказуемыми и понятными.

Фото — Виталий Невар, «Новый Калининград.Ru»

Текст: Станислав Пахотин

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.