Из магазинов исчезнет импортный алкоголь

С 1 апреля в России вводятся новые правила импорта алкоголя. Все импортируемые зарубежные спиртные напитки должны быть снабжены акцизными марками нового образца. Как пишут «Ведомости», это приведет к исчезновению импортного алкоголя с прилавков. Дело в том, что только два из 126-ти поставщиков готовы работать по новым правилам. Остальные остановили импорт и подсчитывают убытки, которые могут достичь $700 млн.

Участники рынка характеризуют ситуацию одним словом — «безумие». Например, у Nemiroff — крупнейшего поставщика водки в Россию — «нет информации, когда начнется выдача новых акцизных марок», говорит PR-директор компании Наталья Коновалова. «Впервые, по сути, полностью останавливается импорт алкоголя», — недоумевает Александр Романов из комитета производителей алкогольной продукции Ассоциации европейского бизнеса (объединяет большинство крупных дистрибуторов). В нормальном режиме импортеры получают марки за месяц до поставки продукции в магазины. А теперь ввоз алкоголя со старыми марками запрещен с завтрашнего дня, новые марки есть далеко не у всех, а работать с ними могут единицы.

С 1 января вступил в силу измененный закон «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Документ вводит новые марки: федеральные специальные — для отечественного алкоголя и акцизные — для импортного. На новые марки производители и дистрибуторы должны наносить специальный штрих-код, содержащий информацию о названии алкогольной продукции, ее виде, градусности, стране происхождения и даже правомерности использования товарного знака. Информация об обороте алкоголя с обновленными марками должна храниться в так называемой Единой государственной автоматизированной информационной системе (ЕГАИС). Чтобы новая система заработала, каждый производитель отечественного алкоголя и поставщик импортного должен закупить специальное оборудование и с его помощью подключиться к ЕГАИС, разработкой которой занималось подведомственное ФСБ ФГУП «Атлас».

Чтобы получить акцизную марку, импортер должен отправить в уполномоченный таможенный орган заявку и перевести деньги на специальный счет, открытый ФТС. 1000 марок обходится в 1300 руб. Затем таможенный орган регистрирует заявление и размещает заказ импортера на фабрике Гознака. После того как марки по заказу импортера изготовлены, он в течение трех месяцев должен предоставить таможенникам справку об отсутствии таможенных задолженностей, а также банковскую гарантию, подтверждающую, что марки будут использованы. Получив марки, импортер должен дождаться еще одного подтверждения от ФТС — с разрешением нанести штрих-код на марку, затем напечатать штрих-код и отправить марку на завод, где она будет приклеена на бутылку (это по закону должно происходить вне российской таможенной территории), рассказывает руководитель пресс-службы холдинга «Винный мир» Андрей Егоров.

Из-за нерасторопности чиновников, которые не успели утвердить подзаконные акты, регламентирующие выдачу марок, в январе оказалось полностью парализовано отечественное производство алкоголя. Теперь волна проблем докатилась до импортеров. Постановления и приказы, регламентирующие выдачу марок, уже подписаны, а вот работа ЕГАИС остается под вопросом.

Вчера на Центральной акцизной таможне в Москве Федеральная таможенная служба (ФТС) продемонстрировала журналистам запуск автоматизированной системы. По словам представителя ФТС, «оборудование и программное обеспечение уже запущено в восьми уполномоченных таможенных органах» — в каждом федеральном округе, а также в Калининграде. «Таможня к работе готова», — уверяет он. Но из 126-ти импортеров алкоголя, по данным таможенников, только 44 обзавелись оборудованием и программами для работы в ЕГАИС, а полностью настроена система была лишь в двух компаниях, в которых ее тестировали. «Эти компании уже могут приступать к штрих-кодированию, остальные — по мере готовности оборудования», — говорит таможенник.

Новые марки, на которые должен наноситься штрих-код, по словам советника гендиректора по связям с общественностью объединения «Гознак» Натальи Никифоровой, уже отпечатаны: в адрес восьми окружных управлений отгружено около 97 млн марок (старых марок Гознак печатал в среднем по 80 млн в месяц). По данным ФТС, импортеры уже получили 40 млн марок, еще 60 млн таможенники обещают выдать «по мере поступления заявок» и 90 млн в ближайшее время должны поступить с Гознака. Но даже если импортеры получат новые марки к завтрашнему дню, останется проблема подключения к ЕГАИС, «работа которой пока не налажена», говорит Коновалова из Nemiroff. Эта компания отправила в «Атлас» заявку на покупку оборудования еще две недели назад, но пока ничего не получили, утверждает представитель компании.

В Санкт-Петербургском филиале ФГУП «Атлас», занимавшемся разработкой ЕГАИС, получить комментарии не удалось: и руководитель филиала, и ответственный разработчик находятся в командировке. Но и после отладки ЕГАИС на восстановление поставок с Украины потребуется минимум месяц, а из дальнего зарубежья — 2-3 месяца, говорят участники рынка.

Уже три недели назад некоторые поставщики говорили, что придерживают алкоголь на складах, чтобы поставки в престижные торговые точки были бесперебойными. По подсчетам Егорова из «Винного мира», совокупные потери поставщиков и продавцов импортного алкоголя могут достигнуть $700 млн: это ущерб от зависшего на границе товара, необходимости забирать из сетей алкоголь со старыми марками и реэкспортировать его и др. Продавать бутылки со старыми марками закон разрешает до 1 июля. Но торговые сети готовятся к кризису уже сейчас. Чтобы не рисковать, ритейлоры уже возвращают алкоголь со старыми марками поставщикам. Такой возврат предусмотрен договорами, товар будет признан «несоответствующим». Чтобы продать возвращенный товар со старыми марками, законопослушные поставщики вынуждены будут реэкспортировать его и наклеить новые марки за границей, но дистрибуторы, скорее всего, «выкинут» товар на открытые рынки, а там он будет продаваться из-под полы.
Источник: Росбалт

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.