5 марта, понедельник

Важные события первого после выборов президента дня: при желании меньшинства проснуться в новой стране, большинство проснулось в старой, Путин плачет, но не плачет, а стабильность, хоть и серьезно подгнила, всё же перевешивает, по гамбургскому счёту, аргументы несогласных и недовольных.

_MG_5084.jpgЛучший худший результат
В понедельник утром жители России проснулись в прежней стране. На центральных телеканалах победу Владимира Путина тут же назвали «победой стабильности», эта тема стала проводиться буквально через все выступления и комментарии властьимущих и прочих жителей страны, многие из которых живут, по всей видимости, стабильно. Хорошо, если не стабильно плохо.

Калининград, в отличие от остальных регионов России, все же отличился. Во-первых, Калининградская область показала худший среди регионов большой страны результат (это, конечно, если не брат в расчет Москву, котрую многие в глубине души считают отдельным государством). За Владимира Путина в Калининградской области проголосовало 52,55% избирателей при весьма серьезной явке в 59,32% избирателей (на выборах президента в 2008 году явка составила 58,4%, на выборах в Госдуму в декабре 2011 года — 54,63%).

Жители же областного центра, как говорится, отправили Владимира Путина во второй тур. Утром процент проголосовавших был около 47%, благодаря чему Калининград стал лидером среди трех региональных центров России (наряду с Владивостоком и Орлом) по уровню самой низкой поддержки «за Путина». Правда, в течение дня ситуация изменилась, и вечером в понедельник после митинга в поддержку Путина, который прошел на площади Василевского, глава Калининграда Александр Ярошук заявил, что Калининграде все же за верховного вождя проголосовали 47,7% избирателей. «47,7%! Это, извините, больше чем, в Москве, на всякий случай!»- оптимистично сообщил глава города.

В свою очередь, губернатор Николай Цуканов отметил, что не знает, кто виноват в низком результате. «Я не знаю, кто виноват… Зачем говорить, кто виноват? Люди проголосовали так, как они хотели в Калининграде, Черняховске, Гвардейске. Понимаете, никто ведь никого не убеждал сделать обратный шаг, правильно? Поэтому калининградцы сегодня посчитали, что нужно вот так проголосовать. Вы же голосовали, вас разве кто-то убеждал поменять свое мнение? Вот и калининградцы проголосовали так же», — сказал Цуканов.

Александр Ярошук, кстати, был разговорчивее. Он заявил, что Калининград показал хороший результат, а что касается неких оргвыводов, которые могут сделать руководители страны по поводу руководства областного центра, так это дело «старших товарищей». «Вы увидите до мая, что правительство России, много губернаторов поменяется. Так все поменяется сейчас в жизни, что другого варианта, чтобы стать сильной Россией, нет», — сказал Ярошук, но, правда, в другом контексте — отвечая на вопрос о том, почему он поддерживал Путина.

«Я хочу сказать одну вещь — что в Калининграде это хорошие выборы, потому что Калининград — это особый регион, и все это прекрасно знают», — отметил глава города в заключение. Под «особостью», как уточнила начальник пресс-службы мэрии Елена Волова, глава города имел ввиду «протестность» Калининграда, митинги 2010 года.

Впрочем, тот же понедельник «прежней страны» показал, что протестность Калининграда вышла на иной уровень — по всей видимости, теперь калининградцы высказывают свое мнение не на акциях протеста, а просто — голосуя против. Правда, пока что такой протест очевиден только в столице области. 120 км на восток - в Неман, Советск, Озерск... Там жители безработной деревни, живущие в старых немецких домах с печным отоплением, добирающиеся туда по разбитым дорогам, продолжают голосовать за свою «стабильность».

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

_MG_5103.jpgТот же Путин
В конце осталась усталость. В Калининграде вчера был солнечный день, были выборы. Люди выбирали Путина. Скажете, нет? Повторю - выбирали Путина. Шли, как на праздник, в городе — поменьше, в области — побольше. Может быть, и правда, голосов могли бы насчитать меньше, чем пришла официальная статистика. Но как-то в это мало верится. Люди пришли на участки и вернули своего вождя обратно. Это было ожидаемо. С одной стороны, свою роль сыграл телевизор. С другой стороны, вероятно, большая вера в некую стабильность, на которую все давили сторонники действующей власти.

Одна моя знакомая, занимается малым предпринимательством, сказала буквально следующее: «Смена власти — плохо, потому что воровать все равно будут. А те, кто там и был, уже наелись и будут брать только в будничном режиме». И она не имела в виду конкретно Владимира Путина, а тех людей, что приходят вместе с руководством — они у каждого свои. Так мыслит самостоятельный человек, привыкший решать за себя. А люди в небольших городах и поселках, далекие от предпринимательства и от политики, вообще не представляют себе других вариантов.

Ну, есть какой-то конкретный электорат коммунистической партии и ее красного кандидата — мы этих избирателей все себе хорошо представляем. Есть небольшой и стремительно уменьшающийся электорат Владимира Жириновского и Сергея Миронова — на думских выборах за них голосовало больше, чем сейчас. Верно сказал политолог Владимир Абрамов: одно дело голосовать на выборах в Госдуму — мало кто из обывателей понимает, чем там Дума занимается (потом он добавил, что и профессионалам не всегда это понятно). Но, все же, совсем другое дело голосовать за конкретное лицо с доступом к «красной кнопке».

Есть протестное голосование. Личный ли это рейтинг Михаила Прохорова, что он стал третьим по числу голосов, — это спорный вопрос. Думается, что многие из его избирателей — как раз те, кто поставил бы галочку в графу «против всех», если бы она была. Но и надо признать, что за то небольшое время в политике, которое там находится Михаил Прохоров, ему хватило сил, чтобы «отъесть» протестные голоса у всех троих кандидатов и оставить им их сухой личный процент. С одной стороны, этот прохоровский результат хороший, если смотреть на вещи реально. С другой стороны, была какая-то смутная, но надежда на интригу, на некую политическую конкуренцию, о которой громко кричали несогласные на площадях и улицах в мороз. Или сдержанно молчали, но все так же: организованно, в холод, на улицах. Но этой политической конкуренции практически нет. В «продвинутых» регионах — немногим больше, и то — не везде.

А вчера пришли и выбрали. Когда в одной стороне России только закончилось голосование, а в другой уже были результаты подсчетов, Владимир Путин расчувствовался и плакал. Правда, пресс-секретарь премьера Песков отрицает факт слёз от чувств, объясняя всё ветром. Но. Страна верно следует Путину. Путин в слезах. Митингующие побеждены. На селе праздник. На Пушкинской площади в Москве в понедельник готовят митинг по результатам выборов. Но вчера на участках было удивительно тихо и вежливо, никаких тебе списков аккредитации журналистов, тяжелых противостояний комиссий или полицейских. Некоторые комиссии агрессивно демонстрировали превосходство, но это «эффект вахтерши» — главный тот, кто дежурит. Даже нарушения, представленные ассоциацией «Голос» — сплошь или какие-то процессуальные, а интересных нарушений действительно мало. И жалоб в избирком на нарушения тоже поступило меньше обычного. Такое чувство, что процент голосов за Владимира Путина если и пририсовывали, то только для того, чтобы духовный лидер нации еще больше расчувствовался от народной любви. А так, в целом по области, ничего нового. Да и по стране тоже — ничего нового. Избиратели те же. И Путин тот же.

Наталья КАЛУГИНА, корреспондент

_MG_5231.jpgУбить в себе «путина»
4 марта в России ничего не изменилось. Все то же лицо на экранах, только теперь уже со слезами на глазах. Но ничего: слезы – они от счастья, счастья от осознания того, что ты по-прежнему нужен. Владимир Владимирович Путин теперь будет с нами еще как минимум 6 лет. И пускай особые ярые оппозиционеры кричат о мнимых нарушениях и фальсификациях (мы сами видели, что голосование прошло удивительно спокойно и тихо), результата это не изменит – в целом по стране пока еще действующий премьер-министр и уже избранный президент Путин набрал 64,05% голосов избирателей.

На горизонте маячит пресловутая стабильность, давно уже отдающая плесенью и гнилью. Стабильное повышение пенсий на проценты, которые нивелирует инфляция, триллионы рублей, расходуемые на оборонный комплекс, миллиардная утечка капитала, бесконечные обещания решить жилищный вопрос и все многое другое, о чем большинство из нас знает по себе. Конечно, все это из разряда ожиданий пессимиста, потому что даже несмотря на этап стагнации, в который мы благополучно вошли за Владимиром Путиным, каждый из нас в глубине души надеется, что жить ему (хотя бы ему, пускай не всему славному российскому народу), станет «более лучше». Стоит только потерпеть годик-два, и все наладится.

Но я сейчас не буду рассуждать об экономике при новом-старом президенте, о социальной политике и повышении уровня жизни населения. В прошедших в воскресенье выборах меня волнует нечто другое: тот самый народ, который пришел или не пришел на избирательные участки и то, какой выбор этот народ сделал. Люди заходили в кабинки за бело-сине-красные ширмы и ставили крестики за того, к кому привыкли, за того, который «свой», за того, при котором можно жить. Ведь, не дай бог, придет к власти какой-нибудь вор, разграбит страну, пенсии отменит, работать заставит и начнет войну. А своя рубаха, как говорится, ближе к телу. Потому что, как писал Евгений Шварц в своей сказке «Дракон», «пока он здесь - ни один другой дракон не осмелится нас тронуть».

Вообще, сказка Шварца как нельзя лучше отражает наше с вами нынешнее положение. Потому что «мы так привыкли к нему», потому что он «избавил нас от цыган», а «когда нашему городу грозила холера, он по просьбе городского врача дохнул своим огнем на озеро и вскипятил его. Весь город пил кипяченую воду и был спасен от эпидемии». И дело здесь даже не в самом Владимире Путине, снова ставшем президентом, а в том, что свой «путин» уже давно сидит в нас. В тех бабушках, которые живя в бараках и обогревая жилье газовыми конфорками, голосуют за стабильность, в той молодежи, которая смотрит «Дом-2» и бегает по площадям под флагами «Наших», в тех простых работягах, которые по вечерам слушают новости по «Первому каналу» и убеждаются в правильности выбранной колеи. Одни боятся, что будет хуже, другие искренне верят, что впереди у них светлое будущее, третьи не просто видят альтернативы.

И все же, я верю, что «путины-драконы» в нас уже ослабли. Об этом говорят хотя бы те итоги голосования, которые показали Калининград, Орел, Москва, Владивосток. Нужно только подождать, когда Россия обновится. Когда дети тех, кто выходил на Болотную или на проспект Сахарова, получат право голоса. Когда вырастут отпрыски тех, кто ставил крестики за новое будущее, пускай и в качестве протеста, не особо задумываясь над кандидатом. И, может быть, тогда придет в Россию свой Ланцелот, который будет способен не только убить дракона, но и станет терпеливо выправлять наши покалеченные души, осторожно «удаляя сорную траву, чтобы не повредить здоровые корни».

Мария БОЧКО, корреспондент

Фото - из архива "Нового Калининграда.Ru".

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.