27 марта, вторник


Важные события вторника: главный по транспорту в городе продолжает бодро рапортовать об успехах на фоне череды неудач, министр образования внезапно и слегка неуклюже хватается за проблему нехватки мест в детсадах, оправдание Елены Клюйковой кажется обвинением сложившейся во властных кругах системе, а заморозка цен все очевиднее кажется лишь предвыборной имитацией.

traff.jpgВ ожидании второго выговора
Эту часть традиционного «Вечернего@Калининграда» сразу после оперативного совещания, которое прошло во вторник в городской администрации, было решено посвятить начальнику транспортного управления Андрею Носонову. Дело в том, что на этом совещании в очередной раз обсуждался столь немаловажный вопрос, как пресловутая транспортная доступность, а также удобство пассажиров и недостатки нашей системы общественного транспорта. Носонов отчитался о выполнении «плана мероприятий по повышению эффективности работы, контролю деятельности транспортного управления» и прочих поручений руководителей администрации. Говорил о ремонте остановок, браво рапортовал о заключении и соглашений, составлении всевозможных перечней, подготовке проектов постановлений и так далее и тому подобное. Только и звучало: выполнено, выполнено, выполнено.

Но заместитель главы администрации Александр Зуев, внимательно выслушав доклад начальника управления, почему-то с успехами Носонова и его подчиненных не согласился: нет прорывов, говорил он. «Из доклада, из всех выступлений, которые я сегодня услышал, в принципе понял, что у нас есть нормативная база для того, чтобы достаточно эффективно работать в этом вопросе. У нас, в принципе, четко понятно направление работы. Но я вам честно скажу — я не вижу прорывов. Не вижу прорыва в ремонте остановок, в их обслуживании, вывозе мусора. Даже новые остановки я тут же вижу с разбитыми стеклами, я не вижу прорывов в организации работы с теми же стоянками таксистов, которые в настоящий момент за свой счет обустраивают места парковок», — рассуждал Зуев. А после он и вовсе сказал журналистам, что «реализация всех программ проходит достаточно медленно, что вызывает определенную неудовлетворенность».

Неудовлетворенность работой гражданина Носонова уже не первый год высказывают и сами жители. Можно только представить, какими словами поминали начальника жители улицы Земнухова, чьим детям приходится ходить в школу по 3–6 километров из-за того, что по плохой дороге не ходит общественный транспорт. Нет, понятно, конечно, что ремонтом дорог транспортный отдел заниматься не должен, но разве не на этом самом отделе лежит обязанность сделать так, чтобы люди имели возможность ездить на автобусах в черте города? С кого, простите, спрашивать, если с ребенком по дороге что-нибудь случиться? Да и вообще, транспортники хоть раз поднимали этот вопрос перед главой администрации или хотя бы перед комитетом архитектуры и строительства?

Или вот, к примеру, беспокоит осведомленность Андрея Носонова о принудительной эвакуации неправильно припаркованного автотранспорта, закон о которой, по его мнению, должен начать действовать в июле этого года. Тем временем, неплохо было бы узнать, что законопроект еще даже не был вынесен на заседание правительства и путешествует пока по областным министерствам и отделам. Само собой, предположить, когда документ будет внесен в Облдуму, а уж тем более, принят, крайне сложно. Но начальник транспортного управления его искренне ждет, не пытаясь даже самостоятельно сделать хоть что-нибудь для решения проблемы машин, оккупировавших остановки. На это тоже указал господин Зуев в ходе совещания, но Носонов и тут оказался как бы не при делах.

Сколько раз говорилось о том, что жизнь общественного транспорта после 22 часов вечера практически останавливается, уже и подсчитать сложно. К слову, в минувшую субботу я в 21:40 пыталась уехать на улицу Дзержинского. В итоге «Маршрутку» № 70 у Южного вокзала я дождалась только через добрые 50 минут. Ни о каких больших автобусах в это время уже и речи не шло. Зато Андрей Александрович в своем в ходе своего доклада заявил, что работа с перевозчиками ведется, а в контракты с ними вообще включены пункты, позволяющие штрафовать нерадивые автокомпании на довольно крупные суммы.

До кучи вспомним про разбитые остановки, несоблюдение расписания, изношенность общественного транспорта, ДТП с участием автобусов, нелогичность многих маршрутов, умирающий электротранспорт, отсутствие должного контроля со стороны властей за работой перевозчиков, а в частности, водителей и кондукторов… Это все с одной стороны. А с другой — одни и те же компании-перевозчики, выигрывающие конкурсы на самые рентабельные маршруты, увеличение стоимости проезда на 2 рубля и бойкие отчеты бессменного Андрея Носонова об эффективной работе его управления.

Как-то в апреле 2011 года в ходе совещания по итогам проверки подразделений в городской администрации Андрей Носонов получил выговор от главы Калининграда Александра Ярошука за неэффективную работу управления. Градоначальник тогда обратил внимание на многочисленные жалобы калининградцев на работу городского общественного транспорта. Ярошук, помнится, тогда посоветовал транспортному управлению решительнее разрывать контракты с перевозчиками, а потом и вовсе заявил, что «этот выговор — последний». «Еще один выговор — и нам придется с вами попрощаться», — обратился глава к господину Носонову.

Прошел почти год, а воз и ныне там. Во всем удивительная стабильность, в том числе в ошибках, медлительности и отсутствии какой-то действенной работы. Остается надеется, что Александр Ярошук и в ходе этой предвыборной кампании (избрание главы города уже на носу) снова соберет многочисленные жалобы пассажиров. И сделает все-таки тот самый второй выговор.

Мария БОЧКО, корреспондент

child_2.jpgВеликая стройка на краю ямы
Во вторник министр образования Калининградской области Анастасия Хребтова провела большую пресс-конференцию, поводом для которой послужила хорошая новость — буквально через две-три недели в регионе начнется процесс строительства новых детских садов в рамках программы, утвержденной аккурат накануне выборов в Госдуму РФ.

Стоимость программы «Строительства, капремонта и реконструкции детсадов» — 4,2 млрд рублей, больше половины — 2 млрд рублей — областной бюджет рассчитывает получить из федеральной казны (точнее, вопрос уже решен), еще более 800 млн — деньги областного бюджета, оставшиеся почти полтора миллиарда должны изыскать в своих бюджетах муниципалитеты. Программа, как это уже не раз сообщалось, должна в течение 3 лет решить проблему с местами в детских садах для детей старше 3 лет. В ближайшее время начнется строительство детсадов в Калининграде, Пионерском и Светлогорске. В Светлом планируется реализовать эксперимент по строительству быстровозводимого модульного детсада.

Кстати, в областном центре стоимость строительства садика как-то фантастически выросла с 200 миллионов, которые обычно бюджет тратил на сады ранее (в частности, на садик по ул. Карамзина и Фермора) до 300 миллионов рублей. Однако по всем вопросам по поводу строительства и проектов министр образования порекомендовала обращаться в сами муниципалитеты. Но в данном случае речь не об этом, а о том, что через 2–3 года, когда планируется закончить реализацию программы, в регионе, да и в целом по стране, ожидается сначала снижение роста рождаемости, затем стагнация, а затем и вовсе спад.

Ибо тот демографический подъем, который мы видим сегодня, связан с расцветом сил и лет у «поколения 80-ых». Как отметил на последнем заседании социального комитета Облдумы депутат и директор школы Юрий Галанин, СССР обязана этим ростом антиалкогольной кампании, которая повысила рождаемость. Но пройдет еще года 4, и количество детей уменьшится, поскольку постепенно страна будет приближаться к «расцвету лет и сил» поколения 90-ых. То, что представителей этого поколения не так много — видно уже сегодня. В частности, в прошлом году вузы были вынуждены зазывать выпускников школ на бесплатные бюджетные места, поскольку выпускников этих просто на всех не хватало.

Так вот, министру образования Анастасии Хребтовой на пресс-конференции во вторник задали вопрос, что же будет через несколько лет с теми новыми детскими садами, которые планируется построить сейчас. Не будут ли они пустовать, как в свое время пустовали сады в 90-ых годах? И не стоило бы начать строить их лет 6 назад, а не сейчас, когда демографический спад не за горами.

Министр подтвердила, что демографическая яма действительно не за горами, но власть делает все возможное, чтобы рождаемость не падала, в частности, стимулирует рождение третьего ребенка. Конечно, журналисты попытались поднять на пресс-конференции разговор о том, что без собственного жилья стимулирование рождаемости — фантастика, но эта тема, впрочем, не находится в ведении министра образования (подробнее о том, как молодой семье купить жилье «Новый Калининград. Ru» планирует обсудить на круглом столе в середине апреля).
Интересовал представителей СМИ еще один важный вопрос — почему программу «Строительства и ремонта детсадов» запустили только сейчас, а не в 2006–2008 году, когда уже стало ясно, что с очередью у нас все совсем плохо. Почему правительство области тратило из бюджета миллиарды на строительство Приморского кольца, при этом не думая о том, что молодые родители оказываются в критической ситуации?

«Каждый губернатор приходит и старается максимально сделать с его точки зрения полезное, в этом я глубоко убеждена. Кто какие приоритеты выбирает — сложно судить», — ответила министр. Как говорится, без комментариев. В приоритеты экс-губернатора Георгия Бооса, по всей видимости, не входило решение проблем молодых родителей.

Почему нынешний губернатор решил вдруг озаботиться этой проблемой? Не из-за поручения ли руководства страны, которое потребовало ликвидировать очереди к 2015 году? И в самом деле — что будет потом с детскими садиками, в которые сейчас вложат миллиарды людей, если через несколько лет мода на детей совсем пройдет? Я не говорю о том, что проблему решать нужно. Просто решать ее, наверное, нужно вовремя, а не стоя на краю демографической ямы.

Кстати, заявления о том, что на самом деле программа «Строительства и реконструкции» позволит полностью закрыть проблему очереди, которые не раз делал губернатор Николай Цуканова, на самом деле, увы, просто заявления. Подробнее об этом читайте в среду на интернет-портале «Новый Калининград. Ru».

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

kluykova.JPGПроцесс Клюйковой
Франц Кафка, хоть и немец, в душе был уроженцем России. Причем России современной. Не спрашивайте, как писатель начала века двадцатого мог родиться в веке двадцать первом. Также, как и Кафка, также, как и многие процессы в нашей стране, — это из разряда абсурдного, но действительного. Венцом очередного странного, абсурдного события стало заседание судебной коллегии Калининградского областного суда, подтвердившее невиновность Елены Клюйковой.

Елена Клюйкова в свою бытность министром здравоохранения региона была одной из самых скандальных фигур областного правительства. Сейчас уже сложно определить наверняка, что стало виной демонизации этой женщины — ее личные качества или те реформы, которые ей довелось проводить на своем посту.

Так или иначе, но в 2010 году градус вокруг министерского кресла поднялся настолько, что известие об отставке ненавистного многим персонажа стало чуть ли не радостной новостью. Сообщение о том, что Елену Клюйкову не только уволили, но еще и сделали подозреваемой в уголовном деле, общественным сознанием воспринималось как торжество справедливости.

В марте 2010 года вообще было много событий: отмена митинга, который планировался на 20 марта организаторами 10-тысячной акции, прошедшей 30-го января и телемост с губернатором, мандариновый митинг и перестановки в правительстве области. Про Клюйкову как-то забыли. Этот эпизод истории области вспоминали, когда появлалась очередная информация о покупке дорогостоящего оборудования, или на редких пресс-конференциях правоохранительных органов.

Впрочем, мало кого интересовал вопрос в чем именно вина Клюйковой. Во-первых, ее уже и до суда и задолго до следствия обвинили в развале региональной медицины, во-вторых, формулировка обвинительной статьи звучит как «Халатность», которой на обывательском уровне можно назвать любой должностной проступок — от опечатки в служебной записке до крайне непрофессиональной медпомощи, погубившей жизнь пациента.

«Дело Клюйковой» затянулось почти на два года. Слово «томограф» стало нарицательным. Общественное сознание пополнилось еще парой эвфемизмов, а представления о том, как именно было осуществлена коррупционная схема, если она действительно имела место быть, никто так и не получил.

Позже стало известно, что и сроки давности по уголовному делу Елены Клюйковой истекли, а это значит, что максимум, что могла получить экс-министр — пометку «судима» в личном деле. Но вместо того, чтобы согласиться на эти мягкие в глазах общественности мерыэкс-министр пошла на беспрецедентный шаг — решила судиться, чтобы доказать свою невиновность.

Про такие случаи принято говорить: «Слона-то тут и не приметил». В том, что именно произошло при покупке томографа, стали разбираться уже на стадии судебных слушаний по уголовному делу. И, по мере выяснения обстоятельств покупки томографа, стало появляться куда больше вопросов, чем озвучивалось как в бытность Елены Клюйковой министром, так и после того, как на нее завели уголовное дело.

На суде прокуратура вела себя неубедительно. И адвокат Клюйковой Иван Хомышин, и сама экс-министр, напротив, произнесли крайне убедительные и обстоятельные речи. В том числе, в своем выступлении Клюйкова обозначила и те системные вопросы, которые при обсуждении госзакупок предпочитают замалчивать. Суд эти аргументы учел, оправдательный приговор Клюйковой подтвердил.

Несмотря на то, что это уже вторая судебная инстанция, которая подтверждает правоту экс-министра, Елена Клюйкова была очень эмоциональна. Впрочем, нескрываемая радость одного частного лица в данном конкретном случае рождает массу вопросов, о которых стоит погрустить всему обществу.

Если аргументы Клюйковой верны, то абсолютно непонятно, почему до сих пор в России действует все та же система, которая потворствует коррупции при госзакупках и позволяет заводить уголовные дела на тех, кто мог бы стать разменной пешкой в политической игре. Неизвестно, в таком случае, за что получатели зарплату следователи, если все аргументы, собранные за два года удалось опровергнуть 11-минутной речью. Совершенно неясно, куда смотрела прокуратура, утверждая такое сырое обвинительное заключение.

Если же в материалах следствия действительно имелись неопровержимые доказательства вины, то почему прокуратура их не заметила и не смогла убедительно преподнести? Речь помощника прокурора Центрального района на этом судебном заседании скорее смахивала на твержение урока школьником-зубрилкой, чем попытку доказать вину некогда высокопоставленного злоумышленника. Да и позиция суда в случае правоты следствия не делает людей в черных мантиях гуманными.

Так или иначе, оправдание конкретного министра здравоохранения отнюдь не оправдывает в целом выстроенную систему как государственных контрактов, так и здравоохранения. Впрочем, победила стабильность, в последнее время — все больше какая-то абсурдная. Можно не задавать себе лишних вопросов и не портить на ночь настроение. В конце концов, когда мы начнем сильно возмущаться, нам бросят следующую сакральную жертву.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

denejki.jpg7,8… точно не 6
Во вторник Минэкономразвития России устами заместителя главы ведомства Андрея Клепача признало, что летнее повышение тарифов разгонит инфляцию в стране. Но насколько именно, он прямо говорить не стал, ограничившись обтекаемым «повышение цен в июле даст существенный инфляционный эффект». Правда, тут же Клепач предупредил, что сезонное снижение цен на некоторые продовольственные товары — овощи и фрукты, этот процесс «несколько снивелирует». При этом официальный прогноз минэкономразвития по уровню инфляции на 2012 году пока не пересматривался и составляет прежние 5–6%.

Региональный министр экономики Елена Пожигайло подтвердила, что и для области инфляционный прогноз, 5,7%, не пересматривался, так как в него уже были заложены все повышения.

Теперь осталось только дождаться официального признания, что таки да, перенос сроков пересмотра тарифов с января на июль и разбивка повышения на два этапа все-таки был связан с президентскими выборами. Но что это даст населению, кроме осознания в очередной раз, что власти, особенно федеральные, все-таки видят в нас альтернативно одаренных, да еще и перманентно не выходящих из состояния измененного сознания?

А еще очень хочется понять, какими образом мы уложимся в заданные цифры, если с 1-го июля тариф на газ вырастет на 10,5%, на электроэнергию на 6%, на тепло в общей сложности на 12%? Сколько же должна стоить картошка с яблоками в августе—сентябре, и сколько же граждане должны их съесть, чтобы общая инфляция была фактически ниже запланированного роста тарифов? Кроме того, никто не отменял ежегодный пересмотр стоимости всех остальных жилищно-коммунальных услуг, услуг связи, проезда на общественном транспорте. Конечно, они не обязательно подорожают, но то, что они станут дешевле, проходит по ведомству ненаучной фантастики.

Но ведь есть еще и топливо! Хоть для него и не устанавливаются тарифы, но все-таки власти умеют манипулировать ценами и на этот товар. И тоже чисто случайно они это сделали перед выборами Президента РФ. Но уже в середине февраля нефтяники плюнули на все договоренности и начали повышать цены на топливо. А эксперты предрекают, что после выборов этот процесс будет неостановим.

Не хочется повторять банальности, но все-таки: стоимость газа, тепла, электроэнергии, топлива, воды и т. п. имеет прямое влияние на стоимость всех товаров и услуг. И почти не влияет на то, сколько нам хочет платить работодатель.

Правда, по официальным данным, в январе—ноябре 2011 года среднемесячная зарплата в регионе составляла 19,820 тыс рублей, что на 8,5% выше уровня аналогичного периода в 2010 году. При этом доходы населения региона выросли лишь на 3,9% и составили 15,631 тыс рублей. А инфляция в прошлом году составила 5,7% и была ниже общероссийской, равной по итогам года 6,1%. К тому же, Георгий Дыханов полагает, что на самом деле доходы уменьшились на 2%. Кроме того, есть некоторая путаница в том, сколько же на самом деле в среднем получает житель области. Потому что, например, по данным начальника управления экономического развития Владимира Кузина, среднемесячная заработная плата, приходящаяся на одного работника крупных и средних предприятий Калининграда, в 2011 году составила 24 тыс 272 рубля, что на 10,7% больше, чем в целом по Калининградской области. То есть, то ли цифры у Владимира Кузина какие-то другие, то ли в декабре был какой-то ненормальный рост зарплат в среднем по области.

Татьяна Новожилова, корреспондент

Фото — из архива «Нового Калининграда.Ru».

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.