Фомы неверующие и допналог для турбизнеса

Важные события четверга: чиновники и прочие государевы люди пытаются отчитаться о своих доходах, но люди им не очень-то верят, а уходящий президент на прощание решил, что турбизнесу живется слишком сладко - и подписал очередной закон.

1.jpgФомы неверующие
Чиновники, руководители всяких разных служб и государственных компаний продолжают отчитываться о своих доходах. В декларациях всплывают миллионы рублей, гектары земли, просторные дома и машины премиум-класса. С одной стороны все эти отчитывающиеся показывают вполне приличные заработки, с другой, как оказалось, им никто не верит. В четверг «Левада-центр» опубликовал результаты опроса, согласно которым безоговорочно доверяют сведениям о доходах и имуществе высших должностных лиц страны только 2%. Правда год назад слепо верящих в то, что чиновники взяли и раскрыли абсолютно все свои заработки-приработки, был всего 1%, так что динамика на лицо. Возросло, правда, число россиян, говорящих, что чиновники обнародовали «большую часть» своих денег и имущества (с 11% до 13%). Уменьшилось, соответственно, количество не доверяющих людей: вариант ответа «меньшую часть» дали 38% (год назад – 43%), а вариант «ничтожно малую часть» - 32% против 34% в 2011 году. 

На самом деле, если взглянуть на сами декларации о доходах, то хочется спросить у недоверчивых россиян: а куда больше-то? Ибо у некоторых представителей власть имущих данные просто поражают воображение. Например, глава «Роснано» Анатолий Чубайс заработал за 2011 год 260 млн рублей. Правда по основному месту работы он получил только каких-то 22,4 млн, а остальное заработал за счет продажи части земельного участка, доходов от ценных бумаг и долей участия в коммерческих организациях и вкладов в банках. Или вот, к примеру, глава госкорпорации «Росатом» в 2011 году Сергей Кириенко заработал 41,8 млн рублей, увеличив свой доход, по сравнению с 2010 годом, почти в 2 раза. Начальник одного из управлений Бюро специальных технических мероприятий МВД России Виктор Григоров задекларировал свыше 28,3 млн рублей, автомобиль премиум-класса Audi A6 и два жилых дома, став, таким образом, самым богатым сотрудником Министерства внутренних дел. Видимо, это были недешевые специальные технические мероприятия.

Но люди все равно говорят – нет, они все врут, они всё скрывают. На самом деле, понять этих людей можно. Ведь раз полицейский может разбогатеть на пару тройку-миллионов, позволить себе престижную машину и неплохую недвижимость, то что ему стоит, например, еще несколько миллионов спрятать дома в сейфе и никому об этом не рассказывать? Так, наверное, думают большинство россиян, с настороженностью относящихся к декларациям чиновников. 

Да и к тому же бывают случаи, когда по всем цифрам выходит, что у того или иного начальника сам доход в деньгах-то невелик, да вот в собственности – огромные земельные участки, несколько квартир и машин. Вот возьмем, к примеру, отчет главы УГИБДД по Калининградской области Юрия Казакова. Доходов 2011 году у него был совсем небольшой – 541 тыс рублей. То есть примерно по 45 тыс рублей в месяц, что для целого начальника целой областной Госавтоинспекции не так уж и много. Супруга у него не миллионерша – благодаря нехитрым расчетам получаем, что в месяц она получала около 70 тыс рублей. В то же время в собственности у семьи Казаковых четыре земельных участка (площадью 300, 580, 600 и 1145 кв. метров), гараж в 18,9 кв. метров, легковой автомобиль Ford Victoria, мотоцикл Honda Cherry и две квартиры. Плюс арендуют они три земельных участка и пользуются гаражом.  

На самом деле, квартиры и земельные участки могли появиться как угодно. Казаков мог на них всю жизнь копить, они могли достаться по наследству или просто в свое время быть удачно приватизированы. Дело в другом – много ли заработал чиновник или начальник, мало ли, большинство граждан никогда и ни за что ему не поверят. Все равно будут шептаться, мол, да тебе деньги в чемоданах приносят, да у тебя счета в банках на подставных лиц зарегистрированы и так далее. А все потому, что каждый из россиян хоть раз сталкивался с коррупцией в разных ее проявлениях. Потому что коррупция – это один из главных бичей нашей страны, сколько бы президент и премьер-министр с ней не боролись.

Давно стало понятно, что просто декларирование доходов к изменению ситуации не приведет. Поэтому-то было принято решение проверять еще и расходы чиновников: в конце марта Дмитрий Медведев внес в Госдуму соответствующий законопроект. Если документ будет окончательно принят в изначальном виде, то каждый госслужащий, покупая недвижимость, машину или акции, должен будет укладываться по деньгам в те доходы, которые он с супругой заработал за 3 года. В то же случае, если чиновник превысит денежный предел, он должен будет раскрыть свои источники дополнительных доходов.

Кстати, губернатор наш Николай Цуканов, оказавшийся в центре очередного витка истории про "домик в Ивашкино" и пытающийся сейчас из нее вывернуться всеми возможными способами, пока что так и не поделился с жителями региона и прочими интересующимися информацией о собственных доходах и доходах и собственности супруги. Декларацию глава региона вроде как в налоговую подал, но в открытом доступе её пока что почитать негде. Что, мягко говоря, не украшает и без того скомпрометировавшего себя признанием о "домике в деревне" губернатора. Особенно учитывая, что, по данным прокуратуры, земельные участки, на которых пресловутый домик возведен, его супруге (правда, тогда она еще была незамужней) некие дамы передали безвозмездно. То есть, даром. Широкий жест.

Может быть, медведевское нововведение и пресечет множество вопросов типа «откуда трехэтажный домик при зарплате в 100 тыс рублей?». Да и работа госслужащих станет прозрачнее. Только как бороться с коррупционерами-миллионерами? А вот тут уже нужна и уголовную ответственность за незаконное обогащение, и поощрение информаторов о фактах коррупции и еще многие более действенные меры. Хотя пока люди не верят даже в перспективу каких-то изменений: 57% опрошенных «Левада-центром» уверены, что изменить ситуацию с коррупцией при президенте Владимире Путине вряд ли удастся и ее останется столько же.

Ну и напоследок: человек, который сам периодически дает взятки, никогда не поверит, что те же полицейские, врачи или чиновники могут жить честно и без «денег в чемоданах». Показатель «неверия в декларации» говорит косвенно еще и том, насколько граждане готовы сами бороться с коррупцией, не искушая власть имущих конвертами. Ведь не зря же половина опрошенных Фондом «Общественное мнение» россиян уверены, что взятки будут брать в том случае, если их давать.

Мария БОЧКО, корреспондент

2.jpgТурразгон
Через 100 лет, если наша страна образумится, существование малого бизнеса в современной России будут описывать как экономическое чудо. Чудо не в смысле своих фантастических прибылей или невиданной доселе эффективности, а в плане живучести. Уходящий президент Дмитрий Медведев подписал очередной закон, который заставит бизнесменов потуже затянуть свои пояса — речь идет о документе, регламентирующем создание специального фонда на случай банкротства турфирм. 

Как всегда, цель закона благая: защита клиентов обанкротившихся турфирм. Чтобы несчастные отдыхающие не маялись на каком-нибудь Бали, законодатели обязали всех туроператоров перечислять 0,1% от своего годового оборота в некий фонд, работа и создание которого будут контролироваться правительством РФ. 

Стоит отметить, что к настоящему моменту туроператоры обязаны страховать свои услуги, причем сумма страхового покрытия доходит до 100 млн рублей. Чем же тогда будет заниматься фонд? Этим же вопросом задается и председатель Ассоциации предпринимателей индустрии туризма Калининградской области Тамара Торопова. 

Работа фонда, подконтрольного правительству, не вызывает у эксперта доверия. По мнению Тороповой, власти неразумно уравняли всех операторов. Если в большой России работают фирмы, организующие поездки в дальние страны и несущие довольно большие издержки при отправлении тургрупп, то в Калининграде операторы работают только на европейском направлении. Причем клиенты местных бизнесменов, в основном, ездят на автобусах. Значит, даже в экстренном случае, доставить «застрявшую» тургруппу, уехавшую на автобусе в Варшаву, страховщику будет дешевле, чем переправлять чартерный рейс с Мальдивов на Дальний Восток. 

Тамара Торопова отметила, что в регионе работает 71 туроператор, но на турецком, египетском и прочих «теплых» направлениях давно работают западные и, как ни странно, турецкие туроператоры.

Более того, сложившаяся система не позволяет местному бизнесу развернуться вовсю. «Сейчас туристическая сфера переживает кризис. Нам, для того, чтобы открывать новые направления, необходимо брать кредиты под большие проценты. На Западе кредиты дешевле. Рынок постепенно отходит турецким и европейским туроператорам. Они могут позволить себе даже демпинговать цену, чтобы завоевать рынок. Наши туроператоры работают на автобусных экскурсиях. Самая дорогая путевка — 450 евро. Чартерные рейсы — это уже не наш рынок», — отмечает Тамара Торопова. 

С введением нового закона туриндустрия станет еще менее конкурентоспобна. «0,1% от оборота — это очень много. Дело в том, что в туристическом бизнесе обороты велики: перелеты, переезды, оплата гостиниц, но это издержки себестоимости. Прибыль же в этом бизнесе невелика и 0,1% от годового оборота — существенная сумма», — отмечает экс-руководитель регионального отдела туризма Марина Друтман. 

И ладно, если бы эти меры действительно гарантировали бы безопасность туристов, но эксперты опасаются, что введенные меры усложнят правила игры для добропорядочных бизнесменов, а турмошенники даже не почувствуют изменений. «По идее, нужно было бы переписать закон о туризме полностью, а не пытаться подправить то, что работает, скажем так, не очень хорошо», — отметила Друтман. 

Тамара Торопова же обратила внимание на то, что рынок подпольных услуг с ужесточением правил для бизнеса расцвел. «Люди регистрируются как общественные организации, занимающиеся танцами, плаванием, обучением, образованием — бог знает чем еще, и точно так же отправляют людей по приглашением. В один день едут по 500 человек по приглашению из одной школы», — возмутилась она. 

К тому же теперь, когда малый бизнес и без того задавлен всякими отчислениями, сбор с оборота станет лишним поводом увести часть бизнеса в тень. Или, как минимум, сменить статус туроператора на турагента: то есть продавать уже сформированные кем-то туры. К чему приводит снижение конкуренции не мне вам рассказать. С учетом того, что теперь туроператорам придется платить еще больше, удешевления путевок ждать не приходится. 

Альтернативных вариантов расчета взноса, да и обеспечения безопасности отдыхающих в принципе, эксперты предложили массу: от страхования каждого отдельного взятого тура до расчета взноса от среднего размера стоимости путевки. Если бы страховщикам пришлось брать ответственность за каждый отдельно взятый тур, они бы тщательнее проверяли возможности предпринимателя обеспечить отдых по отдельно взятому направлению. Если бы расчет производился в зависимости от стоимости путевки, то тогда бизнесмены платили бы взносы, соразмерные рискам своих клиентов, а не усредненные для всего туристического рынка. По расчетам экономистов БФУ им. И. Канта, местный турбизнес и без того переплачивает за страхование в 5-7 раз больше положенного.

Нетрудно догадаться, что после введения новой нормы желание сэкономить на отдыхе никуда не денется и клиентов у полулегальных фирм станет еще больше. Новый фонд, контролируемый правительством РФ, наверняка, обрастет чиновниками от туризма и общественными советами с председателями, рассекающими по столичным дорогам на машинах с мигалками. Странно, но это меня даже не удивляет. 

Ирина Саттарова, корреспондент

Фото - из архива "Нового Калининграда.Ru".

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.