Более лучше кушать, приговор системе здравоохранения и очередные крайние


Важные события пятницы: легальный способ больше и дешевле потреблять, наконец, стал доступен калининградцам, система здравоохранения, судя по некоторым признакам, испускает последний дух, а государство вновь взялось за пенсионеров.

pol.jpgБолее лучше кушать
В пятницу наконец вступило в силу соглашение о малом приграничном передвижении между Калининградской областью России и Польшей. На пресс-конференции в честь этого события российская сторона говорила о туризме, а польская — о бизнесе. Если перевести их штампы на общечеловеческий русский, то от «пригранички» каждая страна получит ровно то, что хочет: поляки будут еще больше работать, а мы станем больше и дешевле потреблять.

Честное слово, я не знаю ни одного человека, который бы огорчился введению приграничного режима передвижения, кроме Александра Ярошука, который считает, что возможность закупаться в польских магазинах обернется спадом торговли в Калининграде. Все остальные рады. Даже те из моих знакомых, кто до сего дня не озаботился оформлением загранпаспорта, готовятся таки оформить все нужные бумаги и регулярно навещать соседнюю республику. «Мои знакомые», конечно, малорепрезентативная выборка, но и социологи подтверждают мое наблюдение. По данным исследователей, 50,1% жителей региона точно воспользуется возможностями малого приграничного передвижения, а 15,2% «скорее всего воспользуются».

Мы все рады. Рады и калининградцы, рады и поляки. Правда, если по-честному, ликуем мы по совершенно разным причинам.

Вот, к примеру, польские предприниматели скупают земли вдоль границы, чтобы выстроить магазины, а их власти говорят о том, что основная цель этого сотрудничества — экономическая. Мол, откроются границы, проще будет соседям устанавливать контакты и создавать рабочие места для тех, кто пока зарабатывает на жизнь, «играя на разнице в цене на различные товары» в России и Польше. И сомнений в том, что этих целей чиновники республики Польши достигнут, нет. Построят супермаркеты, которые там почему-то в основном торгуют местной, а не привозной продукцией, дождутся наших «туристов», де-факто расширят свой рынок сбыта, а заодно и количество рабочих мест.

Наши власти тем временем говорят о туризме, да о количестве продукции, которую можно будет ввозить из-за границы. Вот, к примеру, первый секретарь представительства МИД России в Калининграде Борис Шереметьев уговаривал сограждан: «Вы турист? Если вы турист, не ездите туда за колбасой, кушайте ее там». А вице-премьер регионального правительства Александр Торба обещает торговым сетям и местным производителям, что власти не позволят челнокам завозить еду из польских магазинов «тоннами». При этом польским журналистам он сообщил, что калининградцы любят бывать в Польше, и в этом он прав.

Опять-таки, нет сомнений в том, что калининградцы своих целей достигнут и будут чаще бывать в Польше, в которой им так нравится. Вот только рекомендацию Бориса Шереметьева мы все вряд ли выполним.

И вот в чем штука: каждая сторона — и российская, и польская, — выполнила такие похожие пожелания своих жителей. Обе стороны, после долгих лет переговоров, таки ввели упрощенный режим приграничного передвижения. Правда, если поляки извлекут из этого решения выгоду экономическую, то наш регион — выгоду потребительскую.

Давайте уж честно: вряд ли каждый второй ждет введения приграничного режима для того, чтобы в очередной раз побывать в Мальборке (да и кто из калининградцев, которые в принципе в состоянии позволить себе выезд дальше Зеленоградска, в этом замке не был). И если наши поездки в Польшу можно назвать туризмом, то туризм это отнюдь не культурно-познавательный, а скорее колбасно-развлекательный: в соседней стране дешевле продукты и одежда, порции больше, а обслуживание приятнее.

Некоторым оптимистам еще верится: вот откроют границы, калининградцы посмотрят на то, что можно беречь природу, ухаживать за своими дорогами и вкусно готовить за небольшие деньги, да и встанут на путь истинный. Но это, наверное, все же наивные мечты: границы были открыты, да и сейчас они не неприступны. Почти каждый житель региона был за границей, некоторые бывают там несколько раз в год. Мы все видим, понимаем и чувствуем разницу. Вот только жизнь наша от этого кардинально не меняется. Наверное, потому, что мы с вами готовы биться за то, чтобы лучше потреблять, а соседи — за то, чтобы больше созидать.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

skorr.jpgПриговор системе здравоохранения
В пятницу редакция «Нового Калининграда.Ru» получила еще одно свидетельство того, что наша региональная система здравоохранения находится уже не просто в катастрофическом состоянии, а в какой-то безысходности. Родители полуторагодовалого мальчика Павлика Коробиевского, который уже больше года находится в коме, предоставили в наше распоряжение заключение экспертизы, которое проводил серьезное федеральное учреждение — Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздравосцразвития РФ

История мальчика стала достоянием общественности в январе прошлого года, когда родителям срочно потребовалась помощь неравнодушных людей, чтобы собрать больше 60 тысяч евро на операцию в Германии.

Мальчик родился здоровым, но когда ему исполнилось 2 месяца, мама стала замечать одышку. Состояние ухудшалось, и она вызвала «скорую». 1 января 2011 года ребенка доставили в Калининградскую детскую областную больницу, где поставили диагноз бронхит, хотя температуры у него не было. 10 праздничных дней января ребенка особо не осматривали и продолжали лечить от бронхита, и только после завершения новогодних каникул установили правильный диагноз — врожденный порок сердца. Но и после этого, как утверждают столичные эксперты, в число которых входят кандидаты и доктора наук с огромным стажем, назначенное лечение не соответствовало современным стандартам. Все закончилось крайне печально — остановка сердца, клиническая смерть, состояние комы. После этого, как утверждают родители, главврач посоветовал им ехать в Германию. Однако почему-то им дали контакты фирмы-посредника, которая не известила немецкую клинику о тяжелом состоянии мальчика, находившегося в коме. В итоге ту операцию на сердце, которую планировалось, провести не удалось, сделали другую.

«После установления диагноза „врожденный порок сердца“ ребенку необходимо было в течение суток провести дополнительные обследования и принять решение о переводе в специализированный сердечно-сосудистой центр для оперативного лечения», — говорится в заключении. Также эксперты отметили, что при своевременной адекватной терапии вероятность стабилизации состояния ребенка была высокой. В последующем его могли прооперировать в плановом порядке. И он мог бы жить.

Но получилось то, что получилось. Паша больше года в коме, родители остались должны немецкой клинике, которая, как оказывается, и помочь-то уже практически ничем не могла, около 24 тыс. евро. Еще 9 тыс. евро «зависли» на счетах посредника.

В прошлом году родители мальчика обратились в суд с иском о компенсации морального вреда и возмещения расходов, потраченных на лечение. Некоторое время назад дело было приостановлено, поскольку требовалась независимая экспертиза. И вот она есть. И она показала, что с наши здравоохранением совсем все плохо.

Все это ведь очень типично в нашей области — отсутствие нормального осмотра пациента в праздничные дни, потому что все отдыхают, отсутствие необходимого числа специалистов-кардиологов, отсутствие у врачей знаний о современных методах лечения. И речь, наверное, даже не об отдельных людях-врачах. Речь о том, что сама система почти умерла. Как рассказывала моя знакомая, ее родственница-врач сама должна была за собственный счет проходить повышение квалификации, сама искала курсы. Ей пришлось брать отпуск на работе и ехать в Смоленск, потому что Санкт-Петербург, где она могла повысить квалификацию, она просто бы не потянула по деньгам. О какой квалификации медиков можно говорить при таким раскладе, если у нас не могут организовать элементарного повышения уровня знаний докторов?

В ближайшее время судебное дело по иску Коробиевских продолжится. На следующей неделе будет вынесено решение о назначении экспертизы по другом делу — Татьяны Смирновой против системы здравоохранения. Точку и в одном, и в другом деле должен поставить суд.

Но внушительный отчет экспертов из Москвы по делу мальчика Павлика, которому вряд ли уже суждено увидеть этот мир, отчет, в котором через строчку написано ««несвоевременно», «неверно», «неправильно» уже вынес свой экспертный приговор нашей системе здравоохранения.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент 

pensnamore.jpgНашли крайних
Пенсионная реформа в каком-нибудь виде обязательно обрушится на наши головы в ближайшее время, в этом можно не сомневаться. Слишком много плясок с бубном вокруг пенионеров в последнее время происходит.

Очередной заход на коррекцию понятия «пенсионер» совершен без привлечения широко общественности. Как в пятницу сообщило ИА «Финмаркет» со ссылкой на газету «Известия», в головы некоторых членов рабочей группы по пенсионной реформе, созданной с участием заинтересованных министерств, пришла очередная светлая мысль.

Они обнаружили, что наши учителя и врачи вполне могут  обойтись без досрочного выхода на пенсию. Сейчас, как известно, работники этих сфер имеют право на пенсию после выработки необходимого стажа по специальности – 25 лет. Это счастье, оказывается, должно было компенсировать нашим учителям и медработникам низкие зарплаты. Похоже, в правительстве всерьез считают, что теперь они зарабатывают в целом достаточно, поэтому должны работать столько, сколько и все.

То, что врачи и учителя зарабатывают недостаточно, видно из очень простого факта – их не хватает. Еще год назад министр здравоохранения области Александр Выговский заявил, что больницам и поликлиникам региона не хватает больше 300 врачей и 400 медицинских сестер. Выговский уже четыре месяца как освободил министерское кресло, а ситуация не изменилась. И непохоже, что изменится в обозримом будущем.

Примерно такая же ситуация и с учителями.

И на этом фоне прелестно смотрятся другие инициативы нашего федерального правительства.

Еще в ноябре прошлого года Президент России Дмитрий Медведев подписал закон, которым с 1 января 2012 года увеличивается денежное довольствие военнослужащих в 2,5-3 раза. А тогда еще премьер-министр Владимир Путин сообщил, что призывники и офицеры-контрактники, заработавшие инвалидность во время выполнения обязанностей, при увольнении будут получать денежную компенсацию в миллион или два миллиона рублей.  Ну и кроме того, с 1 января 2012 года военные, ставшие инвалидами вследствие военной травмы, дополнительно к пенсии будут получать ежемесячную денежную компенсацию.

Не обижены и сотрудники органов внутренних дел. В сентябре прошлого года глава МВД Рашид Нургалиев сообщил, что будут увеличены пенсии отставных офицеров, имеющих выслугу 20 и более лет. Пенсия, например, подполковника в должности начальника отдела с выслугой в 27 лет, достигнет 17 тыс 444 рублей, в то время как сейчас пенсия такого отставного офицера равняется 9 тыс 489 рублям, по его словам.

Не хочется говорить о том, что военные или полицейские получают много или незаслуженно. Но кажется большой несправедливостью, что учителя и врачи, работу которых мало кто решится назвать легкой, вдруг оказались чуть ли не ленивыми дармоедами.

И противней всего, что вот эти идеи у кого-то что-то отобрать и перераспределить появляются поле того, как громко заявляется, что никто ничего ни у кого забирать не будет. Ведь всего месяц назад министр финансов России Антон Силуанов сказал, причем даже не отечественному, а зарубежному изданию, что реформа пенсионной системы в РФ состоится, но такой меры, как повышение возраста выхода на пенсию в ее рамках принято не будет

До этого в апреле сообщалось, что по планам изменения пенсионной системы, разработанным Минздравсоцразвития и Минэкономразвития России, пенсионный возраст не будет меняться еще 10 лет. Правда, еще раньше все тот же Силуанов высказывал предложения хотя бы сравнять возраст выхода на пенсию для мужчин и женщин, так как последние почему-то живут дольше

А вот теперь, оказывается, что все-таки кое-кому нужно работать дольше. Видимо, для кого-то повышением считается только какой-нибудь всеобщий охват, а вот если накидывать годки только некоторым, то это никакое и не повышение, а так, восстановление справедливости.

Интересно, кто следующий? И кто останется в окончательном списке заслуживших право на досрочный отдых от трудов праведных?

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

Комментарии к новости


Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.