Колесо оборзения, визовая сказка и здравоохранение как вещь в себе

Важные события четверга: муниципальное колесо обозрения крутится в пользу частной компании, Европа и Россия прицениваются к плюсам и минусам безвизового режима, а работе местной системы здравоохранения надзорные органы внезапно обнаружили целую кучу нарушений.

1.jpgКолесо оборзения
В минувшие выходные в парке «Юность», наконец, начало работу новое колесо обозрения, купленное за бюджетный счет. Оно приобреталось в рамках программы реконструкции набережной Верхнего озера, большую часть денег выделял федеральный бюджет. В итоге бюджетам всех уровней аттракцион обошелся в 50 млн рублей, но поставили это имущество, которое стало считаться муниципальным, не на островке, специально для него отсыпанном на набережной, а на территории частного парка. Напомню, что получивший налоговые каникулы резидент ОЭЗ ЗАО «Стройинвестрегион-Калининград» занимается в рамках инвестпроекта реновацией парка «Юность» и арендует территорию парка у муниципалитета.

Нас давно заинтересовал вопрос, почему муниципальное имущество стоит в частном парке. В свое время и.о. главы комитета строительства Артур Крупин отвечал, что специально для установки колеса в парке был сформирован муниципальный земельный участок. Замглавы администрации Калининграда Александр Зуев говорил, что городские власти намерены передать аттракцион в управление частной организации, которая будет отобрана по конкурсу, заплатив за право управления колесом определенную сумму. В начале сентября он отмечал, что пока говорить об условиях торгов и начальной стоимости конкурса рано, поскольку расчетами должны заниматься независимые оценщики.

Я ежедневно следила за тем, какие конкурсы объявляет комитет муниципального имущества, но нужного так и не нашла. Тем не менее, колесо начало работать, и, как выяснилось, цены на билеты на сей аттракцион кусаются — поездка для человека стоит 150 рублей, причем платить эти деньги нужно и за детей в возрасте от 1 года. Мои знакомые, решившие прокатиться всей семьей на новом колесе обозрения, были несколько ошарашены выставленной суммой — 600 рублей.

Мы с понедельника пытались выяснить, кто же берет деньги за колесо обозрения, купленное за счет бюджета, но связаться с директором парка «Юность», увы, так и не удалось.

Начальник управления по связям с общественностью и СМИ городской администрации Елена Волова сообщила, что в настоящее время аттракцион находится в ведении МУП «Райдер Плюс», которое также отвечает за скейт-парк на набережной Верхнего озера. По словам Воловой, конкурс по выбору подрядной организации, которая получит право за определенную сумму эксплуатировать колесо обозрения, пройдет через 1–1,5 месяца.

В свою очередь, директор МУП Владислав Зайцев прислал электронное письмо, в котором написал, что на сегодняшний день подписан договор сотрудничества с ООО «Стройинвестрегион-Калининград» на эксплуатацию аттракциона до 31 декабря 2012 г.

«По данному соглашению ООО „Стройинвестрегион-Калининград“ обеспечивает своевременное и качественное обслуживание в соответствии с техническими требованиями и билетное хозяйство. Стоимость проезда складывается исходя только из затрат на содержание аттракциона, и все вырученные денежные средства тратятся на обслуживание и текущее содержание. Для выбора подрядчика были собраны коммерческие предложения с организаций, предоставляющих вышеуказанные услуги, и отобрано наиболее оптимальное предложение», — сообщил Зайцев.

Признаться, ответ этот не обрадовал. Получается, что муниципальное имущество уже вовсю используется частной фирмой. Причем получается, что ценообразование в данном случае не совсем понятное. Если уже сейчас суммы в 150 рублей за 1 билет едва хватает на эксплуатацию, то что же будет после конкурса, когда новый оператор захочет не только просто эксплуатировать аттракцион, но и получать прибыль? Цена поездки вырастет в разы? Думаю, что опасения по этому поводу понятны каждому родителю, который периодически идет гулять в парк с маленьким ребенком. Сложно объяснить малышу, что аттракцион слишком дорог, поэтому многие семьи, хоть и с сожалением, но расстаются с деньгами, чтобы доставить радость ребенку. Делать деньги на любви взрослых людей к детям у нас в стране умеют.

Но не стоит забывать, что в Калининграде уже есть колесо обозрения, которое стоит в муниципальном парке «Центральный». Оно было куплено инвестором, и у парка есть определенные договоренности с этим инвестором — тот отчисляет часть выручки парку, а себе оставляет оставшиеся деньги, которых хватает и на то, чтобы окупить затраты на приобретение колеса (тоже немалые миллионы), техническую аттестацию, зарплаты техперсоналу и так далее. С учетом всех этих затрат и определенной доли прибыли, тарифы на проезд на колесе в «Центральном» совсем иные — 140 рублей стоит билет для взрослого, дети с 3 до 10 лет катаются за 60 рублей, дети до 3 лет — бесплатно.

Все эти цифры наводят на не очень приятные мысли по поводу городских властей, которые зачем-то установили колесо, купленное за счет бюджета, в частном парке, а не в муниципальном. По идее, горвласти должны поддерживать муниципальное предприятие, но вместо этого развивают частника-конкурента.

Хотя, если вспомнить, по чьей инициативе у нас восстанавливается парк «Юность», наверное, многие вопросы снимаются. Ведь супруга президента Людмила Путина стояла в свое время у истоков возрождения парка, и считается, что покровительствует проекту до сих пор. Почему бы не сделать ее подшефным такой шикарный подарок за 50 миллионов? Тем более, что и деньги на него были потрачены в основном федеральные, выделявшиеся на набережную Верхнего озера по личному распоряжению Владимира Путина. Это всего лишь версия, но если она окажется правдивой, я лично не удивлюсь. Ведь был у нас уже один подарок за бюджетный счет тем, кому вроде как бюджетные деньги выделять и не полагалось. На венчальную церковь Петра и Февронии на площади Победы из областной казны было выделено 20 млн рублей, еще 9 млн рублей хотели выделить из городской. На открытии церкви в свое время ждали самого патриарха Кирилла, но он так и не приехал. Как и Людмила Путина, как ее не ждали, не приехала в Калининград в минувшую субботу на открытие в парке «Юность» колеса, которое в народе уже получило прозвище «колесо оборзения».

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент 

eu.jpgВизовая сказка
Вопрос визовых отношений России и Евросоюза давно стал чем-то вроде политического индикатора: если ты за отмену визового режима, значит, ты свой человек, если вдруг против, то против всех россиян, а особенно калининградцев, которым невтерпеж кататься в Польшу и Литву на выходные за сосисками. Однако в целом, годы обсуждения этого вопроса на разных уровнях и разными чиновниками привели лишь к одному заметному результату: соглашению о малом приграничном передвижении с Польшей. Понятно, что такой «неслыханный успех» - это вовсе не то, чего хотят российские власти, потому что хотят они отменить визы совсем и навсегда. Категоричные отказы Евросоюза, кажется, толкают нашу сторону лишь на все новые предложения, заявления и уговоры.

В четверг стало известно, что Россия планирует в 2014 году заключить с Европейским союзом соглашение о безвизовых краткосрочных поездках. Евросоюз, правда, как всегда не предупредили, а ведь он выступает против установления конкретных сроков подписания. «Идеально было бы, если бы это произошло до Олимпийских игр в Сочи. Российская сторона готова подписать документ еще вчера», - говорил посол по особым поручениям Министерства иностранных дел РФ Анвар Азимов. И тут же: «Для его заключения необходима политическая воля, а в Евросоюзе этого, к сожалению, нет».

Евросоюз уже не первый раз выказывает свою неготовность терпеть толпы российских туристов, которые ринутся в свободную Европу, как только им откроют границы. Это сейчас лишь 17% граждан России имеют загранпаспорт, а 78% опрошенных вообще никогда не выезжали за границы бывшего СССР. Даже среди калининградцев только 25% имеют многократные шенгенские визы. В то же время, желают куда-нибудь выехать наверняка больше половины. Так что можно представить, какой ажиотаж начнется, если Евросоюз включит для россиян зеленый свет.

Пока он на это не готов, причем как весь, так и отдельные его части. Например, в январе, когда соглашение о малом приграничном передвижении между Калининградской областью и Польшей было подписано, Литва продолжала настаивать на своей позиции не открывать для калининградцев всю территорию страны. Предложенные литовской стороной 30-50 километров явно не устраивали российскую власть (у жителей они вообще спросили?), потому что в эту зону не попадают привлекательные для калининградцев Клайпеда, Паланга и Друскининкай.

ЕС же буквально в июне этого года тонко намекнул, где он видел Россию с ее безвизовым режимом. Потому что для европейского сообщества для начала необходимо увидеть, к чему приведут «совместные шаги», одобренные в конце 2011 года, а уже потом открывать границы. Чего, судя по таким заявлением, не случится в обозримом будущем.

И Европу вполне можно понять. Одно дело относительно культурные туристы, которые имеют достаточно денег и желания, чтобы оформить шенгенскую визу и отправиться тратить деньги, другое дело – челноки и контрабандисты, которые ринутся в европейские страны эти деньги зарабатывать. Плюс многочисленные трудовые мигранты, причем в большинстве своем низкоквалифицированные. Надеясь на лучшую жизнь, они начнут повышать в ЕС и так подросший уровень безработицы. На то, что кто-то побежит пускай и из предкризисной Европы в Россию, надежды мало: об этом можно судить хотя бы по результатам масштабной программы переселения соотечественников. Добавим сюда наркотраффик и многочисленных нелегалов из стран Азии и Африки, которые даже сейчас штурмуют охраняемые границы и пытаются просочиться в Старый Свет.

Но даже несмотря на все это, для Европы плюсы в открытии границ найти можно. Хотя бы в том же потоке шоппинг-туристов, который, несомненно, значительно увеличится. А вот какая выгода в отмене визового режима с ЕС для России, ответить до сих пор никто не может. Президент России Владимир Путин связывает свое желание сделать передвижение свободным с тем, что «подлинное партнерство невозможно, пока существуют визовые барьеры для граждан наших стран». Мол, «очевидно, что существующие визовые барьеры — это тормоз для развития гуманитарных контактов, развития экономики», — отмечал Путин в июне 2012 года. Наверное, он имел в виду экономику соседних стран, потому что пока перспектив для поднятия наших показателей не просматривается.

Взять хотя бы Калининградскую область, которая с недавних пор решила претендовать на звание туристической мекки. Эксперты от турбизнеса признают, что как только границы с Евросоюзом будут полностью открыты, в Калининграде практически не останется туристов. Мало того, что местные будут отдыхать в Литве или Польше, так еще и остальные россияне начнут использовать наш регион исключительно в качестве перевалочного пункта.

Поедут за бугор и высококлассные специалисты, на что как-то указывал сенатор Николай Власенко. По его мнению, «мы потеряем значительную часть трудоспособного, качественного населения», потому что эта часть уедет туда, где больше платят.

Вряд ли все эти негативные последствия не просчитывались в правительстве РФ. И все же руководство страны продолжает настаивать на «снятии барьеров». То ли это чисто популистские заявления, потому что безвизовому режиму не бывать никогда, то ли желание власти «быть частью Европы» и завоевать симпатии правильных и влиятельных людей, то ли еще какие-то неведомые нам причины. В любом случае, в ближайшее время реального слома замков нам ожидать не стоит. Можно надеяться лишь на облегчение визового режима, которое обьещают нам многие европейские страны. Но даже при уменьшении проблем с получением разрешительных документов, не решится ни задача популизма, ни позиционирования себя «частью Европы». А, следовательно, сказку про белого бычка нам придется слушать еще очень долго.

Мария БОЧКО, корреспондент

skoraya.jpgЗдравоохранение как вещь в себе
Росздравнадзор проверил местный минздрав и Службу по контролю качества медуслуг и пришел к неутешительным выводам: буквально кругом нарушения. И с лекарственным обеспечением проблемы, и лицензируют медорганизации чуть ли не «на собственное усмотрение», и программу модернизации исполняют с задержками, и порядок «оказания медпомощи» (читай «лечения») не соблюдают. Как выяснилось, с темпами модернизации все в порядке, но на обслуживании пациентов это почему-то не сказывается.

Итак, начнем с претензий. В частности, с минздрава спросили за несвоевременное обеспечение лекарствами, за программу модернизации и за соблюдение установленных порядков при лечении пациентов. Росздравнадзор обнаружил, что ремонты проведены только в 10 медучреждениях из 29, из 780 единиц оборудования закуплено лишь 552, а медорганизации не внедрили ни стандарты, ни информационные технологии в полном объеме. Да и даже с учетом того, что программа модернизации реализуется, условий для соблюдения порядка помощи больным нет.

В минздраве возразили: Росздравнадзор считал исполнение программы по «кассовому исполнению» — т. е. по уже перечисленным за услуги средствам, а местный минздрав считает исполнение программы по заключенным контрактам. Так, по данным Вольфа, 69% от общего объема поставленных в программе задач уже выполнено, а из 5,3 млрд освоено 2,8.

«Не отрицаю, что есть проблемы с приобретением медицинского оборудования и повышением доступности амбулаторной медицинской помощи, в том числе предоставляемой узкими специалистами», — отметил Владимир Вольф. По его мнению, одна из причин сложившейся ситуации, — дефицит кадров. С остальными претензиями в здравоохранительном ведомстве согласились. 

Возникает вопрос: если у нас и правда так хорошо с модернизацией здравоохранения, то почему так плохо с порядком оказания медпомощи? Куда смотрели те федеральные чиновники, которые сокращали региону объем финансирования программы модернизации, если выясняется, что условий, в том числе и материальных, для нормального лечения в области нет. 

Создается впечатление, что обслуживание пациентов — само по себе, а система здравоохранения — сама по себе. Она реформируется, модернизируется, для здравоохранения закупаются какие-то машины и вводятся какие-то стандарты, а лечение пациентов так и остается сугубо личным дело больного. Рядовые врачи в большинстве случаев эдакая крепостная стена между этими противниками — здравоохранением и пациентами. С одной стороны, врачи вроде как становятся частью экспериментов по модернизации, улучшению и изменению, с другой стороны, на них, почему-то эта модернизация заканчивается и до пациентов никак не доходит.

Еще в самом начале реализации программы модернизации возникали сомнения: дескать, как же электронные очереди помогут сократить ожидание приема у врача, если этих врачей мало? Электронный документооборот — здорово, но и он не поможет если лекарства нужные почему-то в срок не завозят. Возникали вопросы насчет того, как внедрить общефедеральные стандарты оказания помощи, когда регионам выдавали суммы не из расчета «дотянуть до нужного уровня», а по соображениям «кто сколько защитил».

Словом, вполне ожидаемый эффект: медицина уже к январю будущего года закончит свою модернизацию, а претензии все те же — проблемы с лекарствами, нарушения порядка оказания помощи. Конечно, теперь все эти нарушения переместятся в отремонтированные здания, а в больницах и поликлиниках появится больше современного оборудования. Рано или поздно Росздравнадзор доживет до того дня, когда «кассовое исполнение» достигнет 100% и, удовлетворившись, напишет хороший отчет. 

Вот только неизвестно, решат ли когда-нибудь федеральные чиновники — авторы многочисленных программ, отвлечься от своих бумажек, «кассовых исполнений», «порядков» и «заключенных контрактов» и посмотреть, как их модернизация выглядит на самом деле не перед выборами, не в преддверие высоких гостей, а в обычный будний день для обычного пациента? Стареющий персонал, бесконечное количество бумажек — в компьютере и офлайн, томительное ожидание — в «живой» очереди, в электронной, на дому и в больнице, помноженное на постоянное недовольство всех — пациентов, медсестер, врачей и сторонних наблюдателей.

Может быть, после такого визита федеральные мыслители поймут, что когда от модернизации здравоохранение не поднимается на какую-то более высокую планку, то это какая-то неправильная модернизация? Может быть, проблемы не только с «оборудованием» и «технологиями», но и людьми, которые на них работают и ими управляют? Как принять программу по разворачиванию здравоохранения от бумажек к людям? Боюсь, в этом вопросе авторам немодернизирующих программ модернизации придется начинать с себя.

Ирина САТТАРОВА, корреспондент

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.