Ахиллесовы таблетки, восставший из гречки, продажные кадры и неэффективное образование


Важные события среды: очередной министр здравоохранения оказался в очередной крайне неприятной ситуации; в медийное пространство возвращается скандально известный экс-замминистра сельского хозяйства Олег Гергель, «погоревший» 2 года назад на «гречневом вопросе»; гастарбайтеры могут привлечь большие проблемы и на свою, и на чужую голову; общественность все активнее выступает против рейтинга неэффективных вузов и призывает отправить главу Минобра в отставку.

volf_1.jpg

Ахиллесовы таблетки

У каждого регионального министра здравоохранения (а их за последние два с небольшим года сменилось для этого срока чересчур много) была некая ситуация, приводившая к очередному кризису в этой сфере и завершавшаяся закономерной отставкой. Для Елены Клюйковой слабым местом стал перевод региональной медицины на формат подушевого финансирования, приведший в какой-то момент к серьёзнейшему упадку системы оказания медпомощи. История с закупкой томографа и уголовное дело, конечно, стали лишь поводом — да и итогом её, как известно, стал оправдательный приговор. Владислав Голиков не смог защитить в столице программу модернизации здравоохранения (а формально — заболел), назначенный вслед за ним Александр Выговский — толком её реализовать (озвученная причина отставки — семейные обстоятельства, странным образом совпавшие с гибелью ребёнка от скарлатины в больнице Зеленоградского района).

Для назначенного в июле третьего по счёту министра здравоохранения в кабинете Николая Цуканова Владимира Вольфа ахиллесовой пятой вполне может оказаться неприятная донельзя ситуация, сложившаяся с обеспечением калининградских льготников медикаментами. Конкретно — лекарствами, жизненно необходимыми больным диабетом. Ежегодно врачи выписывают до полумиллиона рецептов на получение подобных медикаментов. И система снабжения ими специализированных аптек, в которой участвовали частные компании, давно давала сбои. А не обеспечить в срок, к примеру, диабетиков инсулином — это, мягко говоря, крайне серьёзная проблема.

В мае нынешнего года в правительстве решили сбоящую систему поменять. Вице-премьер регионального правительства Евгений Морозов подписал указ о создании областной фармацевтической компании. Она должна была прийти на смену частникам, участвовать в торгах на госзакупки лекарств, вероятно — выигрывать их, затем обеспечивать наличие необходимых больным медикаментов на складе и доставлять в необходимых объемах в аптеки. Справляться с этой задачей должен был дружный коллектив из 56 человек, а осуществлять контроль за работой компании должен был непосредственно региональный минздрав. На всё это веселье бюджет выделял 20 млн рублей, а процесс создания компании планировалось, по словам представителей правительства, завершить всего лишь за месяц.

Однако процесс перевода системы обеспечения льготников медикаментами растянулся на полгода. И к осени ситуация приобрела совсем уж неприглядный характер. Всё чаще стали звучать жалобы больных на то, что необходимые им лекарства они вынуждены ждать до месяца. Повторим: жизненно необходимые лекарства. Жизнь больных диабетом подчинена определённому ритму, нарушение которого чревато гибелью. И ритм этот зависит от того, кто обеспечивает их лекарствами, а миссию эту взяло на себя государство.

Министр, впрочем, предпочитал сохранять при этой плохой игре хорошую мину. Отвечая на весьма резкий вопрос, заданный в рамках интернет-конференции на «Новом Калининграде.Ru» пенсионерами Натальей Михайловной, Сергеем Генриховичем и Софией Михайловной, Владимир Вольф заявил, что произошёл «небольшой сбой в системе выдачи лекарственных препаратов для льготных категорий граждан» и твёрдо заявил: «Для тех категорий больных, для которых своевременное получение льготных лекарств жизненно необходимо, проблем с выдачей препаратов нет». Среди этих категорий Вольф перечислил и диабетиков с онкобольными. Но на всякий случай организовал горячую линию, которая якобы должна была ответить на вопросы не могущих получить необходимые медикаменты граждан.

Проще многих охарактеризовал происходящее обратившийся на этой неделе в редакцию «Нового Калининграда.Ru» больной диабетом Борис Плеханов. По его словам, он уже в течение месяца не может получить в аптеке при городской больнице №3 на улице Генделя препарат «Амарил», отпускаемый по льготам. Заявление министра Вольфа читатель аккуратно назвал «не очень похожим на правду». «Я не могу получить жизненно необходимые мне лекарства уже более месяца! Если государство взяло на себя обязательства по обеспечению льготников лекарствами, оно должно эти обязательства выполнять. Ну или по крайней мере говорить правду», — заявил Плеханов.

Министр не нашёл ничего лучше, чем извиниться и предложить подождать. «Фармкомпания, выигравшая аукцион, сейчас поставляет лекарства по аптекам, в том числе и „Амарил“. Но данная процедура не быстрая и занимает определённое количество времени. Льготные препараты для больных диабетом уже поступают в аптеки области и еженедельно будут поступать до конца года. Минздрав Калининградской области приносит свои извинения жителям области, столкнувшихся с проблемой получения льготного лекарства», — сказал Вольф.

Проблема Бориса Плеханова и задававших вопросы министру пенсионеров — не единичная. Подтверждения тому появляются по несколько раз на дню. Не хватает в аптеках даже инсулина — а инсулинозависимые больные находятся на самом острие ситуации. Горячая линия же сообщает, что «скоро всё будет», а нередко попросту не отвечает.

Неспособность государства в лице минздрава обеспечить жизненно важными медикаментами «категории больных» — это вам не модернизация больниц, не закупка томографов, не защита программ в федеральном центре. Если эта проблема не будет решена в ближайшие дни, причём — самыми прямыми методами, вплоть до адресной доставки на дом силами тех самых 56 сотрудников областной фармацевтической компании, на которую было выделено 20 млн рублей, то причины для отставок предыдущих министров здравоохранения окажутся цветочками по сравнению с ситуацией, в которой оказался Владимир Вольф. Валить всю вину на него, конечно, бессмысленно — он лишь часть общей неработоспособной системы. Но попробуйте объяснить это тем калининградцам, жизнь которых от этой системы зависит напрямую.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

grechka_1.jpgВосставший из гречки
В среду стало известно, что бывший первый замминистра сельского хозяйства Олег Гергель назначен на пост заместителя директора «Теплосетей». Должность заместителя директора «Теплосетей», как и «Водоканала», «Чистоты» и прочих муниципальных и иных предприятий, не вызывает обычно интереса у прессы и читателей. Однако в данном случае речь идет о человеке, имевшем в свое время скандальную популярность. Любимый многими журналистами за готовность что-либо прокомментировать на самые различные темы, харизматичный экс-замминистра Гергель, входивший в президентский кадровый резерв и имевший блестящие карьерные перспективы, «погорел» два года назад на теме гречки.

Напомню, в 2010 году, как раз во время смены власти в регионе, в стране вдруг случился гречневый кризис. Крупа, которая была основной рациона для многих малоимущих слоев населения, резко подскочила в цене. Однако Олег Гергель, бывший в то время уже и.о. министра сельского хозяйства, отнесся к проблеме скептически. Как писал портал «Клопс. Ru» в сентябре 2010 года, на оперативном совещании правительства Гергель заявил, что калининградцы потребляют в месяц не более 1 кг гречки. «Ну, стоила она 25 рублей, теперь 70 рублей. Люди будут тратить всего на 50 рублей больше в месяц, поэтому это подорожание — не более чем эмоции. По поводу роста цен на крупу даже и говорить не о чем», — заявил тогда Гергель.

Экс-министр экономики Александра Смирнова пыталась спасти своего товарища по правительству, аккуратно намекнув ему, что для многих жителей области 50 рублей в месяц — это критично. Однако замминистра был непреклонен. «Это гарнир! Не найдя гречки, человек купит рис, или макароны, или картошку! — заявил он. — Действительно, в средней России из-за засухи с гречкой были проблемы, но в Сибири, на Алтае в сентябре ожидается хороший урожай». После этого он пообещал обеспечить область дешевой китайской гречкой.

Любопытно, что до этого внезапного демарша Олегу Гергелю прочили министерский пост в правительстве Цуканова. Однако новый на тот момент губернатор, уже тогда относившийся с особенным трепетом к тому, что говорят и пишут о ним СМИ, отреагировал остро. «К этой ситуации надо было готовиться вообще-то заранее, прогнозировать, думать, работать с производителями, с поставщиками, с розничными сетями. А не бить, как мы видим, по хвостам. Но в любом случае принять меры надо. Слова уважаемого исполняющего обязанности министра сельского хозяйства области Олега Гергеля о том, что рост цены на гречку с 25 рублей до 70 некритичен, вызывают у меня недоумение», — заявил Николай Цуканов.

В конце сентября, после того, как губернатор заступил на свой пост, появилась информация, что Гергель уволен со своего поста в связи с заявлением о незначительности подорожания гречневой крупы. «У меня лично к нему никаких претензий нет как к человеку. Он замечательный талантливый парень, хорошо говорит, занимается бизнесом, бизнес у него достаточно серьезный, — сказал Цуканов. — Но никогда не позволительно чиновнику высказывать свое мнение, кухонное мнение публично. Он публичный человек, он выступает от имени правительства. То, что он на кухне разговаривает с женой, — пожалуйста, сколько угодно. Но не пристало замминистру сельского хозяйства давать такие рекомендации. Давайте тогда лебеду будем есть из-за того, что кто-то там сговорился, договорился и поднял цену».

В итоге Гергель так и не получил министерский портфель, который ему прочили. Как он утверждает сегодня, спустя два года после того рокового случая, из правительства он ушел по собственному желанию, никто его не увольнял. Кстати, его фирма занималась поставками в Калининградскую область продуктов и даже завезла несколько вагонов гречки. Правда, как утверждал сам Гергель, было это еще задолго до гречневого кризиса, поэтому особых дивидендов он на кризисе не заработал.

Тем не менее, то памятное заявление экс-чиновника характеризует его определенным образом — ведь, наверное, для бизнесмена 50 рублей — действительно не деньги. Во времена экс-губернатора Георгия Боос в правительстве области в принципе не было особо принято задумываться о том, как живут простые люди. Все прекрасно помнят, как искренне был уверен Георгий Валентинович в том, что повышение транспортного налога не скажется на кошельках горожан. Более того: по его мнению, отмена понижающего коэффициента налога на старые машины должна была стимулировать жителей покупать новые автомобили, чтобы не загрязнять атмосферу родной области. Чем это все закончилось, все прекрасно помнят — митингом, собравшим больше 10 тысяч человек.

Вероятно, для человека, который оставлял официантам в ресторанах на чай по 30 тысяч рублей, это действительно была не проблема, посему и тренд в правительстве Бооса был особый — в числе министров, в основном, успешные бизнесмены. Олег Гергель — один из них. Его возвращение в ряды управленцев, которые будут рулить муниципальным предприятием, пусть и на должность «рядового» замдиректора, сложно объяснить стремлением «пристроиться» на теплое спокойное место, чтобы каждый месяц регулярно получать зарплату непонятно за что. Думаю, есть у бывшего замминистра более серьезные мысли по поводу своего будущего, и пост в «Теплосетях» — это, скорее, стартовая площадка. Можно надеяться, что, обжегшись на молоке, он будет дуть на воду и вопрос стоимости тепла для населения не будет регулироваться по принципу «50 рублей — не деньги». Наверное, и сам новый управленец надеется наконец избавиться от «гречневого клейма». Так или иначе, в ближайшее время в местном весьма унылом чиновничьем пространстве может появиться новый интересный персонаж.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

stro_6.jpgПродажные кадры
В среду на заседании Общественного совета при прокуратуре области в Калининградской торгово-промышленной палате в очередной раз выяснилось, что у калининградских предпринимателей проблем много. И это не только проверки, законные и нет, постоянно меняющееся налогообложение, но и постоянная нехватка всего, особенно персонала.

Как заметил президент КРО ООО «Деловая Россия» Юрий Федяшов, скоро нам предстоит пережить Чемпионат мира по футболу, а к нему нужно готовиться уже сейчас. Да и без него жизнь в деловая регионе не стоит на месте. Поэтому, по его мнению, неплохо бы знать заранее, какие и в каком количестве нам понадобятся специалисты, чтобы все подготовить, построить и обустроить. Четкого ответа на этот вопрос он не получил, так как, по словам начальника УФМС по Калининградской области Сергея Савина, региональную квоту на привлечение иностранной силы формирует правительство области, а утверждает и распределяет Министерство труда РФ, причем, похоже, по каким-то своим критериям. И это неправильно.

«Система квотирования работает плохо, — заявил Сергей Савин. — Я всегда выступал за то, чтобы квоту формировал сам регион, внутри области. И выдавать разрешения на работу и патенты должно правительство области». Кроме того, он считает полезным и возобновить практику пятилетней давности, когда главы муниципалитетов рассчитывали необходимые им объемы привлечения сторонней рабсилы, а затем отстаивали их в правительстве области.

Между прочим, патент для иностранного гражданина стоит 1 тыс рублей при обращении и еще по тысяче нужно платить каждый месяц. Он дает право работать, как пояснил глава УФМС, на «небольших частных объектах», а вот на больших стройках с ним делать нечего, хотя некоторые предприниматели так не считают. Но, как заметил и.о. прокурора Калининградской области Валерий Войнов, работодателей региона регулярно проверяли и будут проверять на предмет того, в каких условиях работают и живут у них иностранные граждане. «Акцент в работе с мигрантами будет смещаться в сторону предпринимателей, — предупредил он. — Никаких патентов больше не будет, только договоры! И штрафы нарушителям будут немалые!» Кроме того, Войнов пообещал бороться и с нелегальными уличными «биржами труда». «Мигранты болтаются возле „Бомбы“, ждут работодателей, даже нам там проходить иногда страшно, — пояснил он. — С этим будем бороться!»

А вообще, убежден Сергей Савин, местные бизнесмены должны больше обращать внимания на местные кадры, а не смотреть по сторонам. В области есть зарегистрированные безработные, указал он, поэтому заявки на иностранную рабочую силу, особенно неквалифицированную, смотрятся удивительно.

Татьяна НОВОЖИЛОВА, корреспондент

ege_3.jpgНеэффективное образование
То, как Минобрнауки взялось за высшее образование в России, по душе, по всей видимости, только чиновникам Минобрнауки. Составленный рейтинг неэффективных вузов страны вызвал целую волну негодования в разных кругах: от студентов до лидеров политических партий. Во вторник, 6 ноября, в Москве прошла конференция студенчества, на которой была принята резолюция с требованием об отставке главы министерства Дмитрия Ливанова, обращенная к президенту РФ Владимиру Путину. А в среду призвал гнать поганой метлой такого министра лидер «Справедливой России» Сергей Миронов.

«Немедленно убрал бы министра образования, который наносит огромный вред всей системе образования. Его последние начинания по поводу списка так называемых эффективных вузов — это говорит полностью о непрофессионализме и о замене реальной системной работы какими-то показушными мерами», — ругался главный справедливоросс страны.

Правда, в чем, по мнению Миронова, непрофессионализм заключается, он не объяснил. Наверное, господин Миронов просто захотел быть в тренде, а тренд сегодня — ругать подход министерства к вузам. Но суть от истинной мотивации справедливоросса не меняется: рейтингом недовольны все мало—мальски причастные к российскому высшему образованию. Ведь в «черный список» попали 136 из 502 вузов и 450 из 903 филиалов. Согласно официальному отчету, высшие учебные заведения оценивались по пяти основным критериям: средний балл ЕГЭ зачисленных на первый курс, количество научных работ на одного сотрудника, наличие выпускников-иностранцев, а также уровень доходов вуза и качество его инфраструктуры. У вузовских филиалов, кроме того, подсчитывали долю кандидатов и докторов наук среди постоянных сотрудников.

В целом, Минобрнауки не отошло от данных, озвученных Ливановым в середине октября. Тогда он говорил, что признаками неэффективности обладают примерно 20–25% вузов и 40–50% филиалов. Но если по стране, а также для Москвы (20 из 79) и Санкт-Петербурга (10 из 40), это соотношение соблюдено, то по отдельным регионам оно вызывает вопросы. Почему, например, в Саратовской области неэффективными оказались 4 вуза из 24, то есть 16%, а в Воронеже — 5 вузов из 11, то есть 45%? Настолько ли воронежское образование хуже саратовского? При том что в Воронеже в «неэффективных» вузах готовят таких необходимых в стране педагогов, аграриев, обучают технологии деревообработки, рассказывают об организации движения и расследовании ДТП и так далее.

В Калининградской области, по данным министерства, плохо далеко не всё. В наш «чёрный список» были включены 7 филиалов (причем, филиал Российского государственного университета туризма и сервиса уже закрыт) из 9 и ни одного вуза. Но руководство наших филиалов тоже недовольно. Как писала на прошлой неделе «Комсомольская правда в Калининграде», директор Калининградского филиала Московского госуниверситета путей сообщения надеется, что в ситуацию вмешается ОПО «РЖД» и отстоит наш регион. Иначе кто будет готовить специалистов для работы на железной дороге?

Дмитрий Ливанов не раз говорил, что внесение вуза в список неэффективных вовсе не является аргументом для его закрытия. Мол, этот список — лишь руководство к действию: надо посмотреть, в чем проблемы, оптимизировать работу и даже в чем-то помочь. В принципе, можно было бы не волноваться по поводу оценки правительственных мужей, если бы не заявление премьер-министра Дмитрия Медведева, сделанное в июле этого года. Второе лицо страны, как оказалось, считает количество высших учебных заведений, существующих в России, избыточным. «Очевидно, что общее количество вузов превосходит все разумные рамки, — сказал премьер. — Карфаген должен быть разрушен, а значительная часть вузов, которые не отвечают современным критериям, — оно (такое учебное заведение) должно быть реорганизовано, а, в конечном счете, закрыто. Это мое глубочайшее убеждение».

Вот и думай теперь, нужно ли переводиться студентам из «черносписочного» вуза в эффективный, а его руководству подыскивать новое место работы, или еще стоит подождать — авось, пронесет? Потому что плюсы для страны в целом (читай — Минобрнауки) от «разрушения Карфагена» очевидны — сокращение финансирования на невыгодные учреждения и увеличение денежных вливаний в те же недавно созданные федеральные университеты.

Однако, как подсказывает здравый смысл, не такой должна быть цель министерства, отвечающего за образование. Не так давно Дмитрий Ливанов заявлял, что его ведомство ставит перед собой задачу поднять планку высшего образования в России и сделать так, чтобы к 2020 году 5 российских вузов вошли в сотню лучших мировых университетов. Сейчас, как мы помним, с дипломами отечественных вузов даже российские работодатели не особо считаются, что уж говорить о зарубежных. В международных рейтингах ведущие университеты МГУ им. Ломоносова и СПбГУ болтаются где-то в середине и продолжают терять позиции. Например, в рейтинге ведущих университетов мира QS World University Rankings 2012 московский универ находится на 116 месте (112 в 2011 году), а питерский — на 253 месте (251 в 2011 году).

Будет ли эффективен составленный рейтинг в повышении качества образования как в отдельно взятых вузах, так и в целом по стране, или это все лишь имитация деятельности федерального министерства? Профессиональное сообщество, судя по всему, склоняется ко второму варианту ответа. По крайней мере, пока за публикацией «черного списка» не последовало никаких реальных действий и даже заявлений. Зато что точно получилось у Минобразования, так это разозлить общественность. Этого умения у федеральных чиновников явно не отнять.

Мария БОЧКО, корреспондент

Фото — flickr.com/notis packaging solutions, из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости



Самая стыдная история

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников, о наиболее ярком «обмане» инвестора в истории области.