Вечерний @Калининград: опасный хамон, причины очередей и до Победы

Важные события четверга в вечернем обзоре материалов «Нового Калининграда»


Российские производители обнаружили, что даже санкции не могут стать преградой между россиянами и вкусной едой. Жители страны все равно умудряются где-то добывать хамон и пармезан, вместо того, чтобы с благодарностью потреблять то, что в качестве сыра и мяса предлагают им импортозаместители. Так что производители предложили запретить ввозить мясную и молочную продукцию не только на продажу, но и для личного потребления. Требование ввести запрет бизнес объясняет «растущими рисками заноса вместе с едой возбудителей опасных болезней животных». Ну как это бывает — привёз немного сыра из Италии, и пол-Европы от бубонной чумы вымерло. Надо, чтобы даже вкус этого клятого хамона забыли. Вот тогда заживём.


Это была новость про ввоз, теперь — про вывоз. На погранпереходе в Чернышевском продолжают копиться огромные очереди из фур, пытающихся выехать из Калининградской области. Как уже говорилось, дошло до того, что бизнес отказывается отправлять машины в сторону России. В Росгранстрое нашли причины очереди. Во-первых, виноваты майские праздники и традиционный рост трафика перед ними. Во-вторых, виноваты литовские пограничники, устроили «итальянскую забастовку». Ведомство не забыло пояснить, что «итальянская забастовка» — это «нарочито тщательное исполнение должностных обязанностей». Третья причина — запрет на движение большегрузов по мосту в Советске. Вот все и едут в Чернышевское. Хорошо, с очередью мы разобрались. Как будем объяснять условия, в которых водители «живут» в этой самой очереди?


Не гладко даже на бумаге. В Калининграде растёт население, в том числе и самым естественным из путей, а новым калининградцам нужны детские сады и школы. И вот проблема, решением которой так сильно гордился экс-губернатор Николай Цуканов вновь актуальна — образовательных учреждений катастрофически не хватает. У администрации города, конечно, есть планы, иначе что ж это за администрация. И в планах этих самых дошкольных и школьных учреждений вполне себе много. Но большинство — в перспективе настолько отдалённой, что даже чиновники смотря в ту сторону без особых надежд. Но есть и хорошие новости, о них (в том числе) рассказывает корреспондент «Нового Калининграда» Оксана Ошевская.


Чуть меньше трёх недель осталось до Дня Победы. Уже стартует раздача черно-оранжевых лент, жители страны разглаживают свежие наклейки с благодарностью предкам, план публичных мероприятий официальных лиц расписан поминутно. За парадной глазурью, слой которой на памяти о Великой Отечественной войне становится всё толще, прячутся личные истории. Прячется ужас и боль. Отчаяние и усталость. А ещё — любовь и надежда. Об этом не любят говорить в торжественных речах, но именно об этом в своих дневниках и письмах писали сами участники войны. И те немногие, кто дожил до 2019 года, и те, для кого не было и первого Дня Победы. Участник Восточно-Прусской операции лейтенант Сергей Матвейчик относится ко вторым. Он умер от ран в эвакуационном госпитале в городе Тапиау (ныне Гвардейск) 21 апреля 1945 года. За несколько дней до падения крепости Пиллау, за пару недель до Победы. В годовщину окончания Восточно-Прусской операции «Новый Калининград» публикует записи из фронтового дневника Сергея Матвейчика. Одного из десятков тысяч советских солдат, прошедших почти всю войну, но, к сожалению, не услышавших победных залпов 8 и 9 Мая.

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Почему дело Рудникова-Дацышина — самый важный процесс десятилетия

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о конце эпохи «понятий».