Дань унижения и до свиданья, Бальга


Важные события среды: в преддверии Дня Победы власти вновь вспоминают о ветеранах, предлагая им помощь, в которой фронтовики нуждаются не только накануне праздника; а идея строительства глубоководного порта на полуострове Бальга живее всех живых.

veteran_7.jpgДань унижения
Чем ближе 9 Мая, тем больше заявлений, касающихся ветеранов, появляется в прессе. Это и традиционные благодарности фронтовикам, и воспоминания об их заслугах и подвигах, и призывы уважительнее относиться к тем, кто защищал нашу Родину. Или популистские акции в виде бесплатных звонков в День Победы. 

Вот и сегодня не обошлось без напоминания о ветеранах. Представители Минобороны заявили о том, что ветеранам помогут отремонтировать квартиры. Но это касается только тех, кто не обладает правом получения нового жилья. К слову о жилье. Только в прошлом году часть ветеранов, которым было положено улучшение жилищных условий, обеспечили квартирами лишь после вмешательства прокуратуры.

Хотя за несколько лет до этого региональное министерство соцполитики радостно сообщало о том, что поручение президента об обеспечении фронтовиков жильем выполнено. Но при этом власти отказываются то добавить ветеранам деньги на покупку квартиры, то предоставить им жилье из-за наличия в собственности ветеранов аварийных квартир, находиться в которых опасно для жизни.

Отдельно стоит упомянуть и повышение размера выплат участникам войны. Год от года эти суммы увеличиваются, о чем публикуются пресс-релизы, рассылаемые властями в СМИ. Но есть один нюанс… Проценты, на которые повышаются выплаты, при пересчете в рубли оказываются столь ничтожными суммами, что кажутся скорее издевательством, чем реальной помощью. Да и те копейки съедает инфляция.

Так, пособие участникам штурма Кёнигсберга повысили на сто рублей. Подчеркну, эту выплату ветераны получают только раз в год. С апреля 2013 года пособие региональным льготникам, куда входят и ветераны боевых действий, повысили на 50 рублей. Ярким показателем качества жизни пенсионеров и льготников при этом стала благодарность жительницы области за те самые 50 рублей, высказанная в 2012 году губернатору Николаю Цуканову. Женщина отметила, что на эти деньги можно купить две булки хлеба. Надо ли говорить, что сравнение — весьма показательное.

А в соцсетях и на интернет-страницах то и дело появляются истории, от которых слезы наворачиваются на глаза. В них рассказывается о ветеранах и пенсионерах, которые вынуждены голодать или мерзнуть из-за того, что других условий жизни на свои нищенские пенсии и пособия они себе позволить просто не могут.

Но при этом на всевозможные салюты и праздники тратятся миллионы. Да и на бесплатные георгиевские ленточки, призванные напомнить о подвигах ветеранов, уходят немалые деньги. Деньги, которых не хватает на то, чтобы обеспечить достойную старость участникам боевых действий и тем, кто восстанавливал страну в послевоенной разрухе.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

port_11.jpgДо свиданья, Бальга
Сегодня стало известно, что идея построить глубоководный порт в районе мыса Бальга отнюдь не умерла. Как выяснилось, Федеральное агентство морского и речного транспорта (Росморречфлот) по-прежнему предлагает возвести причалы и доки именно в этих местах, так любимых калининградскими рыбаками и поклонниками средневекового зодчества.

Директор агентства Александр Давыденко дал по этому, в том числе, поводу интервью «ИТАР-ТАСС» и напомнил о широко известных калининградцам недостатках существующего портового хозяйства. Дескать, в Калининграде порт мелководный, он находится в черте города, и к нему ведет односторонний 50-километровый канал, в итоге заходящие в порт суда закрывают проход другим судам. «Другой порт — Балтийск — расположен в Калининградском заливе, в бухте Приморской. Но этот проект тупиковый, терминал обслуживает в основном город и частично „Автотор“», — сказал Давыденко.

Казалось бы, тема тертая-перетертая: идея строительства в Калининградской области глубоководного порта появилась еще в начале 2000-х годов; ее авторы надеялись на то, что появление объекта сможет вдохнуть новую жизнь в регион. Вариантов обсуждалась тьма, вроде пункта «Восточный» у Балтийска (последнему ожидаемо воспротивилось Минобороны). В конце ноября 2013 года региональное министерство развития инфраструктуры сообщило, что «правительство области и Минтранс России только прорабатывают вопрос о привлечении инвестора для строительства глубоководного порта в Калининградской области». В министерстве заявили, что наиболее предпочтительным вариантом признано строительство порта на западном побережье Балтийского моря южнее пос. Янтарного.

В своем интервью руководитель Росморречфлота же заявляет о том, что «регион хочет строить порт в Приморской бухте» у Балтийска, поскольку это «простимулирует строительство объездной дороги, в чем заинтересованы власти». В декабре 2012 года первый вице-спикер Госдумы Александр Жуков действительно рассказывал, что в целевой программе «Развитие транспортной системы на 2010–2015 годы» предусмотрено строительство глубоководного порта в Балтийске, а в мае 2013-го заместитель главы Минтранса Виктор Олерский говорил о том, что рассматривается несколько вариантов, в том числе этот.

Зато Олерский четко проартикулировал, что о Бальге (Росморречфлот впервые решил обрушить на нее портовую мощь в 2010 году, что вызвало бурю возмущения рыбаков и ученых, поскольку в Калининградском заливе нерестятся многие виды рыб) можно забыть. И вдруг — сегодняшний Давыденко: «Мы же планируем соединить порт на мысе Бальга с железной дорогой, которая уже есть и идет на Европу, и с автомобильной трассой в обход Калининграда». Более того, как выясняется, на полуострове будет терминал под нефть и нефтепродукты, удобрения и контейнеры.

Удобрения — именно те, калийные, о возможности перевалки которых говорится столько же, сколько о необходимости построить глубоководный порт. И ничего, что на Балтике за это время появились другие мощные российские порты, как в Усть-Луге, ничего, что белорусы давным-давно приноровились транспортировать свой калий через Литву (по данным Клайпедского порта, в 2013 году через Клайпеду перевалено 8,52 млн тонн удобрений, на них по-прежнему приходится самая значительная доля грузооборота порта — 25,6%).

Но нет, глава федерального агентства уверен: «Белорусы — наши партнеры по Таможенному союзу — переведут отгрузку к нам, когда наш порт начнет принимать 40-тысячные суда. И тогда у нас гарантирован грузооборот в 15 млн тонн только за счет удобрений». Видимо, братья славяне должны будут плюнуть на собственные коммерческие интересы (везти калий в Калининград им невыгодно, в том числе, из-за железнодорожных тарифов, которые Литва в «клайпедском» случае снижает). Но время сейчас такое, что России есть чего продемонстрировать любым славянам, так что, возможно, Давыденко и прав.

А в условиях, когда всерьез обсуждается возможность развития в Калининградской области угольной (!) генерации (что означает строительство крупных тепловых станций, работающих на этом замечательном полезном ископаемом), идея строительства порта на Бальге тоже не кажется совсем уж неосуществимой. В общем, здравствуйте, миллионы туристов. И до свидания, Бальга. 

Оксана ОШЕВСКАЯ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.