Несвобода вероисповедания и живительная сила


Важные события среды: два судебных решения о запрете на строительство мечети и синагоги при одновременной легализации через суды построенных без разрешения православных храмов дают нетолерантную пищу для размышлений; а проблемы в регионе начинают решаться лишь после громких телеэфиров и скандальных публикаций.

sud_8.jpg Несвобода вероисповедания
Областной суд сегодня вынес сразу два решения, которые касаются запретов на строительство религиозных объектов — мечети в парке «Южный» и синагоги на Острове.

В первом случае вступило в силу решение суда, по которому выданные мэрией разрешительные документы на строительство признаны незаконными, поскольку здание начали возводить в охранной зоне памятника «Фридландские ворота». Более того, суд не только подтвердил вынесенный ранее вердикт о запрете достроить возведенное на 80% здание мечети, но и лишил организацию мусульман права собственности на недострой. Это при том, что мусульмане скидывались на строительство мечети всем миром. Более того, в кулуарах мэрии утверждают, что свой вклад вносил даже президент Татарстана Рустам Минниханов, который не так давно приезжал в регион, в том числе, по поводу ситуации с мечетью. Однако ничего не помогло.

Конечно, в конце февраля мэр Калининграда Александр Ярошук под давлением представителей различных национально-культурных автономий, в том числе не мусульманских, дал обещание, что в случае судебного запрета на строительства мечети ответчику будут возмещены убытки. Однако слово к судебному решению не пришьешь.

Что касается синагоги, областной суд оставил в силе решение районного суда о запрете строительства без разрешения. Участок находится в безвозмездном пользовании у иудейской религиозной организации «Еврейская община Калининграда» до 2016 года, однако разрешение на возведение религиозного объекта мэрия так и не выдала. В этом случае с иском к религиозной организации обратилась администрация Калининграда. Представители «Еврейской общины Калининграда» отказались комментировать факт начала строительных работ до выдачи на них разрешения. Городские власти, в свою очередь, затруднились оперативно прокомментировать, на каких основаниях разрешение до сих пор не было выдано.

Впрочем, стоит вспомнить результаты опроса общественного мнения, проведенного по заказу городских властей, которые глава комитета строительства Артур Крупин презентовал в начале декабря 2013 года. Из данных опроса следовало, что большинство жителей областного центра считают, что в Калининграде уже достаточно разнообразных религиозных сооружений — церквей, мечетей и т. д. 

«87,9% горожан сказали, что в городе уже достаточно конфессиональных объектов, поэтому мы видим настрой населения», — сказал Крупин. Журналисты обратили внимание на то, что вопрос социологов сформулирован не совсем корректно, поскольку в настоящее время в городе нет ни одной мечети и ни одной синагоги, поэтому вряд ли можно говорить о том, что этих объектов достаточно. «Получается, что жители города, отвечая на вопрос о достаточности конфессиональных объектов, имели в виду всё же православные храмы?», — уточнили журналисты. «Вопрос был сформулирован именно так, и мы видим, в нём говорилось и про церкви, и про мечети», — сказал на это Крупин.

Однако в случае со строительством православных храмов мнение общественности городские и прочие власти, по всей видимости, не очень и волнует, поскольку эти храмы строят без особых проблем — за несколько лет в Калининграде открылись новые храмы на площади Калинина, на площади Победы, а также на ул. Невского, который, кстати, сначала хотели назвать в честь святой Татианы, но назвали в честь Александра. Причем складывается впечатление, что в Калининграде и области строить без разрешения можно только Русской православной церкви. Как, к примеру, это было в случае с немаленьким двухэтажным домом около кирхи Арнау. Или в случаях с православными храмами на ул. Панина в Калининграде и ул. Харьковской в Светлом, где здания возводились без разрешения на строительство, но потом благополучно легализовывались через суд.

Власти города и области, наверное, должны понимать, что ступили на весьма опасную тропу, которая может привести, как минимум, к проблемам в межконфессиональных отношениях. Но, кроме понимания, должны еще быть и какие-то действия. В случае с мусульманами — как минимум, переговоры. Главное, чтобы эти действия были предприняты до того, как проблемы межконфессиональных отношений перерастут в конфликты и стычки, которые могут затронуть жителей города.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

cukanov_18.jpg Живительная сила
В среду региональное отделение «Гражданской платформы» рассказало о том, что партия решила собрать средства на установку памятника погибшим в трагедии, произошедшей в Светлогорске 16 мая 1972 года. 42 года назад на детский сад упал самолет. Погибли как члены экипажа, так и ребята, находившиеся в тот момент в дошкольном учреждении. 

О трагедии представители партии вспомнили не случайно: вчера эту историю обсуждали в передаче «Пусть говорят» на «Первом канале». Также участники ток-шоу говорили о том, что на месте аварии до сих пор нет памятника. Православную часовню, которая была возведена на месте трагедии в 1994 году, как-то не взяли в расчет. Как бы то ни было, после эфира было принято решение собрать всем миром деньги на установку памятника.

Это не первый случай, когда партии или чиновники узнают о проблеме с голубых экранов. Нечто похожее было в ноябре прошлого года, когда все в той же передаче рассказали историю 12-летней девочки, ютящейся в неблагоустроенном жилье в Славском районе вместе с матерью-инвалидом. Тогда ситуацией заинтересовался региональный Следственный комитет. А губернатор Николай Цуканов отправил в Славск специальную комиссию, которая выяснила, что в доме, где живёт семья, на самом деле нет воды, а температура воздуха зимой составляла всего 14 градусов. 

Еще одну трагическую историю в январе этого года освещал «Новый Калининград.Ru». Тогда из семьи, которая уже много лет жила в замке Вальдау в поселке Низовье Гурьевского района, представители органов опеки силой забрали 10-летнего мальчика. Ребенок жил с родной бабушкой, на которую была оформлена опека, и своей сестрой.

По информации администрации Гурьевского района, сначала бабушка согласилась передать ребёнка в приёмную семью, также с этим был согласен мальчик. Однако затем бабушка и внук своё решение изменили, но, судя по предпринятым представителями власти действиям, их мнение уже не принималось в расчет. И только после того, как ситуация получила широкую огласку, ребенка вернули в семью.

Но иногда преданные огласке семейные дела могут не только помочь в трудной ситуации, но и, наоборот, принести немало проблем. Так, два года назад Светлана Мухомор написала заявление об увольнении с поста главы администрации Калининграда. Это произошло после скандала с зачислением ее сына в БФУ им. И. Канта вне конкурса на бюджетное отделение по направлению «менеджмент» по «целевому приему» от окружного Совета. При этом сын Светланы Мухомор имел 153 балла по ЕГЭ, в том числе 36 баллов по математике, что являлось показателем ниже среднего уровня, при том, что минимальный проходной балл на бюджетное отделение «менеджмента» на общих основаниях составлял более 220. 

Впоследствии, спустя довольно короткое время, Светлана Мухомор все же вернулась в администрацию города, став первым заместителем главы администрации. Но и тут работе чиновницы помешали семейные узы — на этот раз дело касалось её супруга Анатолия Мухомора, который является директором муниципального казенного предприятия «Калининград-ГорТранс». Региональная прокуратура обнаружила конфликт интересов в действиях Светланы Мухомор в связи с тем, что муж чиновницы был у нее в прямом подчинении. 

После этого Александр Ярошук изменил должностные обязанности Светланы Мухомор, чтобы ей не пришлось контактировать по рабочим вопросам с предприятием супруга. Однако прокуратура направила иск в суд; заседание по этому делу несколько раз переносилось, до тех пор, пока в мае этого года Мухомор не уволилась со своего поста. И уже на следующий день заняла должность первого заместителя главы Калининграда, которая, по заверению представителя чиновницы, имеет «представительские полномочия» и исключает конфликт интересов в семье Мухоморов.

А на минувшей неделе стало известно о том, что в здании администрации Калининграда открывается супермаркет. Представители торговой сети обещали на праздничном открытии клоунов и воздушные шарики. И все это происходило на фоне того, что мэрия так и не выполнила поручение президента России Владимира Путина по созданию в регионах многофункциональных центров обслуживания населения, один из которых в Калининграде предполагалось открыть именно в здании горадминистрации.

Тот самый МФЦ в областном центре намеревался открыть еще до конца 2008 года предыдущий губернатор Георгий Боос. Но на дворе уже 2014-й, а «одного окна» все нет. Несмотря на заявления теперь уже экс-главы региона Бооса и нынешнего главы города Ярошука, который все с тех же голубых экранов, в эфире программы «Главный час», в июле прошлого года говорил, что многофункциональный центр в здании мэрии будет открыт в марте 2014 года. И даже несмотря на то, что сам президент в  мае 2014-го отдельно отметил Калининградскую область как аутсайдера по созданию центров «одного окна» в России.

Возможно, это только совпадение, но вскоре после появления на «Новом Калининграде.Ru» материала, сопоставляющего эти факты, прошла пресс-конференция, темой которой стал многофункциональный центр. На ней было заявлено о том, что «одно окно» заработает в Калининграде в декабре 2014 года. Также стало известно, что потратить на его создание, по самым скромным подсчетам, планируется 64 миллиона рублей. Но вот вопрос о том, были бы эти факты преданы огласки без шумихи в прессе, остается открытым.

И это лишь несколько ярких примеров, которые вспоминаются в первую очередь. А случаев, когда проблемы начинали решаться (или хотя бы власти делали вид, что работают в этом направлении) лишь после того, как они получают широкую огласку — великое множество. «Ничто не существует реально, пока это не показали по телевизору», — писал на заре развития телевидения американский историк Дэниэл Бурстин. И, к сожалению, сейчас эта фраза по-прежнему актуальна — проблемы как будто бы и не существуют, пока о них не напишут или не снимут сюжет.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.