Проблемы переправы и плодожорку мне в импорт


Ключевые события понедельника: жители Балтийской косы рискуют превратиться в робинзонов, а отдыхающие могут потерять одно из любимых мест пребывания, поскольку старый паром уже на ладан дышит, а на новый денег нет; а разные «надзоры» под благовидными и иными предлогами оставили россиян без украинского молока и консервов и грозятся лишить еще и фруктов из Европы.

baltiysk_13.jpg Проблемы переправы
Проблема, с которой частенько сталкиваются любители отдохнуть на Балтийской косе, в эти выходные, когда празднование Дня Военно-морского флота совпало с закрытием столь любимой многими Куршской косы, хорошей погодой вкупе с поломкой парома, приобрела поистине большие масштабы. Речь, конечно же, идет об очередях на переправу. И если пешим туристам можно воспользоваться услугами частников, курсирующих на катерах едва ли не каждые 10 минут, то автомобилистам приходится ждать своей очереди на пароме, который вмещает всего 22 машины. В это воскресенье движение к переправе у многих заняло более 4 часов.

Летние очереди — не единственная проблема переправы. Зимой, когда море покрывается льдом, если ломается один из паромов, а второй не может преодолеть замерзший путь, жители Балтийской косы оказываются отрезанными от «большой земли». Люди не могут попасть на работу, а дети — в школу. В такие дни на косу даже не могут добраться медики или другие спецслужбы. Более того, за экстренной помощью при переломах или других повреждениях жителям и отдыхающим приходится самостоятельно добираться на другой берег, где их ожидает машина «Скорой помощи». Только среди моих знакомых за лето этого года произошло два подобных случая.

И вот, как выясняется теперь, существует риск того, что к 2018 году балтийцы и вовсе лишатся паромной переправы. Об этом рассказал генеральный директор ООО «Балтийская судоходная компания», которая на данный момент занимается транспортировкой между этими берегами, Павел Бурков.

По его словам, паромы уже довольно старые, а реальную прибыль фирма получает только 1,5 месяца в году в туристический сезон. Все же остальное время они переправляют жителей косы. И хотя эти перевозки субсидируются, денег не хватает. Ведь новый паром стоит около 5 миллионов евро. На просьбы выделить средства или помочь с кредитом, по словам директора фирмы-перевозчика, положительного ответа ни от предыдущего губернатора, ни от нынешнего получено не было.

Символична и дата окончания паромных перевозок, которую упоминает Бурков. Ведь ожидается, что к 2018 году в регион потоком хлынут заветные миллионы туристов. Но попасть на одно из замечательнейших мест области они не смогут. Это же касается и гостей из Польши, прибывающих по велодорожке, которую планируется построить на Балтийской косе. Одна надежда на будущую гидрогавань, которая может дать новый импульс развитию косы и транспортному сообщению с другим берегом. Только вот разговоры о ее возведении ходят уже не первый год, следовательно, само строительство может быть, а может и не быть. А людям на той стороне жить и как-то добираться до «большой земли» все же придется.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

frukty_2.jpg Плодожорку мне в импорт
Пищевой безопасностью россиян резко озаботились сегодня разные надзорные ведомства. Причем, что характерно, под этим благовидным предлогом страна в одночасье осталась без продукции только идейно более не близкой майданно-военизированной и местами проевропейской несчастной Украины.

Первым в бой за чистоту прилавков вступил Россельхознадзор, который обнаружил в молоке желто-синих буренок «остатки запрещенных и вредных веществ, включая остаточные количества антибиотиков тетрациклиновой группы, соли тяжелых металлов, микроорганизмы, в том числе патогенные». Россело также мягко намекнуло, что точит зуб и на излишне «незалежный» братский сыр, который «может изготавливаться с применением пальмовых жиров неизвестного качества и происхождения».

Подобную бяку специалисты другого надзора — уже потребительского — вскоре нашли и в украинских консервах. Рыбные и овощные деликатесы просто изобилуют некими органолептическими изъянами и маркировочными несоответствиями. Причем, как отмечает «Интерфакс», в апреле был остановлен ввоз продукции шести украинских предприятий, производящих сыр, а в июне Россельхознадзор запретил ввоз в Россию картофеля из бунтарской республики.

Но на этом радетели продуктовой безопасности Отечества не успокоились и надумали расправиться еще и с фруктами и ягодами из Европы. Если этот план реализуется, то до конца недели мы можем попрощаться с теми же польскими яблочками. Причем во главе российского воинства в этой плодово-ягодной войне встал опасный карантинный вредитель — восточная плодожорка. Именно ее, малую да удалую, регулярно обнаруживают в европейской продукции. Для тех, кому лень залезть в «Википедию», поясним, что плодожорка — это бабочка, гусеницы которой — большие охотники до плодов и молодых побегов айвы, груши, сливы, а также абрикоса, яблони, и т. д. Особенно неравнодушны плодожорки к персикам, в чем их трудно винить.

Здесь стоит напомнить, что в апреле Россия уже порывалась запретить поставки продукции растениеводства, прежде всего фруктов, овощей и ягод, из Польши. И поделом — нечего становиться мировым лидером в производстве яблок, малины и смородины. Негоже такой маленькой стране производить по 500 тысяч тонн ягод в год. Тогда как наша, например, не слишком отличающаяся по климатическим параметрам область, и трети собственных жителей ягодами накормить не может, молчим уж про экспорт. Так что нынешние меры уж никак продуктовому изобилию в регионе не поспособствуют.

Нет, может, украинцам и не до контроля качества шпрот сейчас — война как-никак. Возможно, что напуганные до полусмерти то ли правым сектором, то ли ополченцами, то ли миротворцами Машки да Зорьки вдруг молоко стали гнать с антибиотиками и солями тяжелых металлов. Плодожорка так вообще — ну ее, мерзость противную, хуже накачанных хлопцев, ей-богу! Официальные обоснования, конечно, выглядят внушительно и пугающе. Но очень уж идеологически выверенным, учитывая реалии, становится нынешний приступ беспокойства за российские желудки. А уж когда из Европы надвигается злобная плодожорка, хочется попросить какое-нибудь ведомство не фрукты на наличие вредителей проверять, а наших чиновников на адекватность.

Алла СУМАРОКОВА, корреспондент 

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.