Бомбить Омск и юбилейные гонки


Важные события среды: запрет на ввоз «вражеских» продуктов из вводящих санкции в отношении России стран ожидаемо бьёт по зависимой от импорта Калининградской области; а стремление отметить юбилейную дату 100-летия начала Первой мировой войны привело к потере аутентичности на воинских захоронениях.

putin_28.jpg Бомбить Омск
«Если НАТО нападёт на Сирию, мы начнём бомбить Омск». Примерно такие шутки были в ходу во времена принятия в конце 2012 года «закона Димы Яковлева», адекватного и асимметричного, по версии российских властей, ответа на «Список Магнитского». Они, заокеанские враги, запретили въезд в США ряда наших чиновников и политиков, мы — усыновление американцами российских сирот. Ибо нечего тут.

Веселье кончилось немного раньше, но в среду вечером стало совсем уж не до шуток. Как сообщил официальный сайт Кремля, президент РФ Владимир Путин подписал указ, названный витиевато: «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». И, судя по положениям этого документа, основная опасность исходит от еды, точнее — сельхозпродукции, сырья и продовольствия, которые поставляют в Россию страны, решившие ввести санкции в отношении нашего государства.

Как следует из текста указа, в течение года ввоз в РФ этих товаров из стран-инициаторов санкций будет запрещён. Правительство страны должно каким-то образом «организовать реализацию комплекса мероприятий, направленных на увеличение предложения отечественных товаров» и недопущения роста цен на соответствующие группы продукции. Есть и небольшой путь к отступлению: как написано в документе, срок действия запрета может быть сокращён, Правительство РФ также должно проработать эту возможность.

Список товаров, запрещённых к ввозу после вступления в силу указа Путина, уже готов, но пока не утверждён и не опубликован. Однако масштабы его, по первым прикидкам, завораживают. Овощи и фрукты, молочные продукты и алкоголь, сигареты и консервы, крупы и прочая бакалея — прилавки отечественных магазинов разного масштаба полны продуктами, произведёнными в странах Европы, вводящей санкции консолидированно. «Ведомости» со ссылкой на пресс-секретаря молчаливого ныне премьер-министра РФ Дмитрия Медведева Наталью Тимакову успокаивают: вина и детского питания в списке не будет.

Любопытно, что накануне Центробанк заявил о том, что уже введённые Россией ограничения на импорт продовольствия из ряда «вражеских» стран «разгоняют» инфляцию. По мнению регулятора, торговые ограничения могут наложиться на изменения в налоговой (вспомним поддержанное тем же Путиным введение налога с продаж) и тарифной политике и привести к «ускорению роста цен на широкий спектр товаров и услуг». С ЦБ согласны и в Минфине, правда, в иных выражениях. По словам директора департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина Максима Орешкина, которые приведены на официальной странице Минфина в Фейсбуке, инфляция замедляется слабее, чем ожидалось, причина — ограничительные меры по импорту отдельных товаров, которые сказываются на их конечной стоимости. При этом финансовое ведомство уже не может подтвердить свой прогноз о снижении индекса потребительских цен до уровня 6% по итогам 2014 года.

Так как указ Путина стал до известной степени неожиданностью, отдельно долю «вражеской» продукции в структуре продовольственного импорта в Россию никто не посчитал. Однако известно, что в целом в 2013 году доля импорта продовольственных товаров в ресурсах розничной торговли в России составляла 36%. В Калининградской области всё, как всегда, интереснее. Последние данные, опубликованные на сайте регионального минсельхоза, свидетельствуют, что по объему импорта продовольственные товары и сельхозсырьё в первых трёх кварталах 2013 года (свежее цифр, к сожалению, минсельхоз не опубликовал) уверенно держали первое место в структуре внешнеторговых операций. За первые девять месяцев минувшего года импорт продовольствия и сельхозсырья превысил экспорт почти в 5 раз — на 1,82 млрд долларов ввезли, на 380 млн вывезли (включая, конечно, продукцию «Содружества», львиную долю сельхозэкспорта).

Словно предвосхищая ужесточение ответных мер по отношению к вводящим антироссийские санкции странам, губернатор Николай Цуканов в начале недели бодро заявил, что приоритетной задачей областного правительства является обеспечение продовольствия и «выход на самовоспроизводство». И отрапортовал, что область достигла самообеспеченности по картофелю, свекле и капусте. Как говорится в одном известном анекдоте, «вот её, родимую, мы кушать и будем». Потому как, по обыкновению, вначале мы закрываем рынки для вкусной и недорогой (но вражеской) продукции, а затем уже пытаемся компенсировать её отсутствие чем-то иным. Потому как, по традиции, в ответ на санкции в отношении конкретных компаний и персоналий, мы долбим по всем отечественным потребителям. Потому как, когда нашим чиновникам ограничивают въезд во вражеские Штаты, они запрещают американцам усыновлять российских сирот. Потому как, по привычке, когда НАТО нападает на Сирию, мы начинаем бомбить Омск. А точнее — Калининград.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

zahoron_pmv.jpg Юбилейные гонки
Региональные власти продолжают ударными темпами готовиться к памятной дате — 100-летию Гумбинненского сражения Первой мировой войны. Немудрено, что эта тема занимает сейчас важное место, поскольку на военно-исторический фестиваль, который пройдет в регионе в конце августа, ожидается сам президент Владимир Путин.

В конце мая в Калининграде открыли памятник героям Первой мировой, на ремонт дороги в пос. Лермонтово, где пройдет военно-историческая реконструкция, выделено 5 млн рублей, а в самом Гусеве ударными темпами приводится в порядок набережная реки Писсы, где планируется установить еще один памятник, посвященный Первой мировой, под названием «Штыковая атака».

На прошлой неделе, накануне открытия памятника героям Первой мировой войны на Поклонной горе в Москве, губернатор Николай Цуканов лично посетил два захоронения ПМВ в Калининградской области, «засветился» перед видеокамерами и фотообъективами, возлагая цветы к братским могилам русских и немецких воинов, и отправился в Москву.

Тем временем, подрядчики, наконец, завершили работу по реконструкции 7 захоронений времён Первой мировой, которые находились хоть и не в самом лучшем состоянии, но особых затрат не требовали. Однако корреспонденты «Нового Калининграда. Ru», проехавшие во вторник по местам былых сражений, констатировали, что в некоторых случаях этот ремонт ухудшил ситуацию, а в одном случае даже привёл к серьёзной ошибке.

В частности, мемориал в пос. Ольховатка Гусевского городского округа после ремонта практически полностью потерял свою аутентичность — зеленые газоны заложили тротуарной плиткой, а вековые надгробные плиты и вовсе убрали. И никого даже не потревожил тот факт, что вместе с плитами и крестами исчезли имена немецких солдат, увековеченных на Кладбище героев 100 лет назад.

В районе пос. Майское, как утверждают краеведы, и вовсе перепутали захоронения. На мемориальной плите написали, что там покоятся 365 русских и 65 немецких воинов, погибших в августе 1914 года. Но на самом деле, если верить архивным данным, в этом месте похоронены 72 немецких воина и 35 русских, а тот самый мемориал, где похоронены 365 русских солдат, расположен совсем в другом месте — посреди пшеничного поля в нескольких километрах от Майского.

Краеведы Дмитрий Востриков, Александр Панфилов и Александр Казённов ссылаются на архивные и исторические данные, в соответствии с которыми крупное захоронение русских солдат находилось около памятника германскому полковнику фон Фуметти. Этот памятник до сих пор стоит на небольшом мемориале посреди поля, в чем убедились корреспонденты «Нового Калининграда. Ru».

По словам исследователя Александра Панфилова, подобная ситуация стала возможной из-за того, что региональные власти не согласовывали проекты реконструкции захоронений с волонтерами и краеведами. Еще год назад губернатор Николай Цуканов говорил, что эскизы мемориалов должны проходить открытое обсуждение. Но, как оказалось, это были только слова.

Краевед, создатель сайта Prussia39.ru Дмитрий Востриков обратил внимание на то, что Совет по культуре при губернаторе согласовывает эскизы памятников и мемориальных досок, которые планируется устанавливать в регионе. В ситуации же с воинскими захоронениями получается, что их реконструируют, как бог на душу положит. Причем не специалистам в этой теме, а обычным чиновникам. «Планируем вынести на следующее заседание нашего Совета по увековечению памяти этот вопрос», — сообщил он.

Но самое печальное во всей этой ситуации, наверное, даже не то, что непродуманные действия властей наносят вред историческому наследию. К этому в нашем регионе уже никому не привыкать, особенно если вспомнить ситуацию с фресками в кирхе Арнау. Самое печальное, на мой взгляд, то, что после того, как закончится юбилейная гонка в честь 100-летней даты и к нам приедет или не приедет президент, отщелкают фотоаппараты и все закончится, про захоронения забудут вовсе. Через пару лет сквозь плитку в Ольховатке прорастет трава, надписи на черном граните сотрутся, а остальные мемориалы по-прежнему будут заботить только волонтеров и краеведов. За примерами далеко ходить не надо — по пути в Гусев мы наблюдали мемориал воинам Великой Отечественной в Черняховском районе, который давно порос травой. На некоторых мемориалах ВОВ имена похороненных там воинов, выбитые на плитах, почти не читаются.

Возможно, что и не стоило затевать весь этот ремонт, а достаточно было приглашать волонтеров, школьников и молодежь периодически приводить захоронения в приличный вид — скашивать траву, отмывать памятные знаки, убирать мусор. Но ведь нашим властям очень нужно отчитаться, поставить галочку и заявить через телекамеры и со страниц газет, если не на всю страну, то хотя бы на всю область, что они чтут память павших воинов. Право, иногда хотелось бы, чтобы эти заявления так и оставались просто заявлениями, поскольку результат дел выходит весьма печальный.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.