Перспективы смертности и неспящий генерал


Ключевые события пятницы: население Калининградской области ускоренно вымирает, и продуктовое эмбарго для старухи с косой оказывается как нельзя кстати; а руководитель регионального отделения полиции заявляет, что о каждом поджоге машин ему докладывают в любое время дня и ночи, однако количество таких пожаров неуклонно растет.

bolnica_21.jpg Перспективы смертности
Сегодня региональный минздрав отчитался о достижениях в сфере здравоохранения. Собственно, слово «достижения» в его прямом смысле применимо лишь к одному показателю. А именно, в первом полугодии на 15% (это 410 жизней) снизилась смертность от болезней системы кровообращения.

Всего от них умерли более 3 тыс человек. Это много, но тем не менее. Наверное, далеко не последнюю роль в том, что ситуация улучшается, сыграл кардиоцентр в Родниках. Нового онкоцентра у нас пока еще нет, старый загубили, и поэтому смертность от новообразований показывает куда более печальную тенденцию. За полугодие от онкозаболеваний умерли 1018 человек (годом ранее было 950 человек). В пересчете на 100 тыс населения это 217,4 случая, тогда как в среднем по РФ — 199,5 случаев.

Как известно, в начале мая был объявлен конкурс по выбору подрядчика, который должен будет создать проектную и рабочую документацию для онкологического центра в Родниках. Начать строительство планируется в лучшем случае в конце года; дело это небыстрое, поэтому региональные власти решили сработать на опережение и восстановить разрушенное 5 лет назад с закрытием онкодиспансера «первичное звено»: как известно, чем раньше обнаружено онкозаболевание, тем больше шансов на выздоровление, а Областная клиническая больница системой диагностики на местах никак не занималась. Обучать и переобучать врачей, по обещанию вице-премьера Алексея Силанова, в регионе начнут уже через несколько недель.

Ну, а пока приходится пожинать плоды. За полгода в области умерли 6357 человек, что на 217 человек больше, чем в январе—июне 2013-го. На ситуацию повлияли не только онкозаболевания. Смертность от туберкулеза выросла на 19,5% (9,8 случая на 100 тыс населения), в ДТП — на 4,2% (7,5 случаев на 100 тысяч). На 15% выросла младенческая смертность — именно она считается одним из основных демографических показателей, по ней оценивается система здравоохранения и уровень жизни в целом. Так вот, если в 2013 году за январь—июнь умерли 40 малышей в возрасте до года, то в 2014 — 47.

Региональная и.о. министра здравоохранения Вероника Карташова объяснила это болезнями новорожденных и врожденными пороками развития — от них умерли 83%. Для того чтобы уменьшить число таких случаев, минздрав организует выезды в районные больницы и женские консультации «ведущих специалистов акушеров-гинекологов, неонатологов». Дородовая диагностика помогла за полгода выявить 102 случая врожденных пороков плода; была прервана 41 беременность. Но 6,7% родов при этом оказались преждевременными, а именно это стало причиной смерти младенцев в двух третях случаев. В минздраве поясняют, что «практически все женщины, которые потеряли детей в периоде новорожденности, имели значительные нарушения в состоянии здоровья».

И здесь хочется, как ни странно, вспомнить о недавнем продуктовом эмбарго. Логическая цепочка здесь простая: меньше овощей и фруктов — выше цены — ниже покупательская способность — меньше витаминов в рационе. И так будет продолжаться не месяц и не два, а до тех пор, пока отчаянные предприниматели не рискнут завести новое сельхозпроизводство и не насытят рынок собственной продукцией. На это понадобятся годы — если такое счастье наступит когда-нибудь в принципе, учитывая то, что с введением западных санкций: а) кредиты производителям будет взять явно сложнее, б) им светит повышение самых разнообразных налогов и даже появление новых (или старых, кому как угодно). Рассчитывать на то, что Белоруссия со странами Южной Америки вдруг настолько резко увеличат свой аграрный сектор для того, чтобы насытить всю Россию, тоже не приходится. А значит, рассчитывать на то, что вышеприведенные цифры изменятся в меньшую сторону, региональным властям не стоит.

Оксана ОШЕВСКАЯ, корреспондент

martynov_3.jpg Неспящий генерал
«О каждом поджоге автомобиля мне докладывают лично и в любое время суток», — сообщил руководитель регионального УМВД генерал Евгений Мартынов. В пятницу его заявление распространила пресс-служба калининградской полиции. Если это действительно так, то сон главы местных правоохранительных органов вряд ли можно назвать спокойным. Ведь преимущественно ночные возгорания автомобилей в регионе — уже не новость, а скорее данность. Меняется лишь количество и местоположение горящих машин. 

Таких пожаров в первом полугодии 2014-го уже на десять больше, чем в прошлом. Тенденция очевидна, не правда ли? При этом версия о том, что подобные преступления совершаются неизвестной группой поджигателей, в полиции, по словам генерала Мартынова, подтверждения не нашла. По данным правоохранительных органов, чаще всего машины поджигают по личным причинам, куда входят выяснения финансовых и любовных взаимоотношений. Затем следуют страховые мошенничества.

Конечно, криминальная составляющая тоже присутствует. Это и преступления, следы которых скрывают с помощью поджога и попытки передать кому-то вполне очевидное сообщение или оказать некое давление, как это произошло с поджогом машины регионального министра спорта Олега Косенкова, которому за несколько дней до пожара двое неизвестных нанесли несколько ударов ножом. Совпадение это или нет, будет решать следствие, которое пока отказывается от комментариев по этому случаю.

Кстати, именно после этого происшествия в калининградской полиции был создан специальный отдел, который занимается расследованием исключительно поджогов машин. Согласно официальным заявлениям, эти события не связаны. К слову, не каждое возгорание машины — поджог. Их соотношение примерно 50 на 50. Раскрыть удается лишь около 15% от всех поджогов, и, по словам специалистов, это довольно большая цифра, ведь такие преступления происходят преимущественно ночью, когда свидетелей почти нет, а огонь уничтожает едва ли не все улики.

Но 16-ти фигурантам раскрытых дел это не помогло. Теперь, согласно Уголовному кодексу, им грозит до 5 лет лишения свободы с возмещением нанесенного ущерба. В планах полиции — следить за ситуацией с помощью системы «Безопасный город», которая должна охватить калининградские улицы камерами наблюдения. И обеспечить главе региональной полиции спокойный сон. Но тут память услужливо подкидывает еще один проект властей, который должен был сделать жизнь горожан легче — так называемую «Зеленую волну», призванную бороться с заторами на городских улицах. Правда, в результате, количество пробок с ее появлением только увеличилось.

Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.