Тучи над заливом и туалетный роман


Ключевые события понедельника: политический кризис в отношениях между Россией и Евросоюзом не только приводит к потерям в экономике по обе стороны границы, но и сводит на нет наработки по совместному использованию Вислинского залива; а стационарные туалеты, установленные на Верхнем озере за спонсорские средства 4 года назад, до сих пор стоят, как памятник недоевропейскому Калининграду.

baltkosa.jpg Тучи над заливом
Польша продолжает дрейф в сторону, противоположную России. В выходные стало известно о том, что власти республики вновь вернулись к плану строительства канала, который связал бы польскую часть Вислинского залива с Балтийским морем. Чтобы, соответственно, не зависеть от России в вопросах судоходства из порта Эльблонга. Сейчас кораблям приходится пересекать российские воды, судоходство осуществляется на основании пятилетнего контракта на право навигации. Срок его действия истекает в нынешнем году, и поляки небезосновательно опасаются, что он вполне может быть не продлён.

Проект встанет польскому бюджету в серьёзную сумму — шесть лет работ обойдутся, по предварительным подсчётам, в 280 млн долларов. Сумма настолько серьёзная, что в минувшем году правительство Дональда Туска отказалось от этой идеи. Но это было задолго до «#крымнаш», до эмбарго на поставку польских овощей и фруктов, до статей в ряде польских изданий, в которых недвусмысленно озвучивались страхи по поводу захватнических амбиций Кремля.

Сейчас политическая конъюнктура изменилась, а кроме того, официальная Варшава вновь заявляет о серьёзных планах развивать портовые мощности в Эльблонге. Сейчас тамошний порт переваливает лишь 400 тыс тонн грузов в год, а в планах — увеличение мощности до 3,5 млн тонн. Плюс к этому, сейчас через Пилавскую теснину в залив могут заходить лишь суда под польскими и российскими флагами, соответственно возможности порта весьма ограничены.

Есть, впрочем, и иные точки зрения, в частности — что экономическая подоплёка тут нулевая, а всему виной политика и желание изобразить самостоятельность и независимость по поводу и без. К примеру, как пишет Gazeta.pl, бургомистр Крыницы Морской Адам Островский, давно и последовательно занимающий пророссийскую позицию и лоббировавший так и не реализованный проект велодорожки на Балтийской косе, заявил, что идея развития порта и создания канала не имеет экономических перспектив и опасна для окружающей среды и людей. Это, кстати, вообще серьёзное отличие польских муниципальных лидеров от наших; они могут позволить себе публично не соглашаться с генеральной линией государственной власти, если она кажется им вредной для выбравших их жителей. Наши муниципалы от одной мысли о том, чтобы хоть пискнуть что-то вразрез с политикой партии и правительства, падают в обморок.

Между тем, годом ранее перспективы совместной работы России и Польши в регионе Вислинского залива были куда более радужными. Две страны участвуют в совместном проекта VILA, начавшемся в январе 2013 года и нацеленном на укрепление сотрудничества между регионами по разным берегам водоёма. Как сообщало в минувшем году ИА «REGNUM», поляки даже предлагали построить в Балтийске «большой единый порт», который бы позволял принимать зарубежных туристов, да и сообщение между Калининградом и тем же Гданьском по воде куда проще и быстрее, чем по суше. Вряд ли можно говорить о реализации этих благих планов в ситуации, когда поляки боятся запрета на судоходство через российские воды.

Обидно, что если анализировать происходящее на разных берегах залива, то в невыгодной ситуации оказывается как раз Россия. На польской стороне функционирует 12 портов, на нашей — одна марина в Прибрежном, особо не соответствующая никаким требованиям и официального статуса не имеющая. При этом в Польше подобные сооружения строятся за счёт и благодаря усилиям заинтересованных в развитии туризма муниципалитетов, у нас же они не строятся вообще никак, а муниципалитеты пытаются выживать, особо не фантазируя по поводу какого-либо развития.

Ещё обиднее, что резкие действия политиков на фоне украинского кризиса приводят не только к экономическим потерям по обе стороны границы в результате эмбарго на поставку европейского продовольствия, но и к сворачиванию совместной работы и обособлению соседних стран и регионов, разрыву связей и прочим контрпродуктивным результатам. Одной из задач проекта VILA было расширение режима МПП для пересечения границы водным путем. Подобные предложения были уже озвучены на разных уровнях. Однако в нынешней политической ситуации хорошо бы хотя бы сохранить те договорённости, которые есть сейчас.

Алексей МИЛОВАНОВ, главный редактор

wc_oz_8.jpg Туалетный роман
Туалетная история на Верхнем озере началась еще три с половиной года назад. Два красивых стационарных туалета, «как в Европе», предназначенных, в том числе, для маломобильных групп населения, были установлены в декабре 2010 года. Тогда говорилось, что установили их за счет спонсорских средств. Однако недолго музыка играла, а Калининград гордился санитарными удобствами европейского уровня, поскольку кабины так и не заработали. Сначала городские власти говорили, что туалеты будут открыты после того, как введут в эксплуатацию реконструируемую набережную озера. Позже появилась неофициальная информация о том, что в кабине установлены купюроприемники для бумажных денег, в то время как вся Россия переходит на монеты, и стационарные кабины нужно модернизировать под новые монетные реалии.

В марте 2013 года глава комитета городского хозяйства Сергей Мельников пообещал, что они заработают к лету. «Мы забираем эти туалеты с баланса „Чистоты“ и будем их приводить в порядок, к лету откроются», — пообещал Сергей Мельников.

Однако к июню 2013 года выяснилось, что все не так просто. В администрации города не смогли сказать, когда кабинки, установленные три года назад, начнут работать. «Для решения этого вопроса в марте и мае 2013 года были проведены совещания, на которых было решено передать общественные туалеты от МУП „Чистота“ в МУП „Водоканал“. После чего „Водоканал“ должен привести туалеты в техническое состояние за свой счёт», — сообщили в пресс-службе мэрии.

К концу уже подходит лето 2014 года, но некогда красивые кабины так и стоят закрытыми. Купюроприемники в них выломаны, в углах пауки сплели паутины, а на стенке одного из туалетов неизвестные написали философские стихи о том, что все люди — «г..но».

В ответе на очередной информационный запрос «Нового Калининграда.Ru» первый замглавы комитета городского хозяйства Юрий Кондратьев наконец официально признал, что эксплуатация и содержание стационарных туалетов на Верхнем озере, установленных 4 года назад, являются нецелесообразными. «Учитывая, что в зоне отдыха на Верхнем озере установлено 15 биотуалетных кабин, в том числе предназначенных для маломобильных групп населения, обеспечение мероприятий по нормативно-технической эксплуатации вышеназванных стационарных туалетов, а также их содержанию нецелесообразно. В настоящее время в администрации Калининграда рассматривается вопрос переноса стационарных туалетов в другое место расположения», — говорится в ответе Кондратьева.

В документе за подписью Юрия Кондратьева отмечается, что стационарные туалеты были установлены на Верхнем озере в 2010 году на средства спонсоров. Стоимость кабин составила 1 млн рублей, их передали городской администрации на основе договора пожертвования. В декабре 2011 года туалеты вошли в реестр муниципальной собственности. Но так получилось, что подаренные городу неизвестным спонсором кабины стоимостью с однокомнатную квартиру (в ценах 2010 года) так и остались невостребованными. Как признался источник в городской администрации, выяснилось, что туалеты нужно подключать к коммуникациям, а их как-то не предусмотрели. Вот и получилось, что дорогостоящий подарок оказался для мэрии бременем.

Впрочем, это не первая такая ситуация. Примерно аналогичным образом не смогли решить власти вопрос с установкой стационарных туалетов в районе парка Победы. Стоили они, правда, подешевле тех, что сиротливо стоят сейчас на Верхнем озере. Как следует из сметы проекта, один туалетный модуль «Городской — 315» обошёлся в 150 тысяч рублей. За две модульные кабины бюджет заплатил 300 тысяч рублей, или около 10 тысяч долларов США. Подключить их к коммуникациям не удалось, как утверждают источники в правительстве области, из-за «интересов госбезопасности» — мол, в этом районе копать нельзя.

В ситуации с Верхнем озером горвласти все же вышли из положения — поставили 15 биотуалетных кабин, обслуживание которых обходится в 1,7 млн рублей. Но вся эта туалетная история продолжает удивлять до сих пор. Если туалеты изначально не могли работать, то зачем тогда было их вообще ставить? Неужели городские власти с самого начала не могли решить вопрос с коммуникациями? И если еще два-три года назад стало понятно, что подключить их нельзя, то почему тогда эти кабины до сих пор там стоят? Думать о том, что должен чувствовать спонсор, выделивший на покупку кабин 1 млн рублей, и вовсе грустно. Лучше, наверное, деньги было потратить на то, что реально принесло бы пользу городу. А не на этот тоскливый памятник недоевропейскому Калининграду и российской непредусмотрительности.

Оксана МАЙТАКОВА, старший корреспондент

Фото из архива «Нового Калининграда.Ru» 

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.