Сусальным золотом горят



В 2014 году в Калининграде не построили мечеть. Многие скажут — тоже мне беда, уже и первые лица признали очередной кризис, и пока что даже сложно предположить, каким бодрым матерком аукнется этот год нашей, казалось, такой большой и сильной стране. Ласточкой нырнувший в пропасть рубль, испуганно вспорхнувшие цены — эти чудные дары новой экономической политики россияне еще только приняли, но распаковать до конца не успели.

Но это глобальное, а ведь на нашей маленькой янтарной грядочке в 2014-м тоже цвели довольно пышные цветы. И их неприятного аромата бой курантов не развеет. Журналисты «Нового Калининграда.Ru» целый год упорно освещали не замеченный, по странному стечению обстоятельств, большинством крупных СМИ скандал со строительством в городе мечети. Хотя исход его был очевиден, и попытки если не противостоять, то хотя бы объективно оценивать происходящее, были сродни сражениям старого чудака Дон Кихота с ветряными мельницами.

Во-первых, немалое количество калининградцев изначально были против строительства в городе «одной из главных святынь магометанских». Во-вторых, и это выглядит куда как более реально, с первых дней по городу пронесся слушок, что мечеть личным приказом отменил некий влиятельный духовный лидер в богато украшенном головном уборе. И здесь мусульманам-общественникам, областным и городским властям хоть в обнимку со скромными интернет-писаками об стенку бейся — толку ноль, лишь пятно на обоях. Сказали вам — нет, значит — нет.

Понять горожан, в общем, можно. Ничего удивительного, что прекраснодушные разглагольствования про свободу вероисповедания и равенство конфессий утонули в воображаемых звуках утренней песни муэдзина и воплях жертвенных баранов. И в голову не приходит обывателю, что в 21 веке без муэдзина можно и обойтись — заменив его, скажем, обычным листком с расписанием.

При этом никто не пытается разбираться, что это за религия такая — ислам. Чем отличаются сунниты от шиитов, ашариты от джабаритов. А сон разума, как известно, рождает чудовищ. Как рождал он в веке этак 19-м знаменитые кровавые наветы, когда полстраны жило с мрачным подозрением, что евреи пьют по утрам вместо чая кровь невинных русских младенцев. Конструирование образа врага было, есть и будет наиболее эффективным способом управления массами.

В нашем многонациональном и толерантном государстве система распознавания «свой-чужой» срабатывает всегда автоматически. И сколько ни кричи с высоких минаретов, что мечеть — как раз единственное место, где пастуху из глухого аула могут доходчиво объяснить, почему овец на калининградских улицах разделывать все-таки не стоит, навязчивый страх перед чужой и непонятной культурой сильнее. О том, что пострадали в итоге не только разные там гастарбайтеры, но и «наши» мусульмане — те же татары с башкирами, вообще как-то упоминать не принято.

Даже идея отмены новогодней вакханалии на площади Победы, так неосторожно высказанная главой янтарной столицы, взволновала горожан не сама по себе, а трансформировалась в осознание того, что «наших бьют» и «последний праздник отнимают». Обида грозила даже привести к маленькому акту гражданского неповиновения (а вот возьмем и придем!). Поувольнять всех грозите — ладно, в Польшу не поедем — ну и шут с ней, только елку не трогайте, изверги! Даром, что праздник ночной у горожан отняли и в прошлом году — но тогда посыл «там собираются только приезжие» (и всем понятно, какие) прошел на «ура».

Замечательно, что всех собак при этом повесили на маленький тихий муниципальный музей. Директор «Фридландских ворот» Марина Ядова, по заверениям руководителя Религиозной организации мусульман Калининграда Иршата Хисамова, в приватной беседе призналась, что иск ее заставили подать «под дулом», пригрозив увольнением. Так это или нет — гадать не будем. От официальных комментариев Ядова всегда воздерживалась. И это понятно, музей-то муниципальный, а глава муниципалитета свою конфессиональную ориентацию показывает при каждом удобном случае.

Но шапито в итоге вышло презанятное — муниципальный музей начал судиться со своим учредителем — горвластями, пытаясь отменить выданное в бородатом году разрешение на строительство. Повод нашелся железный — охранная зона объекта культурного наследия, утвержденная сильно после разрешения на строительство. Под натиском коварных музейных адвокатов мэрские юристы как-то «сдулись», предоставив мусульманам отбиваться от «Ворот» в одиночку.

Ничего удивительно, что защитников строительства последовательно «отбрили» во всех возможных судебных инстанциях, включая Верховный суд РФ. И адвокаты написали обращение в Европейский суд по правам человека. Что вызвало некоторое недоумение даже в среде самих калининградских мусульман, учитывая нынешние сложные отношения с Европой в целом и ее понятиями о праве в частности.

Ничуть не лучше обстоят дела и с другим культовым сооружением «не титульной» конфессии — синагогой на Острове. В отличие от мусульман, еврейская община, решившая отстроить заново разрушенную еще при немцах синагогу, с журналистами общается неохотно. Видимо, надеясь договориться с властями без лишней огласки.

В день Конституции курсанты БВМИ хором поют на ступенях православного храма гимн России. Статья 14 основного закона российского государства пока ещё утверждает: «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». В реальности, правда, всё по оруэлловскому сценарию, в котором все животные равны, но некоторые — всё же равнее. РПЦ была и остаётся на особом счету, с особыми правами и особыми полномочиями. На личные средства чиновников Епархия одни храмы строит, другие легализует уже после окончания незаконного строительства. Точно зная — власти и не пикнут, введут в эксплуатацию, да еще и спасибо за внеплановый новострой скажут. «Витрина России» должна сверкать, а Патриарх должен регулярно приезжать, довольно осматривать новые места для окормления паствы и одобрительно улыбаться губернатору.

От этой улыбки, кстати, зависит не только хорошее настроение, но и карьерная перспектива — одобрение РПЦ в вопросах престолонаследия в регионах есть один из ключевых факторов. Поэтому местные власти и изворачиваются, как могут, пытаясь изобразить хорошую мину при плохой игре. Цветочки с главами диаспор сажают. Поле целое где-то за чертой обитаемого мира выделить обещают. И стараются пореже о делах межконфессиональных вспоминать. Может, такая тактика и станет залогом нашего мира и процветания. «Чужие» мусульмане уедут на теплую родину, напуганные экономическим кризисом, а вся наша многонациональная страна в едином порыве покроется сусальным золотом.

Комментарии к новости


Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.