Исчезнувшего солдата признали дезертиром

О судьбе Максима Карцова, который 12 мая исчез из воинской части в Гусеве, где проходил срочную службу, по-прежнему ничего не известно. («Комсомолка» писала об этом в еженедельнике за 25 мая).

- Не можем мы понять и причин, по которым солдат мог оставить расположение, - признался заместитель командира мотострелковой бригады Петр Бондаренко. – Проводили проверку, опросили всех, кого только возможно. Ну, абсолютно никаких предпосылок к такому поступку не было!

Вероятно, военные рассчитывали в поисках срочника на помощь родных. Поэтому их заметно обескуражил поспешный отъезд домой матери Карцова. Она выступала по местному телевидению с призывом к сыну вернуться в армию, обращалась и к тем, кто что-либо о нем знает. Но даже не посетила часть, где Максим служил, не пообщалась с его товарищами и командирами. Говорят, что юношу воспитывала бабушка, а мать жила отдельно. Приходилось слышать мнение, вот, мол, мать обозначила свою обеспокоенность и посчитала, что на этом выполнила свой родительский долг.

Кроме появления в телеэфире, пребывание матери Карцова в Калининграде отмечено и визитом к некой ясновидящей. Та якобы сообщила, что Максим жив, находится у какой-то женщины и очень нуждается в деньгах.

Не очень доверяя экстрасенсам, отцы-командиры продолжают розыск беглеца своими силами. Например, офицеры части ждали солдата в засаде на квартире его тети в Калининграде. Однако Максим там не появился.

По факту самовольного оставления части рядовым Карцовым военная прокуратура гарнизона города Гусева завела уголовное дело. Однако если солдат найдется и мотивы его поступка признают уважительными, не исключено, что неприятностей с законом ему удастся избежать.

- Главное сейчас – найти парня, чтоб был живой и здоровый, - считает Петр Бондаренко. - А уже потом будем разбираться по существу.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.