«Думал, продали в рабство»: история загадочного исчезновения жителя Немана

Все новости по теме: Криминал

На прошлой неделе стало известно, что под Неманом при невыясненных обстоятельствах погиб Вадим Абрамов, сын члена районного отделения партии ЛДПР. Ему было 26 лет. Следователи считают, что он утонул в результате несчастного случая. Родственники уверены, что его убили. Чтобы восстановить хронику последних дней жизни молодого человека, корреспондент «Новый Калининград.Ru» отправился в Неман и посетил озеро в Краснознаменском районе, в окрестностях которого исчез парень.

Следы на шее

Тело Вадима Абрамова нашел рыбак из Советска, отдыхавший с семьей на реке Шешупе. Он принял голову утопленника за бобра и хотел показать животное детям, сидевшим в моторной лодке. Труп всплыл ранним июльским утром в затоне, именуемом местными жителями «брандвахтой». Мужчина тут же сообщил о находке в полицию. На берегу столпились отдыхающие — полицейские запретили заходить в воду до тех пор, пока не будет извлечено тело. 

Водолазы приехали около полудня; труп обвязали веревкой и вытащили на сушу, где уже ждали следователь и судмедэксперт. Чуть позже сюда подъехали родители погибшего — на опознание. Первое, на что они обратили внимание, — необычайно хорошо сохранившееся тело. Утопленник выглядел так, будто пролежал в воде несколько часов, от силы день, тогда как официальная дата смерти 4 июня. То есть, по мнению судмедэксперта, в озере он находился почти месяц.

«Тело не раздутое, слегка белые пальцы, на плечах — следы загара. Казалось, что он искупался пару часов назад», — вспоминает мать Вадима Татьяна Абрамова, держа в руках его портрет с тонкой черной лентой в углу рамки. «На его шее были две борозды, похожие на следы удушья, глаза выпучены, лицо бордово-синюшного цвета с явными следами побоев. А голова болталась в разные стороны, будто сыну сломали шею», — продолжает отец погибшего Петр Иванович.

Он думает, что тело могли сбросить в воду за несколько дней до того, как его нашли. На эту мысль Петра Ивановича навели разговоры с водолазами, которые в первые дни после исчезновения Вадима обшаривали дно карьера, но ничего не нашли. Специалисты говорили, что если труп действительно находится в воде, то он всплывет дней через 10–12 максимум, но никак ни через 28.

DSC_0568.jpg

На фото — озеро, где было найдено тело Вадима Абрамова, исчезнувшего 4 июля 2016 года.

В выданном 4 июля свидетельстве о смерти говорится, что Вадим Абрамов погиб от «механической асфиксии, утопления в воде». Каких-либо телесных повреждений на теле погибшего эксперт не обнаружил.

Когда обнаружили тело сына, Петр Иванович, не куривший уже много лет, взял в магазине сигареты и бутылку водки и отправился к другу. С тех пор пенсионер выкуривает по две пачки сигарет в сутки.

Последний день Вадима Абрамова

Вадим Абрамов родился там, где и погиб — в поселке Лагерное Краснознаменского района. Так называемая «брандвахта» находится как раз в границах этого населенного пункта. До своего дня рождения Вадим не дожил чуть меньше месяца. 

Вадим был вторым ребенком в семье Абрамовых. В школу мальчик пошел уже в Немане, затем поступил в Советский кинотехникум по специальности «Аудиовизуальная техника», где студентов учили разбираться в микросхемах, электрических цепях и кинопроекторах. Диплом за него получали родственники, так как парня забрали в армию. Оттуда он вернулся подавленным. Девушка, в которую он был влюблен и с которой строил планы на будущее, вышла замуж за другого.

Образование, полученное в Советске, Вадиму не особо пригодилось. В профессии себя он так и не нашел. Работал в основном на стройках в Калининграде. Петр Иванович старался привить сыновьям любовь к технике, но их это не очень интересовало. «Как все нормальные пацаны, жил, думал, где заработать денег. Был немного пофигистом. Особых ценностей в жизни не было, но, видимо, потому, что еще был молодой», — рассказывает его старший брат Слава. По его словам, Вадима немного напрягало, что ему приходилось жить с родителями.

В пятницу, 3 июня, Вадим до полудня лежал на диване, переписываясь с друзьями в соцсетях. Потом ненадолго вышел из дома, а когда вернулся, сказал, что его пригласили на день рождения. Отмечать праздник планировалось на берегу озера. Татьяна просила сына быть осторожным. Он надел пятнистые шорты, футболку в фиолетово-белую полоску и сланцы и вышел из дома. На улице молодой человек помахал рукой соседке со второго этажа и сел в автомобиль, за рулем которого его ждал друг Роман. Перед уходом Вадим договорился со старшим братом, что тот заберет его завтра, после телефонного звонка.

До семи часов вечера друзья готовились к пикнику, разъезжали по магазинам, покупая продукты и алкоголь. В компании, куда пригласили Вадима, было человек десять. Молодые люди жарили шашлык, пили пиво, играли на гитаре и купались.

Около четырех часов утра Кристину, отдыхавшую на противоположном берегу, насторожил какое-то шум и движение возле автомобиля. Это было на следующий день, четвертого июня. Она приехала сюда из Советска и отдыхала здесь с мужем и детьми. Источником шума оказался незнакомец, который, как ей показалось, приплыл с другого берега. Незнакомец был в одних плавках. Он, вспоминает Кристина, зачем-то стал заглядывать в салон внедорожника. Девушка подумала, что это вор; ее муж решил разобраться, в чем дело. Человеком в плавках оказался Вадим Абрамов. От Вадима сильно пахло алкоголем, и, как она поняла, он попросил сигарету. Мужчины разговорились, Вадима угостили банкой пива.

О чем беседовали муж и Вадим, Кристина не знает. Но все якобы было мирно, никто агрессии не проявлял. Муж Кристины и Абрамов даже обменялись номерами телефонов, поскольку молодой человек хотел на следующий день поблагодарить новых знакомых за гостеприимство. В какой-то момент гостю с другого берега мягко намекнули, что пора возвращаться к своим. Вадим извинился за неожиданный визит и вроде бы стал спускаться к воде. Супруг девушки предложил сопроводить его во время заплыва, но молодой человек отказался. Хотя, по словам матери Вадима, изначально Кристина говорила, что молодой человек доплыл до берега и даже помахал оттуда рукой. Как бы там ни было, пара из Советска, вероятно, оказалась последней, кто видел Вадима в живых тем утром.

z_28924032.jpg

На фото  Вадим Абрамов.

В полпервого ночи Татьяну Абрамову разбудил шум в подъезде: кто-то ломал домофонную дверь. Женщина предположила, что Вадим забыл магнитный ключ, и собиралась встретить сына гневной тирадой, но на пороге стояли два незнакомых парня. Они спросили, дома ли Вадим, и настаивали на разговоре со старшим сыном. Вернувшись в квартиру, Слава сказал, что Вадим пропал. Это было 5 июня. Петр Иванович, Татьяна и Слава помчались на озеро. На берегу лежала одежда Вадима и его мобильный телефон.

Глубокие воды

От Немана до озера, где исчез Вадим Абрамов, примерно 35 километров. Сначала по шоссе, потом по грунтовой дороге, сквозь лес, мимо зоны отдыха для сотрудников «Восточных электросетей» с белеющими коттеджами. За рулем черной «Лады» 59-летний Петр Иванович, на заднем сиденье его супруга Татьяна.

Этот путь они проделывали на протяжении июня дважды в день. Искали сына в лесу, опрашивали лесника, местных жителей и бездомных, исследовали дно эхолотом. Ожидали, что скажут водолазы.

Параллельно с этим глава семейства заваливал обращениями и заявлениями правоохранительные органы. Полиция отправляла его в Следственный комитет, там говорили, что уголовное дело пока возбуждать рано. Абрамовы самостоятельно вышли на пограничников. Те согласились помочь, но было уже поздно. Прошли дожди, собаки-ищейки были бесполезны. Петр Иванович рассматривал даже такую фантастическую версию, как похищение. «Я думал, что его, моего сына, продали в рабство или накачали наркотиками, и теперь он бродит по лесу», — говорит мужчина. Другая версия — Вадима могли взять «на слабо» и спровоцировать на то, чтобы он переплыл водоем.

«Брандвахта» — это бывший карьер, со временем ставший озером. На окруженный высокими соснами водоем каждый год летом съезжается довольно много людей — в основном из Краснознаменска, Немана и Советска. По словам местных жителей, тонут тут нередко, но так долго тела никогда не находились под водой.

Петр Иванович прихрамывает — у него протез. Ногу он потерял давно, и теперь каждые семь лет ему выдают «Ладу» в качестве компенсации за производственную травму. Он остается у машины, потому что подниматься и спускаться по обрыву ему тяжело.

Вместе с Татьяной я спускаюсь к берегу. 57-летняя женщина проревела всю дорогу, рассказывая о младшем сыне. Она и сейчас продолжает о нем говорить. Из ее эмоционального рассказа узнаешь, что три года назад на «брандвахте» утонул близкий друг Вадима. Еще она рассказывает, что незадолго до гибели Вадим познакомился с девушкой. На выходных он собирался ехать именно к ней в Калининград, но поездка сорвалась, и он в итоге отправился на озеро.

Как бы невзначай Татьяна бросает, что несколько лет назад у этой девушки погиб ее предыдущий парень. Во время катания на катере ему тросом оторвало голову. Произошло это, правда, не здесь, но смерть Вадима в голове женщины, кажется, приобретает какие-тозловеще-мистические очертания.

В отчаянии Абрамовы звонили даже какому-то экстрасенсу в Москву. Тот за 40 тысяч рублей обещал помочь в поисках Вадима. Из столицы перезвонили в июле, напомнили об оставленной заявке, но Вадима к тому времени уже похоронили.

DSC_0567.jpg

На фото — Петр Абрамов, отец Вадима.

После проведения судебно-медицинской экспертизы в возбуждении уголовного дела было отказано в связи «с отсутствием состава преступления». В постановлении говорится следующее: «Примерно в четыре часа утра Абрамов В.П., один, находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, оставив свои личные вещи и одежду на берегу, ушел купаться и утонул».

В его крови обнаружено 3,2 промилле алкоголя. «Это же живой труп. В таком состоянии человек на ногах не мог бы стоять, не то что плавать», — возмущается выводам экспертизы Петр Иванович и продолжает сетовать на бездействие полицейских и следователей из СК. Первые должным образом не организовали поиск пропавшего, сразу посчитав, что он утонул. Вторые отказались прислушиваться к словам безутешного отца, который проводил собственное расследование и сам искал для них свидетелей. Абрамовы настойчиво требуют, чтобы Следственный комитет пересмотрел результаты экспертизы и возбудил, наконец, уголовное дело по факту убийства. Если потребуется, обжаловать постановления об отказе они будут бесконечно.

Похороны Вадима Абрамова состоялась в полдень 6 июля. За катафалком в тот день следовал длинный кортеж из автомобилей. В Немане у Вадима было много друзей. Абрамовы смирилась с гибелью сына, но не с ее трактовкой.

Текст, фото — Олег Зурман, «Новый Калининград.Ru» и из архива семьи Абрамовых

Комментарии к новости

Что осталось по наследству

Главный редактор «Нового Калининграда» Денис Туголуков о крахе надежд в отношении «Балтики».