Вмятина на лице: история калининградца, обвинившего полицейских в нападении

На фото — Степан Юрченко
Все новости по теме: Криминал

Следственный комитет начал расследование уголовного дела по заявлению 37-летнего местного жителя, который пожаловался на то, что его избили сотрудники полиции. Инцидент произошел летом 2014 года в Зеленоградске. По словам пострадавшего, насилие к нему применял тогдашний начальник местной полиции. Возбуждения уголовного дела 37-летний строитель Степан Юрченко добивался два года. Корреспондент «Нового Калининграда.Ru» встретился с Юрченко и записал его историю.

Поездка к морю

Весь день 16 июля 2014 года Степан Юрченко проторчал в гараже на улице Нарвской, штукатуря стены. Вечером, получив за работу деньги, он запрыгнул в свой «Ситроен» и поехал к морю. В последнее время он часто ездил на побережье. После смерти отца полгода назад Степан впал в депрессию. Море успокаивало и на время выводило его из подавленного состояния.

К девяти вечера он был уже в Зеленоградске. Припарковался возле кафе «Амбар» и зашел туда перекусить. Сев за столик, Степан заказал шашлык. Официантка его сразу предупредила — еду придется ждать долго. Его это устроило, он выпил 0,3 пива и решил, пока жарят мясо, пройтись до центра — надо было положить денег на мобильный.

Вернувшись обратно, Степан поужинал и вышел на воздух. Стоял теплый летний вечер. Калининградец прогулялся по променаду, свернул в городской парк, сел на скамейку и закурил. В этом парке он когда-то гулял со своей первой девушкой, и ему было приятно об этом сегодня вспоминать. К реальности Степана вернул крик — кто-то звал на помощь. Он быстрыми шагами направился к источнику шума. Тревога оказалась ложной — двое подростков просто решили подшутить над своим младшим другом, угрожая скинуть его в озеро.

У них был мопед, и Степан попросил на нем прокатиться — «вспомнить молодость». Он сделал круг и пошел в город. Его новым знакомым было с ним по пути. Из темноты внезапно выскочили трое. Степан запомнил, что на одном из них был спортивный костюм. Неизвестные зачем-то стали что-то спрашивать у подростков про мопед. Степану это показалось подозрительным, и он позвонил в полицию.

Один из троицы сказал, что делать это не обязательно, потому что он сам полицейский. Незнакомец протянул Степану удостоверение. Рассмотреть фотографию и фамилию в темноте толком не удалось. Степану и подросткам предложили пройти к проезжей части, куда через пару минут подъехала патрульная машина. Из нее вышел сержант, с которым у Степана состоялся неприятный разговор.

Мужчина стал упрекать полицейских в том, что они «устраивают облавы на подростков с мопедами» вместо того, чтобы заниматься реальной работой. И припомнил случай, когда ему пришлось вместе с подругой искать в Зеленоградске пропавшего ребенка. С его слов, полицейские очень долго ехали на вызов и как-то лениво занимались поисками.

f67e027762a273976e5f9279594a7945.jpg

— Вы с какой целью приходите работать в полицию? — поинтересовался у стража порядка разгорячившийся Юрченко. Разговор мужчина записывал на диктофон в мобильнике.

— В личных целях, — резко ответил сержант и выбил из рук Степана телефон. «Нокиа» ударилась об асфальт, батарейка выскочила. Степан остался без связи. Дома его ждали трое детей и жена на девятом месяце беременности.

Сходить до машины за фонариком, чтобы найти выпавший аккумулятор, Степану не позволили. Полицейские повалили мужчину на землю, надели на него наручники, а после затолкали в салон патрульного автомобиля и куда-то повезли.

Знакомство с подполковником

Первым пунктом назначения оказалась Зеленоградская больница, куда Степана отвезли на медосвидетельствование. Дежурному врачу сотрудники полиции сказали, что Юрченко пьян и нарушал общественный порядок. После посещения врача полицейские вместе с задержанным отправились в отдел полиции, расположенный на улице Тургенева, 4. Просьбу Степана позвонить родственникам они отклонили. Мужчину без объяснения посадили в камеру, где лежали чьи-то забытые вещи — кепка и кофта.

«Не было света и воздуха, вентиляции не было, посадили в самую дальнюю камеру. Одно отверстие», — вспоминает обстоятельства двухлетней давности Юрченко. В камере он провел всю ночь.

Наутро Степана отвели в дежурную часть, сказав, что с ним хочет поговорить начальник отдела подполковник Андрей Павлющенко (фамилия измененаприм. «Нового Калининграда.Ru»). Подполковник предложил Юрченко подписать протокол задержания. В протоколе говорилось, что к Степану применили спецсредства, потому что он нарушил общественный порядок. Мужчина с такой трактовкой не согласился, настаивая на том, что его задержали безосновательно.

Павлющенко тогда приказал подчиненным поставить несговорчивого «арестанта» к стене у шкафа. Это место не попадало в объектив камеры, висевшей в дежурной части. Подполковник, как вспоминает, Юрченко потребовал, чтобы тот вытащил руки из кармана. За этим последовал сильный удар кулаком в живот. На ногах Степан не устоял. Лежачего принялись бить еще несколько полицейских, в ход пошла резиновая дубинка. Степан закрывал голову, но чей-то ботинок все равно достиг цели. Вмятина на лице чуть ниже виска теперь всегда напоминает Степану об отделе полиции. Когда в постановлении о возбуждении уголовного дела будут перечисляться полученные Юрченко травмы, эту вмятину назовут «переломом левой скуловой кости со смещением отломков».

Чуть позже избитого мужчину завели в кабинет с надписью «Уголовный розыск». Подписать протокол о задержании Юрченко уговаривали теперь оперативники. «Они говорили, что если я не подпишу бумагу, будет еще хуже», — рассказывает Степан.

_NVV1649 (1).jpg

После беседы с оперативниками Юрченко наконец отпустили, досмотрев, правда, перед этим его машину. Ничего интересного полицейские в ней не нашли. После произошедшего Степан сразу позвонил дежурному прокурору. Но тот, по словам потерпевшего, не поверил в то, что начальник полиции способен избить задержанного. Подполковник сейчас возглавляет другой отдел полиции. Комментировать эту историю в телефонном разговоре он отказался. От ответа на вопрос корреспондента «Нового Калининграда.Ru» о том, знакомо ли ему имя Степана Юрченко, полицейский уклонился, сказав, что за три года работы в Зеленоградске через него проходило много людей и он всех, естественно, не помнит.

Через день после случившегося день жена Степана родила четвертого ребенка. С обращением в Следственный комитет пришлось повременить.

Упорный Степан

Степан Юрченко — обычный непримечательный мужик. Ему 37 лет. О себе рассказывает немного: школа, армия, потом работа строителя. У него четверо детей, с женой развелся, любит рыбалку. В профиле в социальной сети «ВКонтакте» вместо личного фото на аватарку Степан Юрченко загрузил снимок постановления о возбуждении уголовного дела. Добиваться этого ему пришлось два года.

В Следственном комитете корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» сообщили, что основанием для отказов были показания каких-то свидетелей, утверждающих, что мужчина сам получил травмы, без участия полицейских. А доставили его туда, потому как он был пьян. Степан говорит, что это домыслы, он был трезв, хоть и выпил немного пива.

Юрченко не отступал: жаловался в СК РФ, писал Бастрыкину и даже ездил в столицу — в приемную Владимира Путина на Ильинке, 23.

Степан искренне недоумевает, почему в полицию «идут служить нелюди». «Я считаю, что человек, который действует последовательно, знает свою цель и четко идет к ней, ее обязательно добьется. Думаю, это мой случай», — рассуждает Юрченко. Он рассчитывает, что полицейские, которые его избивали, понесут заслуженное наказание.

Юрченко рассказывает, что пока региональный СК проводил доследственную проверку, ему поступали звонки с угрозами от неизвестных людей. Внимание к своей проблеме он пытался привлечь через интернет, даже создал свой канал в YouTube, где разместил несколько роликов. На одном из них Степан, например, комментирует очередной отказ в возбуждении уголовного дела.

Упорство Юрченко в итоге принесло результат. 2 ноября 2016 года ему вручили постановление о признании его потерпевшим по уголовного делу, возбужденному по части 3 статьи 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия). «Мы решили следственным путем проверить эти все версии для того, чтобы их либо опровергнуть и закрыть дело, либо подтвердить и направить дело в суд», — рассказал начальник Светлогорского межрайонного следственного отдела Андрей Бессонов.

В материалах дела пока, правда, фигурируют «неустановленные должностные лица из числа сотрудников ОМВД России по Зеленоградскому району», которые «находясь при исполнении служебных обязанностей, нанесли потерпевшему множественные удары». «На предварительном следствии я указал на конкретных лиц, избивших меня, но следователь в постановлении как-то обтекаемо все обрисовал», — говорит Степан, недовольный подобной формулировкой.

postanovlenie.jpg

Фрагмент постановления о признании Степана Юрченко потерпевшим по уголовногму делу

Помимо перелома скулы у мужчины также зафиксировали «тупую травму головы, кровоподтеки и ссадины по всему телу». В документе отмечается, что полученные травмы при этом «не причинили вреда здоровью».

В апреле 2015 года Степан создал тематическое сообщество «ВКонтакте», посвященное его борьбе с правоохранительной системой». В него вступили 3 человека. Последняя запись в сообществе датирована 23 ноября 2016 года. Степан пишет, что дело «наконец сдвинулось с мертвой точки».

Текст — Олег Зурман, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru» и предоставлено Степаном Юрченко

Комментарии к новости

Технология зла

Главный редактор «Нового Калининграда.Ru» Алексей Милованов о, пожалуй, самом серьёзном испытании, которое предстоит Антону Алиханову в 2017 году.