«Он выйдет, а ее не будет»: виновнику ДТП с 7 погибшими вынесли приговор

В пятницу, 6 июля, Гвардейский районный суд вынес приговор Борису Добровольскому, виновнику смертельного ДТП на черняховской трассе. В результате аварии, случившейся 22 сентября 2017 года, погибли семь человек, еще шестеро получили серьезные травмы. Водителю «Мерседеса», врезавшегося в маршрутку, полную пассажиров, грозило до 7 лет лишения свободы. Суд приговорил его к 4 годам и 7 месяцам колонии общего режима.

«Смерть наступила на месте происшествия от тупой сочетанной травмы груди, живота, таза, конечностей, сопровождавшейся разрывом стенки аорты в верхнем грудном отделе, ушибами легких в виде очаговых кровоизлияний, переломом грудины на уровне первого межреберья, переломами второго и третьего ребер, переломами…».

В этом месте оглашения приговора стоящая во втором ряду слушателей невысокая пожилая женщина начала тихонько плакать. Тамара Маркина потеряла в день аварии дочь и нерожденную внучку — 31-летняя Анна Маркина в момент гибели была на пятом месяце беременности.

Оглашение приговора длилось полтора часа, и все это время в зале звучал только голос судьи и тихие всхлипы родителей и детей погибших. Осужденный Борис Добровольский все полтора часа простоял, опустив голову, за стеклом «клетки» в углу судебного зала.

Обстоятельства аварии уже не раз подробно описывались, выводы следствия были полностью подтверждены во время судебных разбирательств. Вечером 22 сентября 2017 года семья из трех человек (Борис Добровольский, его гражданская жена и её 10-летняя дочка) возвращалась в Зеленоградск из Черняховска, куда они ездили навестить родственников. Сидевший за рулем глава семейства получил права не так давно, в 2014 году, а машину купил всего месяц назад. Водительской практики у постоянно ходившего в море вахтенного помощника было немного.

685eed0b281672b1f783d7e3776a30cf.jpg

Стемнело, дорога была мокрая. Скорости перед участком трассы, где шел ремонт и движение было организовано только по двум полосам, Добровольский не снизил. Как показала техническая экспертиза, в момент столкновения внедорожник был совершенно исправен, его скорость составляла 71,5 км/ч.

«Скорость автомобиля, управляемого Добровольским, непосредственно перед местом, где случилось ДТП, была не более 80 км/ч, она была установлена системой круиз-контроля на автомобиле. Увидев знак, ограничивающий скорость до 60 км/ч, Добровольский скорость не снижал, поскольку дорога была прямая, а при движении не более 20 км/ч от ограниченной скорости не наступает административная ответственность, то есть, как он пояснил в судебном заседании, „является бесплатной“. Кроме того, указанная скорость, по его мнению, вполне позволяла ему контролировать обстановку на дороге», — говорится в тексте приговора.

Непосредственно перед началом временной разделительной линии, обозначенной пластиковой разметкой, был установлен новый знак, ограничивающий скорость уже до 40 км/ч. Но водитель «Мерседеса» и на этот раз не стал притормаживать. В какой-то момент Борис Добровольский почувствовал, что наехал на некий предмет. Но устойчивости автомобиль от этого не потерял, и тормозить мужчина не стал.

Но через секунду заднюю часть авто стало заносить вправо. Водитель попытался выровнять машину, но не смог, и она врезалась в железный отбойник. После столкновения автомобиль развернуло в сторону временных пластиковых ограждений, установленных на дороге. После двух столкновений с пластиковыми разделительными блоками, лобовое стекло «Мерседеса» разбилось и сработала подушка безопасности. В этот момент и случилось столкновение с двигавшейся навстречу маршруткой.

b75540f6a4f7b8bea5948e652a53bb3a.jpg

46-летний строитель Александр Васюхнов сел в рейсовый микроавтобус на Южном вокзале около 18:30, занял четвертое место справа, в одиночном ряду кресел. И остался жив. Ремень безопасности был, но пристегиваться мужчина не стал. Когда микроавтобус подъехал к месту, где велся дорожный ремонт, он успел заметить знаки ограничения скорости и в суде утверждал, что маршрутка ехала медленно, в потоке авто.

Перед перекрестком в районе поселка Солдатово Васюхнов почувствовал сильный удар, пришедшийся на левую переднюю сторону маршрутки. От удара сломался левый ряд сидений, на которых находились люди. Этими сиденьями Александру Васюхнову зажало ноги, и вытащить из автобуса его смогли только спасатели МЧС.

Александру Васюхнову диагностировали оскольчатый перелом левого бедра со смещением отломков, открытый оскольчатый перелом костей левой голени, черепно-мозговую травму, ушиб почек и травматический шок. В больнице он провел около месяца.

Антон Домаров, сидевший на втором одиночном кресле справа, момента столкновения не помнит. В суде мужчина рассказал, что очнулся через несколько минут после аварии и увидел, что все пассажиры, занимавшие левый ряд кресел, лежат. Вместе с другими выжившими, находившимися в сознании, он выбрался из микроавтобуса через заднюю дверь. На металлическом отбойнике сидели два раненых человека, а на разделительной полосе лежал труп мужчины.

Добровольский в суде рассказывал, что после аварии его пассажиры потеряли сознание. Он сначала убедился, что с женщиной и ребенком все в порядке, вызвал экстренные службы и сообщил о ДТП. Затем мужчина, по его словам, взял огнетушитель и пошел к маршрутке, к которой уже стягивались проезжавшие мимо очевидцы.

Они выломали заднюю дверь маршрутки, откуда начали выходить раненые люди. Добровольский и другие водители пытались выломать сиденья, которые зажали пассажиров. Отметим, что многие родственники погибших до сих пор не верят, что виновник аварии пытался помочь пострадавшим.

511980e36d7cfd6bd77defdc776deeb8.jpg

Тяжелые травмы в результате аварии получили 6 человек, находившихся в микроавтобусе «Мерседес Спринтер». И еще семеро — погибли. Среди погибших и водитель, 48-летний Валерий Суслов, бывший глава отдела ГИБДД в Гусеве. После выхода на пенсию он занимался частным извозом. Согласно выводам следствия, скоростной режим нарушил и водитель маршрутки. К тому же эксперты сделали вывод, что микроавтобус не соответствовал требованиям безопасности. Но возможности предотвратить столкновение у него не было, потому что внедорожник вылетел на полосу, по которой он двигался. И допущенные Сусловым нарушения не находятся «в прямой причинно-следственной связи» с ДТП и его последствиями.

В ходе следствия Борис Добровольский утверждал, что в аварии, вероятно, участвовал еще один автомобиль. Он заявил, что видел легковую машину с поврежденным задним бампером, которая стояла примерно в 20 метрах перед микроавтобусом. Однако никаких подтверждений этим словам в ходе следствия и суда найдено не было. Доводы защиты, утверждавшей, что место ремонта было обозначено дорожниками с нарушениями, также были отвергнуты.

Гвардейский районный суд счел, что у Бориса Добровольского была техническая возможность предотвратить столкновение, а причиной аварии стало именно допущенное им нарушение скоростного режима. Обстоятельств, отягчающих вину водителя, суд не нашел.

К обстоятельствам, смягчающим вину, суд отнес явку с повинной, активное содействие следствию, искреннее раскаяние, принесение извинений потерпевшим, полное добровольное возмещение ущерба некоторым потерпевшим (шестеро из тех, кто потерял близких, отказались принимать деньги), исключительно положительные характеристики, оказание первой помощи пострадавшим.

В итоге суд признал Бориса Добровольского виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.5 ст. 264 УК РФ, и приговорил к 4 годам и 7 месяцам колонии общего режима. В срок этот из расчета день за полтора входит время, который Добровольский уже провел в СИЗО. То есть мужчина должен выйти на свободу чуть менее чем через три года.

429dea463bb3901af5364b69b4b73962.jpg

Приговор родственники погибших восприняли по-разному. Родители Анны Маркиной боялись, что Добровольского отправят в колонию-поселение, поэтому посчитали более жесткий приговор хорошей новостью. «Правильно следствие прошло. Но в силу обстоятельств вот так срок снижен. Но это все по закону. Горько, горько говорить. Он выйдет, а ее не будет», — сказала журналистам Тамара Маркина.

«За такие преступления нужно больше давать. 7 человек на кладбище, а пострадавшие еще лечиться будут неизвестно сколько. Там такие травмы у людей… Деньги, которые они нам посылали перед последним заседанием, — это только чтобы откупиться, чтобы это ему было как смягчающее обстоятельство. И мы от этих денег все отказались. Будет у нас еще другое производство, за моральный ущерб [будем требовать компенсации], вот мы все подали иски. Другие суды еще будут», — сказали журналистам родители Анны.

Маргарита Юрьевна потеряла в ДТП под Гвардейском дочь, 27-летнюю Кристину. Девушка работала в Калининграде и возвращалась тем вечером домой на маршрутке. Об аварии мать услышала от родственников, искала вечером дочь по калининградским больницам, а о гибели Кристины узнала уже от следователя.

Две пассажирки, получившие в результате аварии серьезные травмы, до сих пор так и не восстановились полностью, обеим потребуются новые операции. 20-летней Арины Тарасовой на оглашении приговора не было. «У меня был оскольчатый перелом правого предплечья, была сломана скула и сотрясение мозга было. Прошло уже 7 месяцев реабилитации, но все стало только хуже. Поэтому я ложусь на повторную операцию в ближайшее время. Мне заново будут пытаться восстановить предплечье», — говорила Арина корреспонденту «Нового Калининграда» в середине мая.

Борис Добровольский останется в СИЗО до вступления приговора в силу. Суд счел, что при наличии загранпаспорта он может уехать из страны, и отказался выпускать его. Иски о возмещении морального ущерба от шести родственников погибших будут рассмотрены отдельно, в рамках гражданского судопроизводства. У осужденного есть возможность выйти по УДО, но только при согласии потерпевших. Родные погибших уже заявили, что постараются этого не допустить.

Текст — Алла Сумарокова, фото — Виталий Невар, «Новый Калининград»


Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.