Дело бармена: в Калининграде спустя 11 лет после убийства бизнесмена начался суд

Все новости по теме: Криминал

В Калининграде при участии суда присяжных началось рассмотрение по существу дела об убийстве 33-летнего бизнесмена Андрея Жигаря — его застрелили в 2007 году. Обвиняемыми по делу проходят два человека: бармен Андрей Рывкин и Илья Дычко. Первого обвиняют в подстрекательстве к убийству, второго — в том, что именно он застрелил коммерсанта. Оба вину не признают. Обвинение по делу поддерживает представитель генпрокуратуры РФ Михаил Резниченко, в частности, известный тем, что он был гособвинителем по делу Уильяма Браудера и Варвары Карауловой. Среди адвокатов тоже весьма известные лица — один из них защищал Игоря Рудникова, другой некогда представлял интересы штаба Навального. В ходе процесса присяжным кратко рассказали о преступлении, а судья часто прерывал адвокатов. Корреспондент «Нового Калининграда» рассказывает о том, как прошло первое заседание.

За пятнадцать минут до начала заседания на первом этаже Калининградского областного суда наблюдалась легкая суета. Участникам процесса (в судебном разбирательстве участвуют семь защитников, два гособвинителя, мать погибшего и ее представитель) не хватило мест, и приставам пришлось таскать стулья из других залов.

Когда они закончили перемещать мебель, в зал заседаний завезли материалы уголовного дела. Именно завезли — томов было так много (по словам одного из адвокатов, чуть больше 40), что их пришлось погрузить на специальные тележки. Разделенные на несколько стопок документы заняли почти весь стол судьи Сергея Капранова.

Расследование убийства предпринимателя Андрея Жигаря длилось больше 10 лет. Когда местные правоохранители не смогли найти убийцу коммерсанта, подключились федералы — дело передали в центральный аппарат СКР. Отчасти это заслуга Нины Томилко, матери убитого, которая всячески пыталась привлечь внимание к нераскрытому преступлению: сама искала свидетелей, давала интервью СМИ, несколько раз ездила к главе СК РФ Александру Бастрыкину и писала президенту Владимиру Путину.

На судебное заседание Нина Томилко, невысокая женщина в черном костюме, пришла с фотографией сына.

 — Как вы себя чувствуете? — спрашивал ее гособвинитель Михаил Резниченко.

 — Ужасно, — отвечала женщина.

 — Вы себя не бережете, — почему-то с улыбкой заметил прокурор.

Резниченко прибыл в Калининградскую область из Москвы — специально чтобы поддержать гособвинение. Представитель Генпрокуратуры известен как обвинитель по делу Варвары Карауловой — московской студентки, которая хотела покинуть Россию и вступить в террористическую организацию «Исламское государство» (запрещена в России — прим. «Нового Калининграда»). В 2016-м Караулову приговорили к 4,5 годам колонии.

Еще одним громким судебным разбирательством, в котором сторону обвинения занимал Резниченко, было дело основателя британского фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера. В декабре 2017 года российский суд заочно приговорил Браудера к 9 годам колонии.

f34db585430855c5129237f3f7949ba0.jpg

Обвиняемыми по делу Жигаря проходят два человека: некогда известный калининградский бармен Андрей Рывкин и Илья Дычко. Рывкина задержали в начале ноября 2017 года. Мужчину обвинили в подстрекательстве к убийству. Сначала его поместили в СИЗО, но потом защите удалось добиться для него домашнего ареста. Впрочем, уже через год Рывкина вновь взяли под стражу. По данным прокуратуры, он нарушил условия домашнего ареста. Комментируя это, адвокат Олег Вышинский заявил, что Рывкина поместили в СИЗО под формальным предлогом — чтобы создать перед присяжными впечатление, будто его подзащитный уже виновен.

Теперь Рывкин сидел не за столом рядом с адвокатами, а в аквариуме вместе со вторым обвиняемым Ильей Дычко. Обвинение считает, что именно Дычко застрелил Андрея Жигаря сентябрьским вечером 2007 года.

«Андрей Жигарь был состоятельным человеком. Он занимался различными видами бизнеса, вел различные дела на территории Калининградской области», — вышел к присяжным Михаил Резниченко и стал излагать свою версию событий 11-летней давности.

Жигарь в то время занимался растаможкой и оформлением ввозимых из-за рубежа автомобилей. Об успехах коммерсанта было хорошо известно Андрею Рывкину, работавшему в то время барменом в кафе «Фёст» на проспекте Мира. «Участь бармена Рывкина не устраивала. Он хотел от жизни получить больше, и яркий пример жизни коммерсанта Жигаря натолкнул его на мысль об убийстве», — объяснял Резниченко мотивы Рывкина. По утверждению прокурора, после устранения коммерсанта бармен якобы собирался занять его место на рынке растаможки автомобилей. Это был не единственный бизнес, который вел Жигарь. Предприниматель, по словам Резниченко, также скупал землю на побережье Балтийского моря и вкладывался в недвижимость.

Совершить убийство бизнесмена, по мнению гособвинителя, Рывкин подговорил своих знакомых Илью Дычко и таксиста Виктора Грунте. В случае убийства бизнесмена Рывкин пообещал Дычко и Грунте долю в его бизнесе, объяснил прокурор присяжным.

Защита отводит Виктору Грунте весьма значимую роль во всей этой истории. По словам адвоката Александра Добральского, обвинение строится исключительно на показаниях бывшего таксиста, заключившего досудебное соглашение со следствием. В рамках этого соглашения Грунте признался, что участвовал в убийстве Андрея Жигаря. В марте 2018-го Московский районный суд приговорил мужчину к шести годам колонии строго режима. Процесс, который должен был проходить открыто, судья Татьяна Станкевич закрыла по просьбе Нины Томилко и ее представителя, адвоката Евгения Серых.

5a48105c4d4720f3250642db9fe07a1d.jpg

Последним, кто видел коммерсанта живым, была его беременная жена. В окно она увидела, как Жигарь выходит из автомобиля и направляется в подъезд; за ним якобы последовали два человека. Резниченко настаивал, что это были Дычко и Грунте, которые до этого сидели «в кустах», ожидая появления бизнесмена.

Андрея Жигаря убили в лифте дома на улице Эпроновской, где он жил. Это случилось 10 сентября. Стрелявший выпустил из пистолета Макарова не менее семи пуль. По версии обвинения, стрелял Дычко. Грунте должен был его подстраховать — а после увезти с места преступления и избавиться от оружия. Что таксист и сделал — пистолет он выбросил в ручей Менделеевский на окраине Калининграда.

Чтобы обеспечить себе алиби, продолжал излагать суть обвинения Резниченко, мужчины передали мобильные телефоны своим знакомым — так в случае подозрений можно было утверждать, что в момент убийства они были в другом месте. «Сторона обвинения в виновности и Дычко, и Рывкина, безусловно, уверена», — подытожил прокурор. Один из адвокатов в этот момент заметил, как Нина Томилко показывает присяжным фотографию своего сына.

Обращаясь к присяжным, ее представитель Евгений Серых рассуждал о человеческой жизни как высшей ценности, которую никто не имеет права отнять — и попросил учесть это обстоятельство при рассмотрении дела. Коллега Михаила Резниченко, калининградский прокурор Анна Гусева, также представляющая гособвинение, была немногословна. «Мне очень хочется, чтобы по результатам рассмотрения данного уголовного дела вы осознали для себя, что суд в России справедливый — потому что сейчас судьи вы», — несколько высокопарно изъяснилась Гусева и вернулась на свое место.

В зале сидели человек десять — все они пришли в суд, чтобы поддержать Андрея Рывкина. Его жена Юлия Дьяченко грустно смотрела в аквариум и посылала мужу воздушные поцелуи.

У Андрея Рывкина четыре защитника. Среди них известный калининградский адвокат Олег Вышинский (он защищал Игоря Рудникова); Александр Добральский, вытащивший Рывкина из СИЗО в декабре 2017-го, Татьяна Журавлева и Луиза Кретова.

Первой к присяжным обратилась Кретова. «Я не могу избавиться от чувства несправедливости, отсутствия даже элементарной логики в краткой версии стороны обвинения», — сказала защитник. Она пообещала присяжным рассказать в ходе процесса, что из себя представляла коммерческая деятельность, которой занимался Жигарь, и доказать, что человек, который разливает коктейли, не может с легкостью «отжать» многомиллионный бизнес и войти в него. По ее словам, Рывкин не имеет никакого отношения к таможенному бизнесу, а за всю жизнь оформил лишь две машины — для себя.

Доказательства обвинения, по мнению Кретовой, противоречивы, непоследовательны и абсурдны. «Если убийство Жигаря Рывкин организовал с целью занять его место, тогда почему десять лет назад это место занял другой человек, и кто в настоящее время этим бизнесом занимается?» — риторически вопрошала адвокат.

gjIgE1K.jpeg

Кретова попыталась было еще сказать, что показания свидетелей на протяжении многих лет неоднократно менялись, но судья Сергей Капранов ее прервал, объяснив, что она не вправе перед присяжными давать оценку показаний, которые в суде еще не оглашались.

Судья прервал и следующего защитника Александра Добральского (некогда он представлял интересы штаба Навального в Калининграде) — дважды — за то, что он пытался эмоционально воздействовать на присяжных и рассказать им о вещах, не относящихся к сути обвинения. Капранов предупредил: если адвокат и дальше будет игнорировать замечание судьи, то его удалят из процесса. Выступление Добральского в итоге получилось смазанным.

Речь Олега Вышинского вызвала у судьи еще больший приступ раздражения. Это случилось после того, как адвокат пытался указать присяжным на то, что его коллегам не позволяют более подробно рассказать о Рывкине и Жигаре. «Это незаконное воздействие на присяжных», — сказал Капранов и сделал перерыв в заседании на полчаса — чтобы защита «успокоилась».

Вышинский перед перерывом лишь успел сказать присяжным, что убийство Жигаря связано не с таможенным оформлением автомобилей, а со строительным бизнесом, куда накануне убийства вошел коммерсант. А еще пытался доказать, что выпускник кулинарного колледжа Рывкин был безразличен к бизнесу с растаможкой.

После перерыва Сергей Капранов еще раз предупредил, что сообщать присяжным сведения, которые выходят за пределы сути обвинения, незаконно и недопустимо. «Это не мои требования, это требования закона», — строго сказал он.

Адвокаты стали осторожнее и в дальнейшем ограничивались общими фразами о том, что они попытаются доказать, что Рывкин невиновен. По мнению защитника Татьяны Журавлевой, это сильно ограничивает возможности адвокатов. Похожим образом действовали и трое защитников Ильи Дычко.

Оба подсудимых заявили, что невиновны. В конце Дычко добавил, что вообще не был знаком с Андреем Жигарем, и уж тем более его не убивал. Следующее заседание состоится 22 января.


Текст — Олег Зурман, фото — Виталий Невар, Олег Зурман, «Новый Калининград»



Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Кремль и большой предмет

Замглавного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, что происходит, когда власти пытаются бить гражданское общество.