Тайны подземных сокровищ Калининграда

Германия предлагала СССР восстановить Калининград в обмен на находящиеся под землей сокровища. В здании УФСБ по области до войны располагались полицай-президиум столицы Восточной Пруссии и помещения Гестапо. В Кенигсберге находилось 12 больших и три малых форта, а также сотни бетонных и кирпичных убежищ.

Многие калининградцы до сих пор убеждены, что существует «подземный Кенигсберг». Якобы целые заводы с железнодорожными станциями и многокилометровыми туннелями (ведущими вплоть до ставки Гитлера в Польше «Вольфшанце») находятся под древним городом. С начала 50-х прошлого века бытует легенда о том, что Германия предлагала руководству СССР отстроить Калининград в обмен на сокровища, спрятанные в Кенигсберге под землей. Поиском подземного города до сих пор заняты десятки энтузиастов.

Член Географического общества РАН Иван Кольцов, работавший в свое время в Калининградской находятся богатейшие ценности, включающие значительное количество (многие десятки тонн) золота, серебра, янтаря, драгоценных украшений, а также изделия Янтарной комнаты, художественные картины, древнейшие музейно-исторические ценности, книги…» геолого-археологической экспедиции, писал в докладной записке на имя своего руководителя Елены Стороженко: «Проведенные исследования позволили составить план-схему предположительного местонахождения основных подземных ходов и сооружений бывшего города Кенигсберга."

По данным Кольцова, основной вход в эти подземелья осуществляется с территории бывшего Королевского замка. Вход этот взорван и завален на глубину до 16 метров. Но на большей глубине ходы-коридоры находятся в нормальном состоянии и не затоплены. Сеть многоярусных ходов и сооружений находится под всем городом. «Эти подземелья, – пишет исследователь, – нашпигованы всякой всячиной (королевские и церковные сокровища на глубине до 60 метров, сокровища казны, богатых купцов, жителей и т.д.».

Правда, с этой версией согласны не все. «До распада Советского Союза немецкая тема в истории Кенигсберга считалась нежелательной, – утверждает начальник отдела по поиску культурных и исторических ценностей Научно-производственного центра по восстановлению и использованию памятников регионального Министерства культуры Авенир Овсянов. – Естественно, недостаток информации порождал слухи, домыслы и распалял воображение. И сегодня туристы из «большой» России поражаются мощи уцелевших вокруг Калининграда фортов с подземными кирпичными сводами, бетонными плитами, таинственными коридорами, винтовыми лестницами, широкими водными рвами с отвесными кирпичными и бутовыми стенками. Где такое встретишь в российской глубинке? Вот их сохранением – а форты сегодня умирают – и нужно заниматься, а не поиском «подземного Кенигсберга».

О том, что подземный город может существовать (пусть он и затоплен), говорит, к примеру, тот факт, что минувшей зимой строители при производстве земляных работ у Северного вокзала в центре Калининграда случайно откопали под трамвайными путями подземный ход, ведущий к зданию ФСБ (до окончания штурма Кенигсберга в здании нынешнего Калининградского управления ФСБ находился Полицай-президиум столицы Восточной Пруссии).

Наконец, расположенные в Калининграде 12 больших и три малых форта, а также находящиеся на улицах и площадях, в парках и даже на кладбищах старого Кенигсберга сотни (!) бетонных и кирпичных убежищ – доказательство уникальных возможностей немецких строителей. Каждое из таких сооружений имеет площадь от нескольких десятков до нескольких тысяч квадратных метров с вместимостью до двух-трех сотен человек. Все они были оборудованы системами жизнеобеспечения: канализацией, вентиляцией, водопроводом, энергоснабжением, – некоторые даже газифицированы. Входы строились, как правило, тупикового типа, для предотвращения прямых попаданий снарядов и защиты от ударных волн, образующихся при взрывах. Все убежища имели по несколько входов и выходов, в том числе и аварийных, с защитными металлическими дверями. По периметру города и в его предместьях – сотни кирпично-бетонных межфортовых сооружений и бункеров, обвалованных грунтом. А фортификационное строительство, как известно, предполагало подземные многоярусные сооружения. Это закон военных защитных сооружений. Все это, кстати, поражало грандиозными размерами.

Сегодня, увы, уникальное архитектурное наследие приходит в запустение. Есть лишь несколько исключений. Например, форт № 1 «Штайн» уже 14 лет передан семье Лаурушонисов, которая потихоньку восстанавливает исторический объект, мечтая сделать из него настоящий музей. Башню «Дер Донна» занимает Музей янтаря, одно из сооружений бастиона «Грольманн» переоборудовано в первоклассный ресторан «Кентавр». В Росгартенских воротах открыт рыбный ресторан, в котором в дни празднования 750-летнего юбилея Калининграда побывали президент РФ Владимир Путин и члены Совета Федерации. Президент, говорят, остался доволен не только изысканной кухней, но и творческим подходом к использованию одного из исторических сооружений, на крыше которого растут вековые деревья. Остальные здания и сооружения, увы, используются под овощехранилища и склады, пункты приема стеклотары, а порой и туалеты.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.