Останется ли Калининград городом-садом?

Все новости по теме: Город
Бывший главный калининградский озеленитель Алексей Талызин посадил за свою жизнь не один сад. Двадцать лет он возглавлял трест зеленого хозяйства. Парк на острове и еще много зеленых уголков - его родные детища. В пятидесятых здесь была разруха и развалины, а практически весь парк высадили за один год. Было это, как написали бы в летописях, в лето 1965-го от Рождества Христова. Точнее – в весну.
Алексей Николаевич Талызин, бывший управляющий треста зеленого хозяйства ( 50-70 годы): «Эти деревья выросли на древесно-декоративном питомнике в тресте зеленого хозяйства. Мы привозили деревья из леса и сажали, все они прижились и живы по сей день. Много посадил на Московском, хожу и кланяюсь им».
Городом-садом Калининград называли не просто так – по статистике на каждого жителя в 70-х приходилось около ста квадратных метров зеленых насаждений. Сколько приходится сегодня, никто не считал, однако каждую неделю тревожный список вырубки пополняется все новыми адресами. Стройки большие и малые наступают на улице Пушкина, Горького, Советском проспекте. Московский и Балтийский районы вовсе не центр, но и там то и дело возникают конфликты на почве вырубки. И от той былой зеленой славы, считает Алексей Николаевич, мало что остается.
Алексей Николаевич Талызин, бывший управляющий треста зеленого хозяйства (50-70 годы): «Раньше, по-моему, больше зелени было, больше, конечно. Я разочарован, я не вижу, что есть один хозяин, с кого можно спросить».
В качестве грустной иллюстрации буквально в ста метрах от Королевского замка массово вырубают рябины и каштаны. Не одно и не два, а десятки деревьев, посаженных жителями острова. Чиновники называют все это их самосадом. Зачем и почему вырубают, не отвечают ни им, ни нам.
Виктор Семенович: «Беспредел происходит, никто с нами не разговаривает. Они сказали, это еще не все. Мы еще там деревья повырубаем, будем дорогу делать».
Татьяна Жигота: «Нам сказали вначале по плану, что нас не затронут, а теперь все деревья под снос, а у нас подтопление, грунтовые воды. Вы видите на деревьях разметки. Аппетит приходит во время еды. Сегодня мы узнали, что за каждое дерево проплачено 70 тысяч. Зачем благоустроенное рушить, чего они хотят».
На этот раз деревья помешали возведению рыбной деревни - встали на пути многомиллионного проекта. Все законно, говорят в мэрии, на каждое дерево получен порубочный билет и за эту вырубку бюджет получил 700 тысяч рублей.
Юрий Савенко, мэр Калининграда: «Не надо плакать и рыдать. Здесь будет много зелени, будут клумбы, будут цветы. Надо хоть какой-то небольшой кредит доверия. Мы в основном делаем там, где необходимо старое убирать, новое сажать. Это не парковая зона, это самосад, будет много деревьев, сажаем много».
А на улице Батальной тоже рубят. Кому помешали сорокалетние липы здесь, во дворе обычного дома, никто ничего не объяснил. Но то, что вырубленные деревья не последние, жители уверены.
Галина Герасимовна: «Они сказали, что надо еще 20 деревьев спилить, а почему пилят, парк будут, сказали, детскую площадку».
Да, в городе есть привычный самосад, а есть генеральный план. В нем четко обозначены зеленые зоны. Они и будут легкими Калининграда. Но зелень от городской архитектуры, похоже, решили отделить окончательно.
Александр Башин, главный архитектор Калининграда: «Появилась возможность заняться архитектурой, эти мы и занимаемся. Деревья как были, так и будут в тех местах, где должны быть. Это скверы, парки, улицы. Не может быть леса неорганизованного в центре города, с этим надо смириться и это надо понять. Взамен деревьев люди получат услуги инфраструктуры».
Феликс Алексеев, председатель комитета по экологии и охране окружающей среды областной думы: «У нас утвержден генплан, где упор делается концептуально на сохранение зеленых зон. Генплан должен соблюдаться, а он не соблюдается. Безграмотность, делаем упор на малые формы зрелищные. Такой подход мне кажется неверным, уничтожение огромного количества недопустимым. В целом, политика мне кажется недальновидной. Это политика прагматическая, замешанная на предоставлении участков городских, и она мне не нравится, я считаю ее неправильной».
Нельзя сказать, что в городе не сажают деревья. По данным отдела по охране окружающей среды, с начала года вырублено 2512 деревьев. 478 помешали строительству. 2112 признано опасными для человека. Посажено 1533 дерева и 2653 кустарника. А вот реестра городских деревьев пока нет.
Двадцать лет назад Алексей Талызин посадил в самом центре города две голубые ели. Сегодня осталась одна. Где вторая зеленая красавица – неизвестно, в списках городских насаждений она не значилась и не значится. Сегодня уже не шепотом, а вслух обсуждается и вариант застройки острова Кнайпхоф. А значит, и его парк может пойти под вырубку.
А вот обратная картинка из жизни. За вырубку трех тополей на Вагоностроительной жители борются уже три года. Деревья загораживают свет в квартирах, письма отправляются в местную администрацию, депутатам. Ответ пока один – очень трудно получить порубочный билет.
Валентина Петровна Щепина: «На противоположной стороне двора упало 7 деревьев, и мы просим, когда ветер сильно раскачивает, опасно.
Отовсюду ответы, меры не принимаются, последний ответ, что в первом квартале деревья будут опилены».
Заканчивается второй квартал и, судя по тому, что все деревья пока на месте, большая стройка Вагоностроительной пока не грозит. Строить просто негде. Места мало.
Источник: ГТРК "Янтарь"

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.