Курсантов встречали пиццей и тортом

Все новости по теме: Крузенштерн
В понедельник на причале Калининградского рыбного порта было необычайно многолюдно. Несколько десятков людей всех возрастов пришли, чтобы встретить своих сыновей, внуков, братьев, вернувшихся из плавания на барке «Крузенштерн». Сотни глаз напряженно вглядывались в маленькие фигурки, неподвижно замершие на высоких реях, в надежде различить знакомые черты.

Дедушка одного из курсантов даже захватил свой старый флотский бинокль, чтобы издалека разглядеть своего внука Юру Соколова.

- Юра уже третий моряк в семье. Его отец ходит в море старпомом, а дедушка - военный штурман, - гордо поведала бабушка молодого моряка. - 28 марта мы проводили его в плавание, ждали, созванивались, беспокоились. Нас поражает, какая ответственность была у всех преподавателей, которые отвечали за них. Я даже не знаю, какие слова благодарности им сказать. Мы очень рады за своего внука. Он уже возмужавший пришел, почувствовал, что такое его специальность. Я считаю, что каждому моряку нужно пройти через этот опыт. Ни разу ни на что не жаловался. Ой, вот, уже слезает с мачты! Мы ж его два дня ждем, готовимся. Юрочка у нас пиццу домашнюю очень любит, мама ему напекла.

Однако начальство отпускать мальчишек к родным явно не торопилось. На палубе перед курсантским строем устроили заключительный митинг, где чиновники разных рангов и уровней сказали напутственные слова молодым морякам.

Между тем, устав ждать, несколько наиболее активных родственников прорвали зазевавшееся оцепление и взлетели на борт судна. Охрану усилили, а митинг наконец свернули. Капитан судна Олег Седов продолжал опекать курсантов, заботливо поправляя им сбившиеся фуражки перед групповым снимком. И вот - долгожданная команда: «Курсанты, на выход с вещами к родным - марш»! И когда одни уже наслаждались радостными объятиями родителей и поцелуями возлюбленных, другие, стоя у трапа, еще только пытались, всматриваясь в пеструю толпу, найти глазами своих.

- Никак родителей не разгляжу, - пожаловался один из курсантов Игорь Москалев. - С реи видел, а сейчас не вижу. Я очень соскучился, сувениров всем понабрал, в каждом порту старался что-нибудь купить. Даже не знаю, что мне мама приготовила на праздничный стол, наверное, много всякой вкуснятины. Но сильнее всего хочется большого торта, в море очень сладкого не хватало.



ТОЛЬКО ФАКТЫ

Барк чуть не захватили пираты

# Официально кругосветная экспедиция началась в Санкт-Петербурге 24 июня 2005 года, а не в порту приписки Калининграде. Путешествие посвятили 200-летию похода Ивана Крузенштерна и 60-летию Победы.

# За 415 суток барк прошел больше 40 тысяч морских миль через три океана. Совершил 20 заходов в порты 17 государств, дважды пересек экватор.

# Постоянно на борту судна находилось около двухсот человек. 61 - постоянный экипаж, 130-140 - курсанты, юнги, научные работники, журналисты. Курсанты сменялись примерно каждые 90 дней.

# Экипаж испытал 8-балльный шторм. Курсанты выдерживали до шести парусных авралов в сутки, взбираясь на 63-метровые мачты. Их высота сравнима с высотой Кафедрального собора Христа Спасителя.

# В районе Сингапура на находящееся неподалеку от «Крузенштерна» судно напали пираты. Калининградский парусник вовремя прибавил скорость, и современные разбойники прошли мимо.

# Жители городов, в которые заходил барк, посещали судно и знакомились с фотовыставкой, посвященной Великой Отечественной войне. За время плавания снимки увидели почти 75 тысяч человек.

# 7 августа 2006 года состоялась встреча «Крузенштерна» на набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге. Доклад от капитана барка Олега Седова принял министр обороны России Сергей Иванов.

# «Крузенштерн» - четырехмачтовый барк, построенный 80 лет назад в Германии. Сначала он назывался «Падуя». После Второй мировой войны парусник отошел СССР. Последний раз «Крузенштерн» ходил в кругосветный поход в 1995-1996 годах.

На открытых морских пространствах он может развивать под парусами до 15 узлов в час.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.