Многодетная семья пытается восстановить немецкую крепость

У семейной четы калининградцев Лаурушонисов, пожалуй, самое необычное на всем постсоветском пространстве жилище. Вот уже 12 лет многодетная семья обитает в немецком форте «Штайн», расположенном под Калининградом.

Крепость эта была построена еще в XIX веке, после франко-прусской войны. В работах, которые длились с 1875 по 1879 год, принимали участие и французские военнопленные. Форт стал первым в числе 12 почти аналогичных сооружений, образовавших к началу XX века оборонительное кольцо вокруг Кенигсберга, потому его еще называют «форт № 1». Назван он в честь барона Генриха Фридриха Карла фон Штайна, который в начале XIX века, возглавляя правительство Пруссии, провел реформы по отмене крепостного права и реорганизации военного дела. Спасаясь от наполеоновских репрессий, барон некоторое время жил в России, где возглавил немецкий комитет освобождения Пруссии, сыгравший важную роль по изгнанию из нее французских оккупантов.

Во время двух мировых войн форт полностью уцелел. Ни один снаряд не угодил в крепостные стены даже при штурме Кенигсберга. Гарнизон крепости численностью в 260 человек 9 апреля 1945 года сдался советским войскам без боя. Последний комендант форта «Штайн» майор Хайзель, не пожелавший капитулировать, был застрелен одним из своих подчиненных.

Увы, все эти годы государству до уникального творения военной фортификации Восточной Пруссии, похоже, не было и нет никакого дела. Не дает полностью разрушиться памятнику архитектуры только семья Лаурушонисов. Глава семейства Стас впервые увидел форт № 1 в начале 90-х годов прошлого века. Тогда он с супругой Светланой создал кооператив «Старый город», а в казематах форта хранил имущество своего предприятия.

Потом фирма прогорела. Рэкетиры «поставили на счетчик», пришлось расплачиваться квартирой, переселиться в «Штайн» и начинать жизнь, по сути, заново. Кстати, с четырьмя детьми, младшей из которых было 5 лет. Первое время вычищали галереи и тоннами вывозили горы мусора на свалку. И это на территории с наземной площадью 250 на 150 метров, не считая десятков внутренних и подземных помещений, где по ночам летали совы и бегали крысы. Для жилья на первом этаже внутренних галерей выбрали четыре комнаты посуше. Кухню оборудовали в помещении, где некогда стояли пушки. В общей комнате постоянно живут шесть котов, морская свинка и три собаки. Чтобы не замерзнуть, пришлось в жилых комнатах отремонтировать старые немецкие печи и топить их зимой круглые сутки. Электроснабжение – от автономного дизель-генератора.

На крыше форта, точнее – земляной насыпи, расположен ярус крепостных укреплений с капонирами и бойницами, укрываемых еще одним слоем земли, из которого ввысь тянутся вековые тополя и дубы. Между ними, на крыше первого яруса, – солдатский плац, очищенный от грязи и мусора. Вход в центральные ворота асфальтированный. Попасть внутрь крепости можно только перейдя через мост надо рвом, затопленным водой. У моста – железобетонный куполообразный дот.

Лаурушонисы поначалу хотели построить себе дом по соседству, но участок земли им не выделили. Теперь они мечтают создать в крепости музей. Благо что экспонатов хватает. В одном из помещений ныне хранятся найденные в форте стволы пулеметов, винтовок, автоматов и даже часть зенитного орудия. Есть и более мирные экспонаты прошлого века: немецкие бутылки из-под пива и уксуса, фарфоровая посуда, сапоги, остатки изразцовой плитки, подковы, задвижки от ворот. Одну из таких задвижек, кстати, Стас подарил сыну коменданта форта «Штайн» майора Хайзеля, который приезжал в гости в поисках «бродящего по сей день в подземных лабиринтах призрака своего отца». Для приезжающих в форт здесь проводят экскурсии.

Большинство остальных крепостей постепенно превращаются в руины и уже вряд ли будут восстановлены. Их разрушили не время и войны, а набеги «черных» кладоискателей, подпольных строителей, охотников за дармовым кирпичом, а главное – отсутствие у чиновников желания сохранить эти уникальные архитектурные памятники.

За время проживания в форте «Штайн» семья Лаурушонисов стала больше. Четыре года назад старший сын Никита женился. А вскоре в форте начала свою жизнь внучка Кристина. Значит, будет кому и в дальнейшем следить за порядком в крепости.
Источник: Независимая газета

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.