От чистого разума

В Калининграде (бывший Кенигсберг) в рамках празднования 60-летия Калининградской области (бывшая Восточная Пруссия) участники из 17 стран (в том числе бывших республик Советского Союза) сыграли в «Что? Где? Когда?» (к счастью, за 31 год бывшей игра не стала).

Что?

Чемпионат мира по «Что? Где? Когда?» проводится ежегодно в течение пяти лет. Слово «мир» здесь преувеличением не является, поскольку приезжают команды из Америки, Канады, Израиля, Германии, Финляндии... Игра проходит на русском: участники команд - бывшие (опять это прилагательное!) наши соотечественники. Насколько для них важна игра, можно понять на примере израильских команд. На чемпионат в Калининград их приехало аж две - из Хайфы и Тель-Авива. Вообще же Израильский центр интеллектуальных клубов (ИЦИК) объединяет 600 знатоков. В одной Хайфе - 35 команд. В городе раз в месяц проводятся игры первой и второй лиг на первенство Хайфы. Из-за военных действий вынуждены были отменить один тур. Но как только наступило перемирие, сразу же объявили новую дату игры. Вопроса о том, чтобы не ехать на чемпионат, у команды Хайфы даже не возникало. ИЦИК признан лучшим клубом года. Александр Друзь вручил в Калининграде «Хрустальную сову» Якову Подольному, известному телезрителям по программе «Своя игра».

На чемпионатах мира играют в спортивное «Что? Где? Когда?», в котором от телевизионного - лишь шестерка знатоков и минута на обсуждение. Нет ни волчка, ни писем телезрителей, ни черных ящиков, ни даже Михаила Барщевского. Просто эта форма - когда за столы одновременно садятся десятки команд и через минуту письменно отвечают на вопрос ведущего - дает возможность играть значительно большему числу людей, чем телевизионное «Что? Где? Когда?». В спортивной версии принимают участие более 100 тысяч человек по всему миру.

Существует уже и интернет-форма «Что? Где? Когда?». Там нет даже гениально придуманной Владимиром Ворошиловым минуты на обсуждение. Для ответа на десяток сложных вопросов - три дня.

Наталья Стеценко дарит Георгию Боосу «Хрустальную сову».

В общем, в «Что? Где? Когда?» играет множество людей, неизвестных телезрителям. И на чемпионате мира в Калининграде обошла команды Друзя, Поташева, Виватенко и в итоге заняла первое место команда Антона Губанова (Петродворец), в которой нет популярных знатоков.

На церемонии закрытия чемпионата команда Алексея Блинова - лучшая в летней серии «Что? Где? Когда?» - сыграла против телезрителей Калининграда. Двукратный обладатель «Хрустальной совы» Алексей Блинов, пятикратный обладатель «Хрустальной совы» Александр Друзь, двукратный обладатель «Хрустальный совы» (и зампредседателя оргкомитета чемпионата) Александр Рубин, обладатель «Хрустальной совы» Илья Новиков, Елена Орлова и Михаил Скипский выиграли у калининградцев. Приехали бы они сюда году так в 1780-м и попробовали бы ответить на какой-нибудь вопрос телезрителя Иммануила Канта...

Где?

Почему чемпионат мира по «Что? Где? Когда?» проводился именно в Калининграде, можно объяснять по-разному. Можно сказать, что это личное приглашение Георгия Бооса. И как губернатора, для которого важно, чтобы в области проходили интересные события, и как человека, считающего, что эта интеллектуальная игра уже стала атрибутом жизни. Можно сказать, что чемпионат состоялся в Калининграде, поскольку здесь родился, жил и философствовал Иммануил Кант, автор «Критики чистого разума». И где же еще в стране собраться нынешним обладателям незамутненного разума?

Но, наверное, достаточно привести всего один факт, подтверждающий интерес местных жителей к «Что? Где? Когда?»: команда администрации Калининградской области - победительница чемпионата по интеллектуальным играм (дальше - внимание!) среди VIP -команд Калининградской области.

Максим Поташев у памятника Мюнхгаузену, установленного «внучатами» барона.

Вообще Калининград не только в интеллектуальных играх проявляет нестандартность мышления. Здесь, к примеру, существует клуб «Внучата Мюнхгаузена». Члены клуба доказали (если этот глагол может быть применим к чему-либо связанному с Мюнхгаузеном), что барон, вернее его прототип, дважды проездом посещал Кенигсберг. Это случилось в 1738 и 1750 годах - на пути из родного Боденвердера в Санкт-Петербург на службу в русскую армию и обратно. Дальше «внучата» барона начали восстанавливать детали пребывания «дедушки» в городе. Например, выяснили, что в 1738 году барон выпил пива, но не нашел мелочи, чтобы расплатиться. Спустя два с половиной века, в 2003 году, бургомистр Боденвердера приехал в Калининград и оплатил в талерах долг нынешнему хозяину заведения.

«Внучата Мюнхгаузена» постоянно проявляют изворотливость ума: празднуют 32 мая, катят бочку на Евросоюз (докатили 100-литровую бочку с пивом до родины Мюнхгаузена)... Да, понятно, они выяснили, что, проезжая по Кенигсбергу, Мюнхгаузен встретился с Кантом.

- Мюнхгаузен - немец, но душа у него русская, - говорит президент клуба «Внучата Мюнхгаузена», консультант директора Немецко-Русского дома, где базируется клуб, Александр Захаров. - Это как наш город: у него история немецкая, а настоящее - русское.

Когда?

Чемпионат мира проходил в конце августа. Летом в Калининградской области часто жил основатель игры «Что? Где? Когда?» Владимир Ворошилов:

- В 1973 году мы делали программу «Рассказы о профессиях», - вспоминает президент Международной ассоциации клубов «Что? Где? Когда?» и гендиректор продюсерского центра «Игра-ТВ» Наталья Стеценко. - В этом качестве Ворошилова никто не помнит. Он за кадром беседовал с представителями разных профессий. Среди прочих была и профессия моряка-рыбака. Мы приехали в Калининградскую область, и Ворошилов буквально влюбился в этот край. Вероятно, потому, что здесь все было похоже на Германию, а он после окончания Академии художеств в Тарту год провел в этой стране. Через пару лет мы купили полдома в Светлогорске. Мы попали сюда, когда Борис (сын Натальи Стеценко, Борис Крюк) пошел в первый класс, и потом ездили практически каждый год. Сказать, что игра была придумана здесь, будет не совсем верно, но какие-то правила действительно разрабатывались тут. Они с Борисом сидели и разбирали вопросы. Дом сохранился до сих пор. Растет жасмин, посаженный Ворошиловым. Калининградской области - 60 лет, а мы приехали сюда 33 года назад, то есть провели с ней половину ее существования.

Экспозиция музея, посвященная Канту, в Кафедральном соборе Калининграда начинается словами философа: «Не мыслям, а мыслить надо учить». Собственно, этим и занимаются создатели и организаторы игры «Что? Где? Когда?»:

- Я считаю, что интеллектуальных игр на телевидении только три: «Что? Где? Когда?», КВН (в его импровизационных конкурсах) и «Сто к одному», - говорит ведущий программы Борис Крюк. - Все остальные построены на знании. У меня принципиальная позиция: знание к интеллекту никакого отношения не имеет. Да, в «Что? Где? Когда?» можно знать ответ. Но это значит, что задан неудачный вопрос. А вообще интеллект - когда человек придумывает ответ.

Удивительно, но выяснилось, что мало кто из знатоков читал Канта (кто же тогда в стране его читал?). При этом живут знатоки по его правилу: «Имей мужество пользоваться своим умом».

Крутятся как волчок

Распорядитель зала Андрей Лысенко за 10 лет работы в программе «Что? Где? Когда?» ударил в гонг более 50 тысяч раз, показал знатокам 725 предметов и девять красных карточек за подсказки.

Редактор Жанна Раузина работает в программе 16 лет, все фотографии телезрителей проходят через ее руки. Она знает в лицо примерно 3 840 000 зрителей из России и других стран.

Оператор игры Станислав Романовский, ученик покойного оператора-постановщика программы Александра Фукса, за один эфир с камерой весом 9 килограммов приседает 70 раз, проползает на коленях 100 метров, поднимает камеру на вытянутых руках 25 раз. В общей сложности за 117 эфиров похудел на 80 килограммов.

Редактор и корреспондент программы Дарья Ивашкевич за восемь лет работы проверила достоверность более 14 тысяч зрительских вопросов. А в видеовопросах как корреспондент исполнила 136 ролей. Во время съемок трижды пострадала от лошади, дважды - от автомобиля и пять раз выпала из рук партнера.
Источник: Информационный портал Даугавпилса

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.