Владимир ШАХРИН: Я запрещал своей дочери слушать рок-н-ролл

Гастролирующие звезды редко задерживаются в очередном городе больше, чем на денек-другой. В Калининграде «Чайф» гостил почти четверо суток. Владимир Шахрин с удовольствием вспоминал, как когда-то ходил еще на развалины Кафедрального собора, и отметил новую раскраску Дома Советов (музыкант назвал его «бичевником»).

В редакцию «Комсомолки» Шахрин пришел пешком. С ним только пресс-секретарь и фотограф.



Купил детям по машине

- По родному Екатеринбургу я точно так же передвигаюсь, - сказал музыкант. - Хотя моей семье это не всегда нравится. Когда они со мной, начинают думать, что все их разглядывают: во что одеты, как выглядят, есть ли морщинки.

- Читал, ваша младшая дочь недавно получила права. Теперь, наверное, требует купить машину?

- Я уже купил - обеим дочкам по автомобилю. Они у меня взрослые - 21 и 24 года. Младшая заканчивает учебу по направлению туризм и гостинично-ресторанный бизнес. Если вдруг захочу открыть такое заведение, будет кому его потом отдать.

- А супруга?

- На жене висит хозяйство. Она занимается художественным дизайном. Сначала сделала нашу квартиру, сейчас работает в загородном доме под Екатеринбургом. Получается роскошно. Я туда убегаю, как только приезжаю с гастролей. А еще понимаю, что в следующем году вырисовывается, как минимум, одна, а максимум - две свадьбы.

- Брюс Уиллис однажды заявил, что будет отстреливать всех кавалеров своих дочерей на пороге.

- У меня конфликтов не было. Младшая дочь встречается лет пять. Стас отличный парень, мы с ним хорошо ладим. Знаю, что из него будет толк. У старшей я достаточно много женихов повидал, но ее нынешний молодой человек мне тоже нравится. Приходил как-то вечером домой, капучино мне делал. Правда, он такой экстремал-неформал. И дочку на это подсаживает. Уже ездили по магазинам выбирать сноуборд и ботинки. Я говорю ему: «Ты, главное, не забывай, что она только начинает».

- Избранники не побаивались знакомиться с вами? Не у каждой девушки папаша - знаменитый рокер.

- Один раз у моей дочери было разочарование, когда она влюбилась в молодого екатеринбургского музыканта. Они расстались, и он честно сказал: «Не хочу, чтобы все говорили, будто я встречаюсь с тобой из-за твоего отца, чтобы сделать карьеру». В общем, глупость какая-то.

Я никаких запретительных мер в семье не ввожу. Но всегда много говорил и говорю с дочерьми. Понимаю, куда они двигаются и где на этом поле лежат грабли. Я думаю, они прислушиваются. Старшая дочь лет в 15 или 16 начала ходить в очень жесткий рок-н-ролльный клуб. В узких кругах его называли «свинарник». И я оградил ее от этого. Тьфу-тьфу-тьфу, мои девочки не только наркотики, сигареты даже не курят.



Вкусовщина на ТВ

- «Чайф» давно не появляется на телевидении. Вам трудно попасть в эфир?

- Канал MTV считает, что наша музыка их телезрителям не нужна. На мой взгляд, чудовищный цинизм - взять и решить за людей, что им надо. На радиостанциях в основном старые песни звучат. Новые берет только «Наше радио». А дальше - как повезет. Если песня какими-то непонятными путями становится популярной, то лет через пять ее начинают крутить все. Но мы приходим на концерты и видим, что есть люди, кому это интересно сейчас. Почему их-то обкрадывают? Я не против поп-музыки. Но мне не хватает в современном эфире эмоций, переживаний. То, чем всегда и отличалось российское искусство. Мы же народ чувствующий.

- А не чувствуете, что молодежь на пятки наступает? Те же «Звери», «Уматурман».

- С «Уматурман» у нас летом был совместный тур. Они, по-моему, и сами боялись с нами выступать. После своих песен стояли на концертах за сценой, многому у нас учились. Хороший был тур. В автобусе встретили мой день рождения, в поезде встретили рождение ребенка у одного из братьев Кристовских, потом - у другого. Очень душевно перезнакомились.



Дима Билан - номер один

- А из попсовиков с кем общаетесь?

- Нормальные отношения с Валерой Меладзе, Валерой Сюткиным. Хорошо знаком с Маршалом. Его жена, по-моему, не любит, когда у нас совместные концерты. Один раз мы в алкогольной битве та-а-ак схлестнулись! Он же, зараза, здоровый. А там еще третий персонаж был, Дмитрий Широков. Оба под сто килограммов, и я, маленький. Да еще в качестве тамады начал проставляться. Дело было в самарском аэропорту. Из самолета меня Диана Арбенина на себе выносила. Потом Саня Маршал говорит: «Я никакой домой приехал. Жена спрашивает: «Где был?». С Шахриным летел в самолете, отвечаю». Так что я в ее глазах теперь - алкогольный демон. Хотя в принципе человек не много пьющий и редко сильно напиваюсь.

- Как получилось, что в одной из песен нового альбома упоминается Шнур?

- Я преднамеренно ввел его в текст. Несколько лет назад он подошел ко мне и говорит: «Вован, я песню написал. Там про вас строчка такая говнистая». Я отвечаю: «Да ладно, Серег, я все понимаю. Ты только запомни, что первый начал». В этом альбоме у нас два абсолютно осознанных наезда. Второй - на Артемия Троицкого, потому что, честно говоря, достал. Года три нас выставлял хуже всех. А при встрече начинал обниматься. Да как же это, блин, можно? Что, хуже никого нет? Ну не нравится тебе музыка группы «Чайф». А мне не нравится, например, Дима Билан. Но я же понимаю, что сейчас он номер один в своей категории.

- Кстати, о Билане. Вы «Евровидение» смотрели?

- Нет. Но с группой «Лорди» (победители конкурса в этом году. - Ред.) мы выступали на Васильевском спуске. Было очень смешно. Более глобального лохотрона, чем «Лорди», по-моему, мировой шоу-бизнес еще не придумал. Гениальная идея продюсера! По миру одновременно может ездить четыре-пять коллективов. Одинаковые костюмы сшили - и вперед! Было очень приятно, когда у них заело фонограмму и площадь начала орать: «Лохи! Лохи!» А их русскоязычный менеджер бегал и кричал: «Слышите? Они кричат «Лорди!»... Смешно. Хотя фанера сделана безупречно. Звукорежиссеры «Раммштайн» работали. Тинэйджерам должно нравиться. Но, по большому счету, разводка колоссальная.

- А играть-то они умеют?

- Я не знаю. Там во-о-т такие ногти привязаны, платформы, лампочки на топорах. Когда играть? Лишь бы не замкнуло.
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.