В ФСБ теряют зонтики, в мэрии - деньги

Не зевайте в трамвае

Человеку свойственно забывать вещи там, где не надо. Одни теряют - другие находят. Больше всего растеряш встречается в общественном транспорте. Самые забывчивые, признаются сотрудники столов находок и бюро забытых вещей: школьники, студенты и пенсионеры. Теряют студенческие билеты, портфели, рюкзаки, пакеты со сменной обувью и спортивной формой, пенсионные удостоверения и удостоверения ветеранов труда. Бабушки оставляют авоськи с продуктами.

- Мы обслуживаем маршруты №№8, 12,13, 16, 42, 43, 44, - рассказывает работник МГАТП. - Если водитель или кондуктор находит предметы в салоне, то передает в наше бюро находок. Граждан - владельцев утерянных документов разыскиваем сами или через милицию. Один раз обнаружили документы иностранца - владельца отыскали через посольство, очень благодарил. Если вещи теряет ребенок, то обычно по тетрадкам и дневникам узнаем номер школы, а дальше дело техники. Да и родители знают, по какому маршруту дети ездят на занятия и тренировки. Они обращаются прямо к нам. Конечно, если теряют в частном автобусе - найти труднее - у каждой фирмы свой стол находок, а частных перевозчиков много.



Такси

Потери ценностей в такси, обычно безвозвратны, в случае если вы поймали машину на улице. Пользовались услугами фирмы - позвоните диспетчеру. Вещи обязаны вернуть.



Железная дорога

В поездах пригородного сообщения оставляют книги и журналы, редко паспорта и одежду. В поездах дальнего следования - портмоне (с деньгами), сумочки, верхнюю одежду. На вокзалах - вещи в камере хранения.



Аэропорт

Граждане-пассажиры теряют еще вещи по пути до трапа самолета: в зале аэровокзала, в туалетах, в автобусе. Затем в салоне самолета. А по прилету - на выдаче багажа.

- К нам приносят сумочки, косметички, зонты, перчатки, документы, куртки, плащи, а чаще всего очки от солнца и для зрения. Раньше теряли больше - больше было рейсов, - рассказывает сотрудница стола находок аэропорта «Храброво». - Иногда приносят пакеты с необходимыми в полете вещами. По каждому случаю составляем акт, информацию о находке заносим в специальный журнал. А забытые вещи ждут хозяев в камере хранения. Выдаем по паспорту. Срок хранения, если это не продукты, до бесконечности. Раньше был центр списания, совсем никчемные находки отправляли в утиль, а приличные вещицы сдавали в комиссионные магазины, на реализацию.



Гостиницы

Постояльцы забывают все и вся. От нижнего белья (лифчики, трусики, майки) до верхней одежды (пиджаки, куртки, плащи, пальто, шубы, дубленки), а также косметику, парфюмерию, золото, бриллианты, телефоны, деньги, портмоне.



Присутственные места

В зданиях администрации области и мэрии часто находят вещи просителей и посетителей. Оперативно найти и вернуть пропажу здесь помогает ведомственная охрана, как впрочем, и в судах, прокуратуре, ФСБ и милиции.

- Ходят к нам увлекающиеся натуры и забывают то, зачем и с чем пришли, - смеется руководитель пресс-службы мэрии Калининграда Лидия Пиминова. - На первом месте по забывчивости - женщины. Они оставляют сумочки и косметички. Как-то был случай, нашли сумку с деньгами, причем сумма приличная, милиционер на вахте открыл - удивился. Еще больше удивился, когда за сумкой пришла миловидная старушка, никак не взяткодательница. Забывают очки, зонты, мобильники и ключи. Иногда одежду, один гражданин ушел из мэрии без шапки и куртки, дело было зимой. Но телевизионщики и пишущая братия бьют все рекорды. Теряют самое ценное, что имеют - информацию, записные книжки и записывающие устройства с паролями, явками и компроматом.

Наблюдения пресс-секретаря мэрии подтвердили в правительстве области.

- Журналисты регулярно оставляют диктофоны, ручки и блокноты, - говорит начальник правительственной пресс-службы Елена Войцехович. - А посетители все в делах и впопыхах бросают папки с документами, мобильные телефоны, ключи. Впрочем, вещи практически сразу же возвращают владельцам, как только они хватятся пропажи. На входе дежурит милиционер.

В прокуратуре и суде одинаковый набор забытых вещей: зонты, мобильные телефоны, паспорта. Есть журнал «до востребования», ничто не пропадет бесследно. К брошенным пакетам охрана предъявляет особое внимание - опасаются случаев терроризма. Судебные приставы, которые обеспечивают пропускной режим в судах, проводят визуальный осмотр входящих граждан, спрашивают насчет колющих и режущих предметов, оружия, входящих граждан. Зато в управлении ФСБ про «это» не интересуются. Как правило, человек знает, куда идет, и даже шутки здесь неуместны. Но все равно, есть те, кому удалось забыть личную вещь в здании на Советском проспекте, 3.

- У нас теряли зонтики, - признался помощник начальника управления ФСБ по Калининградской области по связям с общественностью Евгений Цыганков.



Бюро находок УВД

Это самое секретное бюро. Посторонним вход запрещен. Но можно позвонить по телефону и осведомиться, нет ли там ваших ценностей и документов. Пригласят на «опознание».



ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

Сыщик «пропил» дело

Прокуроры, судьи, милиционеры и следователи тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. Было дело, когда следователь УВД забыл материалы уголовного дело в ресторане «Атлантика». Отмечал сыщик с товарищами праздник. Об утраченной тайне следствия он вспомнил на утро. Тем временем официантки вместе с вышибалами зачитывались секретными материалами. Следователь пришел в заведение, спросил, не находили ли папки с показаниями подозреваемых лиц и свидетелей. Официантки сразу не вернули криминальное чтиво, отдали через сутки.

Не менее курьезная история произошла на стоянке возле областной думы. Некий предприниматель, после визита к народным избранникам, забыл возле машины «дипломат» и уехал. Бдительные граждане позвонили в милицию и ФСБ, так как в чемоданчике что-то тикало. Район оцепили, депутатов чуть не эвакуировали. В «дипломате» бомбы не было.



Столы находок

Трамвайно-троллейбусное управление: 64-16-54, 64-62-03.

Муниципальное городское пассажирское автотранспортное предприятие:21-43-16

Железная дорога: 60-08-88

Аэропорт: 35-51-08

ФСБ: 21-48-85, 224-524

Милиция: 301-181
Источник: КП - Калининград

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.